Ссылки для упрощенного доступа

16 июня 2024, Бишкекское время 00:13

Впервые после распада СССР. Какие планы одобрены на саммите НАТО


Президент Украины Владимир Зеленский, премьер-министр Великобритании Риши Сунак, президент США Джо Байден, премьер-министр Италии Джорджа Мелони и генсек НАТО Йенс Столтенберг на заседании Совета Украина – НАТО во время саммита в Вильнюсе, 12 июля 2023 года
Президент Украины Владимир Зеленский, премьер-министр Великобритании Риши Сунак, президент США Джо Байден, премьер-министр Италии Джорджа Мелони и генсек НАТО Йенс Столтенберг на заседании Совета Украина – НАТО во время саммита в Вильнюсе, 12 июля 2023 года

"Результаты саммита хорошие, но если бы было приглашение в НАТО, они были бы идеальными". Так президент Украины Владимир Зеленский оценил итоги встречи лидеров стран Североатлантического союза, состоявшейся 11–12 июля в Вильнюсе. Главной темой саммита стали перспективы вступления в него Украины и дальнейшая помощь альянса Киеву в борьбе с российской агрессией. Что удалось и чего не удалось получить Украине?

Для начала перечислим решения, принятые в Вильнюсе – касающиеся Украины:

  • Украина станет членом НАТО, когда, по словам генерального секретаря союза Йенса Столтенберга, "на это будет согласие всех стран-участниц и будут выполнены все условия". В то же время члены НАТО согласились отменить требование о Плане действий по членству (ПДЧ) для Украины. ПДЧ – это первый этап на пути в НАТО, после него, в случае его выполнения, следует официальное приглашение вступить в союз, затем, после урегулирования остающихся проблем и формальностей, страна-кандидат становится новым членом альянса. Отмена ПДЧ для Украины означает, что двухступенчатый путь в НАТО становится для нее одноступенчатым. Сроки официального приглашения Киева в союз, однако, не названы.
  • Страны "Группы семи" (G7), объединяющей наиболее экономически развитые государства мира (все они, за исключением Японии, одновременно входят и в НАТО), одобрили пакет долгосрочных мер по обеспечению безопасности Украины и поддержке ее обороноспособности. Это важный шаг, хотя, по словам британского премьера Риши Сунака, он не равнозначен гарантиям безопасности, которые предоставляет НАТО своим членам. "Группа семи" обязуется снабжать Украину современными вооружениями, обучать ее военных и обмениваться с ней разведданными. Кроме того, G7 будет способствовать укреплению энергетической безопасности и экономики Украины, в том числе восстановлению отраслей, пострадавших от войны. Также "Группа семи" будет помогать с реформами по демократизации власти, необходимыми, чтобы претворить в жизнь евроатлантические стремления Украины. В случае повторения российской агрессии G7 обязуется предоставить Киеву немедленную военную и экономическую помощь – и счет за расходы при этом будет потом предъявлен России. Со своей стороны Украина обязуется провести ряд реформ, чтобы доказать приверженность демократии, уважению прав человека и свободе слова. Киев должен поставить экономику на путь устойчивого развития, а также усилить демократический контроль над армией.
  • Одобрены новые пакеты военно-технической помощи западных стран Украине. Так, Франция передаст Украине ракеты дальнего радиуса действия (предположительно, речь идет о Storm Shadow или SCALP). Германия предоставит военную помощь на сумму почти в 700 миллионов евро. В новый пакет вооружений должны войти 25 танков "Леопард", 40 БМП "Мардер", два ЗРК "Пэтриот" и 20 тысяч артиллерийских снарядов. Правительство Норвегии увеличило размер фонда военной помощи Украине с 240 миллионов долларов до 930 миллионов.
  • CША начинают переговоры с Украиной о гарантиях безопасности и новой военной помощи – в частности, обсуждается поставка дальнобойных ракет ATACMS.
  • Союзники по НАТО согласовали программу модернизации украинской армии с бюджетом 500 миллионов долларов в год. Так называемая "авиационная коалиция", в которую входят 11 стран альянса, договорилась о подготовке украинских летчиков к полетам на истребителях F-16, которые будут поставлены Киеву.
  • Создан совет "Украина – НАТО", первое заседание которого прошло в Вильнюсе. По заявлению обеих сторон, это не просто консультативный орган, в отличие от существовавшего ранее Совета Россия – НАТО, а место, где будут обсуждаться конкретные шаги по дальнейшей интеграции Украины в альянс. Украина "близка к НАТО как никогда", – считает Йенс Столтенберг.

