Ссылки для упрощенного доступа

10 Декабрь 2018, Бишкекское время 06:41

Президент США против прокурора. Рашагейт на пике эмоций


В пятницу утром президент Трамп, как обычно, смотрел по телевизору утреннее ток-шоу своего любимого телеканала Fox News. Вдруг среди журналистов, которые день и ночь дежурят на лужайке Белого дома в надежде на сенсацию, он заметил одного из ведущих шоу Стива Дуси. Президента осенила идея, и он тотчас записал ее в Твиттере.

Надо же, утреннее шоу с самым высоким (недосягаемым) рейтингом, Fox & Friends, на передней лужайке Белого дома. Может, мне пойти повидаться с ними без предупреждения?

Он так и сделал. В результате телеканал взял у президента незапланированное интервью в прямом эфире.

У президента был отличный повод: накануне Министерство юстиции опубликовало доклад своего генерального инспектора Майкла Горовица о расследовании, которое ведомство и подчиненное ему ФБР вели в 2016 году в отношении Хиллари Клинтон. Кандидату демократов вменялось нарушение порядка обращения с секретной информацией: она подозревалась в том, что, будучи госсекретарем США, пользовалась личным почтовым сервером для служебной переписки.

Значение этого дела усугубил взлом компьютеров Национального комитета Демократической партии и последовавшая за ним публикация похищенной хакерами переписки на сайте WikiLeaks. Появились подозрения, что сервер Клинтон тоже взломан или может быть взломан. В сохраненных копиях посланий государственных секретов не обнаружилось. Однако большой объем корреспонденции оказался удален (частично ее удалось восстановить с помощью компании-провайдера).

Для Дональда Трампа эта тема стала предвыборным подарком. В своих выступлениях перед избирателями он постоянно возвращался к этой теме и обещал упечь Хиллари за решетку, когда станет президентом. Толпа отвечала выкриком "Посади ее!". А однажды Трамп в своей речи обратился непосредственно к русским хакерам.​

Россия, если ты слушаешь, я надеюсь, ты сможешь найти 30 тысяч потерянных писем!

История с почтой сильно повредила Хиллари Клинтон. В июле директор ФБР Джеймс Коми заявил, что у бюро нет оснований для предъявления обвинений кандидату демократов. Но в сентябре бывший конгрессмен Энтони Винер, муж ближайшего советника Клинтон Хумы Абедин, был уличен в непристойной переписке с несовершеннолетней. В изъятых следствием мобильных устройствах обнаружились письма Клинтон, и в октябре следствие возобновилось. За два дня до президентских выборов Коми объявил, что ничего предосудительного в переписке Клинтон нет и дело закрыто.

Директор ФБР тогда навлек на себя острую критику: его обвиняли в том, что он разгласил факт возобновления расследования в угоду Трампу. Избранный президент как будто одобрил действия Коми и заверил его, что он останется на посту директора. Однако впоследствии Трамп стал обвинять Коми в недобросовестном расследовании – из-за этого будто бы и не удалось привлечь Клинтон к уголовной ответственности (на самом деле Минюст по настоянию президента рассматривал возможность назначения специального прокурора по делу о переписке Клинтон, но не нашел для этого достаточных оснований).

И вот теперь, наконец, у Дональда Трампа появилась возможность вернуться к старой теме.​

В ФБР потрясающие люди. Готов поспорить: если провести опрос в ФБР, я его выиграю с таким счетом, с каким никто никогда не выигрывал. Но в руководстве люди ужасные. Смотрите, что произошло. Они составили заговор против моего избрания. Такого, наверно, никогда не случалось, ничего подобного. Они фактически сговаривались не допустить моего избрания.

Президент говорит об обстоятельствах, не имеющих отношения к докладу генерального инспектора, – он имеет в виду так называемый "шпионаж" ФБР за его предвыборным штабом и рассматривает доклад как подтверждение своей теории враждебного отношения к нему прежнего руководства ФБР. На самом деле генеральный инспектор не обнаружил в действиях ФБР признаков политической тенденциозности, хотя и отметил, что директор Коми действовал в нарушение установленных процедур.

