Ссылки для упрощенного доступа

15 Декабрь 2017, Бишкекское время 16:01

Судья отказалась приобщить к делу пули потерпевшего


Гулмаржан Адилсултани, судья по делу о полицейских. Актау, 27 апреля 2012 года.
Нурлан Аязбаев, один из раненных 16 декабря во время событий в Жанаозене, принес 3 мая в суд по делу полицейских, стрелявших в демонстрантов, в качестве вещественного доказательства две пули, которые врачи извлекли из него.

— Нурлан Аязбаев попросил суд провести экспертизу: установить, из чьего оружия были выпущены эти две пули, — он говорит, что одна от пистолета, другая от автомата, — и наказать виновных, - говорит независимый блогер Андрей Цуканов нашему радио Азаттык.

По словам Андрея Цуканова, прокуроры выступили против удовлетворения просьб потерпевшего Нурлана Аязбаева и судья Гулмаржан Адилсултани отказала ему на том основании, что эти пули он должен был ранее предоставить следователям.

— Нурлан Аязбаев позже мне сказал, что не сдал ранее эти пули следователям потому, что не доверяет полицейским. Он надеялся, что суд примет эти пули в качестве вещественных доказательств на том основании, что они являются своего рода вновь открывшимися обстоятельствами, — говорит Андрей Цуканов.

Интервью с Нурланом Аязбаевым, размещенное Андреем Цукановым на сайте YouTube:



САГА О ПУЛЯХ

Тема о пулях, которыми 16 декабря в Жанаозене были ранены или убиты мирные демонстранты, периодически всплывает на этом суде. По словам Алмагуль Кушеровой, матери застреленного 32-летнего Джанабергена Кушерова, она с большим трудом добилась информации о том, что «пуля, которая убила сына, выпущена из оружия Рината Жолдыбаева».

Не менее драматичную историю с суда поведал один из руководителей оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии Болат Абилов. По его словам, накануне, 2 мая, на суде выступал один из потерпевших, получивших огнестрельное ранение, Сисен Аспентаев.

«Он одновременно является одним из подсудимых по делу о 37 нефтяниках, обвиненных в организации массовых беспорядков. Сисен рассказал, что он
Оппозиционный политик Болат Абилов возле здания суда в Актау. 2 мая 2012 года.
Оппозиционный политик Болат Абилов возле здания суда в Актау. 2 мая 2012 года.
находился на площади, когда полицейские начали стрелять в людей. Он стал спасать раненых и организовал отправку этих людей в больницу. Он стал рассказывать конкретный случай, когда он спасал раненного в спину молодого человека, который не был нефтяником. И оказалось, что в зале сидит среди потерпевших отец этого парня Хасан Дуйсекенов. Его сын Атаберген, 25-летний преподаватель колледжа, в этот день по приглашению акимата привёл на площадь своих студентов, на празднование 20-летия Независимости. Сисен рассказал, как он помог донести и отправить на машине этого тяжелораненого в спину парня в больницу. Он прямо сказал, что стреляли полицейские. Командовали этими полицейскими — начальник отдела общественной безопасности ДВД области Улыгбек Мылтыков и замначальника департамента внутренних дел ДВД области Кабдыгали Утегалиев», — сообщает в Facebook Болат Абилов.

Болат Абилов пишет, что Атаберген умер, пролежав в ожидании медицинской помощи. По его информации, отец погибшего - Хасан-ага - в зале суда поблагодарил Сисена Аспентаева, обнял его и заплакал.

По словам Болата Абилова, баллистическая экспертиза пули, вытащенной из тела Атабергена Дуйсекенова, показала, что стреляли в него из пистолета Макарова, 1953 года выпуска.

«Как стало известно, этот пистолет принадлежит первому заместителю начальника полиции города Жанаозен майору полиции Ерлану Бахыткалиулы, которого, кстати, судят за превышение полномочий», — пишет Болат Абилов.

«БИЛИ ЧЕРЕЗ КАЖДЫЕ ПОЛЧАСА»

На суде в Актау по делу Женисбека Темирова, бывшего начальника изолятора временного содержания (ИВС) Жанаозена, 3 мая допрашивали потерпевших, сообщила нашему радио Азаттык независимый блогер Дина Байдилдаева:

— Один из потерпевших Николай Сергеев сообщил суду, что полицейские схватили его 16 декабря вечером, когда после работы он побывал дома и затем пошел в город посмотреть, что там происходит. Он сказал, что омоновцы сначала его избили, затем отвезли в гараж полицейского участка. Там его били, раздели, снова били, облили холодной водой и снова били.

По словам Николая Сергеева, его избивали полицейские в масках, не давали поднять голову: если поднимешь голову, то сразу начинают избивать. Как говорит Сергеев, в ИВС он сидел в одной камере с Базарбаем Кенжебаевым, который
Базарбай Кенжебаев под системой в больничной палате. Жанаозен, декабрь 2011 года.
Базарбай Кенжебаев под системой в больничной палате. Жанаозен, декабрь 2011 года.
рассказывал ему, что был очень сильно избит полицейскими в масках. Николай Сергеев позже, во время следствия по факту гибели Базарбая Кенжебаева, опознал его труп.

В этот день, по словам Дины Байдилдаевой, еще в качестве потерпевшего был допрошен и Адильбек Шамов. Он одновременно проходит подсудимым по делу «о беспорядках в Жанаозене».

— Адильбек Шамов сказал, что его и других задержанных били через каждый полчаса, заставляли таким образом подписать заготовленные протоколы о том, что они берут на себя вину за какие-то действия. Шамов еще сказал, что видел 16 декабря Базарбая Кенжебаева — настолько сильно избитого, что еле говорил, — говорит Дина Байдилдаева.

Генеральная прокуратура после событий в Жанаозене поначалу писала, что Базарбай Кенжебаев погиб в результате побоев, полученных им от хулиганов. Однако после ряда публикаций, в том числе и на радио Азаттык, генеральная прокуратура объявила, что по факту его гибели привлекается к уголовной ответственности начальник ИВС Женисбек Темиров. Дело Темирова доведено до суда, обвинения в свой адрес он отрицает.

Казахская служба РСЕ\РС
XS
SM
MD
LG