Нынешний директор ФБР Кристофер Рэй сделал специальное заявление по поводу доклада.​

Я принимаю этот доклад со всей серьезностью. Мы признаем его выводы и рекомендации. Важно также отметить, чего генеральный инспектор не нашел. Он не нашел никаких свидетельств политической предвзятости или ненадлежащих соображений, которые повлияли бы на расследование. Однако доклад указал на ошибки в оценках, нарушения или неуважения процедур и решений, которые были по меньшей мере не лучшими. Мы уже начали принимать необходимые меры для решения этих проблем. Прежде всего мы призовем к ответу сотрудников, виновных в любых потенциальных нарушениях... Мы должны нести ответственность за решения, которые принимаем, и за работу, которую делаем.

Джеймс Коми признаёт, что нарушил инструкции, но сделал это в интересах правосудия: он должен был поставить в известность о возобновленном расследовании министра юстиции Лоретту Линч, но в том-то и дело, что Линч известна своими симпатиями к Клинтонам. В немилость у президента Трампа Коми впал вовсе не из-за того, что закрыл дело Клинтон, а потому, что не поддался давлению президента и не закрыл дело Майкла Флинна, пытавшегося исказить содержание своих телефонных разговоров с российским послом в Вашингтоне Сергеем Кисляком. Такова версия Коми, которую Трамп категорически отрицает. Именно увольнение Коми стало причиной назначения специального прокурора для расследования возможного сговора штаба Трампа с Россией: в отставке директора ФБР Минюст усмотрел признаки препятствования правосудию.

Уже после своей отставки Коми через знакомого профессора Колумбийского университета Дэниэла Ричмена передал свои заметки о беседах с президентом New York Times. Дональд Трамп в ответ обвинил его в разглашении служебной информации и лжи.

​Заметки Джеймса Коми – секретные, я их не рассекречивал. Они принадлежат нашему правительству! Получается, он нарушил закон! И потом, он полностью состряпал многое из того, что он говорил, я говорил, а он, как уже доказано, лжец и виновник утечек. Где записки про Клинтон, Линч и других?

В интервью Fox News президент продолжал утверждать, что спецпрокурор необъективен.​

Слушайте, там 13 сердитых демократов. И еще другие, восемь лет работавшие на Обаму. Там нет ни одного республиканца. Это очень недобросовестная ситуация. Но доклад генерального инспектора все ставит на свои места. Посмотрите на результаты. На сотрудника, который руководил расследованием. Он говорит: мы не должны допустить, чтобы Трамп стал президентом. Ну а Трамп стал президентом.

На самом деле Роберт Мюллер – зарегистрированный республиканец. Среди его следователей есть люди, не ассоциирующие себя ни с какой политической партией, и люди, делавшие взносы в избирательную кассу Трампа. Сотрудник, руководивший расследованием, – это старший агент ФБР Питер Стржок, имевший неосторожность написать своей подруге, работавшей в Минюсте, что Хиллари Клинтон "просто должна победить".

И еще одна цитата из интервью Fox News. Она касается одного из главных фигурантов Рагашейта Пола Манафорта.

Манафорт не имел ничего общего с нашей кампанией. У меня немного скверное чувство по этому поводу. Они вернулись на 12 лет назад, чтобы узнать, что он делал 12 лет назад. Пол Манафорт работал на меня очень короткое время. Он работал на Рональда Рейгана, на Боба Доула, на Джона Маккейна, на многих других республиканцев. На меня он работал 49 дней или что-то около того.

Здесь президент неточен. Манафорт работал на него 144 дня, причем был руководителем его штаба и в этом качестве участвовал во встрече советников кандидата с адвокатом Натальей Весельницкой, от которой они ждали обещанного компромата на Хиллари Клинтон. Это один из главных эпизодов Рашагейта.

Тем временем спецпрокурор обратился к суду с ходатайством об изменении меры пресечения Полу Манафорту. По сведениям Мюллера, Манафорт нарушил режим домашнего ареста: по телефону и с помощью кодированных сообщений он пытался повлиять на свидетелей. Содействовал ему в этом Константин Килимник – его помощник и посредник в контактах с Олегом Дерипаской, а через Дерипаску, как полагает следствие, – высокопоставленными должностными лицами в Москве. Гражданину России и Украины Килимнику, которого американская пресса называет то бывшим, то действующим сотрудником ГРУ, предъявлено обвинение в препятствовании правосудию, но он, как и другие обвиняемые российского гражданства, вряд ли предстанет перед американским судом. А Манафорту суд заменил домашний арест содержанием под стражей.

Имена свидетелей, на которых он пытался воздействовать, спецпрокурор завуалировал условными обозначениями, но судья Эми Джексон потребовала назвать их. Впрочем, они были известны и прежде. Это, в частности, бывший премьер-министр Италии Романо Проди и бывший федеральный канцлер Австрии Альфред Гусенбауэр. Оба состояли в так называемой "Габсбургской группе" бывших высокопоставленных европейских политиков, лоббировавших интересы правительства Виктора Януковича. За свои труды они получали щедрые гонорары (около 2 миллионов долларов) от Манафорта через подконтрольные ему офшорные компании. Распорядителем средств был Гусенбауэр, а Проди утверждает, что просто хотел, чтобы Украина стала ближе к Европе (это при том, что нежелание Януковича быть ближе к Европе стало причиной майдана) и не подозревал, что деньги поступают из "внешних источников".

Если Пол Манафорт не признает себя виновным ни по одному пункту обвинения, то другой подозреваемый, Майкл Коэн, судя по некоторым сообщениям, готов сотрудничать со следствием. Коэн – личный адвокат, советник и доверенное лицо Трампа с 2011 года. В досье Кристофера Стила, которое этот бывший сотрудник британской разведки составил на основании информации, полученной от источников в России, имя Коэна упоминается неоднократно. По данным Стила, Коэн играл ключевую роль в секретных контактах Трампа с Кремлем, особенно на финальной стадии президентской кампании, когда с дистанции сошел Манафорт.

Бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани, недавно пополнивший команду адвокатов президента, продолжает чуть ли не ежедневно давать интервью, направленные на дискредитацию спецпрокурора Мюллера. Его было бы правильнее назвать не адвокатом, а пиарщиком. В этом, как отмечают наблюдатели, и состоит его адвокатская тактика: не влиять на присяжных, а создавать благоприятное общественное мнение. В недавнем интервью CNN он назвал расследование спецпрокурора попросту незаконным.​

На самом деле причина назначения Мюллера – в основном Коми. Коми сказал, что хочет специального прокурора. Коми сказал, что намерен это устроить. Коми написал записку и нелегально передал ее в прессу через профессора. И в результате мы имеем Мюллера. Незаконно. Нет оснований.

Теперь – русские. Это притянутое за уши обвинение. Они не появятся. Вы что думаете, они приедут сюда, чтобы их судили? Обвинение так и останется на бумаге. Пресса будет вокруг него вилять хвостом, но оно ни к чему не приведет.

Вопрос: А почему вы так уверены, что никто из избирательного комитета не вступал в сговор? Мы не знаем в точности, чем сейчас располагает Мюллер и его команда. Вы знаете что-то, чего не знаем мы?

Да, знаю. 50 лет моего опыта расследований говорят мне, что у них нет ничего стоящего. Потому что они уже пустили бы это что-то в ход, они бы не цеплялись за сговор, не цеплялись бы к Манафорту, к Коэну. У вас крепкое дело против президента Соединенных Штатов и вы не даете ему ход? Да ладно! Оно получило бы огласку немедленно.

Ну а Дональд Трамп-младший называет нелюбовь либералов к его отцу истерией и уверен, что они жаждали провала американо-северокорейского саммита. "На прошлой неделе я вернулся из Сингапура и смотрел на всех левых – они чуть ли не надеялись на ядерную войну, потому что тогда они могли бы сказать: смотрите, Трамп провалился", – сказал он в интервью Fox News.

Сообщение о том, что Трамп встретится с Путиным где-то в Европе, вызвало дополнительную волну эмоций.

Владимир Абаринов

XS
SM
MD
LG