Тем не менее в заявлениях украинских политиков накануне и во время саммита чувствовалось некоторое разочарование. Владимир Зеленский по дороге в Вильнюс вообще разразился гневной тирадой: "Беспрецедентно и абсурдно, когда не установлены сроки ни для приглашения, ни для членства Украины. Похоже, что нет готовности ни пригласить Украину в НАТО, ни сделать ее членом альянса. Это означает, что остается возможность выторговать членство Украины в НАТО в переговорах с Россией. А для России это означает мотивацию продолжать свой террор. Неуверенность – это слабость. И я открыто буду говорить об этом на саммите". Впрочем, в Вильнюсе Зеленский выглядел и говорил более спокойно и наконец поблагодарил партнеров Украины за поддержку.

Выступая на пресс-конференции по итогам саммита, Зеленский заявил, что доволен тем, что страны "Группы семи" подписали декларацию о гарантиях безопасности для Украины. "Никто ни с кем не будет торговать членством Украины в НАТО. Я не знаю, все ли откровенны со мной до конца и всё ли правдиво, но мы верим партнёрам, которые сегодня нам помогают победить в этой войне", – подчеркнул он. В то же время, отметил Зеленский, пока Украина не является членом НАТО, она не заинтересована в размещении войск и вооружений НАТО на своей территории. Он также выразил уверенность, что Украина одержит победу в войне ещё до следующего саммита НАТО, который состоится в июне 2024 года в Вашингтоне.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба считает, что формулировки решений саммита могли бы быть более удачными. "Меня уверяют, мол, мы понимаем ваши чувства, но мы убеждены, что повторения Бухареста не будет. А я их спрашиваю: почему вы так считаете? Их ответ: потому что тогда вам обещали перспективу предложения ПДЧ (не сам ПДЧ), но на самом деле никто не планировал выполнять это обещание, а на этот раз мы настроены выполнить данные вам обещания. Я говорю: ну это все супер, конечно, но, как говорится, с этим в банк не пойдешь. То есть нельзя выйти и сказать людям: мне на встрече пообещали, что на этот раз это будет иначе. Надо было просто иначе сформулировать это предложение. То есть вся дискуссия по поводу одной фразы", – сказал Кулеба в интервью телеканалу "Настоящее время" и украинской редакции Радио Свобода.

Президент Украины Владимир Зеленский на совместной пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом во время саммита НАТО в Вильнюсе. 12 июля 2023 года
Президент Украины Владимир Зеленский на совместной пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом во время саммита НАТО в Вильнюсе. 12 июля 2023 года

Причина того, почему Украина не получила непосредственного приглашения в НАТО, ясна, и о ней много говорилось задолго до саммита: партнеры Киева, оказывая ему военную и финансовую поддержку, стремятся избежать непосредственной военной конфронтации с Москвой, которая, по мнению многих западных лидеров, могла бы иметь непредсказуемые последствия для всего мира. Обсуждая итоги переговоров в Вильнюсе, политики стран НАТО выражают понимание определенной фрустрации их украинских коллег, но и призывают их к терпению.

Как заявил министр обороны Великобритании Бен Уоллес, Украине в любом случае есть за что благодарить своих союзников, а ее статус как будущего члена альянса можно считать делом решенным: "Речь не идет о "если", а лишь о "когда"". Премьер-министр Исландии Катрин Якобсдоттир избрала примирительный тон: "После того, как я побывала в Киеве и посмотрела на то, что происходит в Украине, я очень хорошо понимаю нетерпение [украинцев]".

Впрочем, тех, кто всё же посчитал итоги саммита поражением Украины, могла "утешить" ворчливая реакция на них со стороны Москвы. "Тема вступления Украины в НАТО – мы очень негативно относимся к этому. Эта тема непосредственно коррелирует с прозвучавшим заявлением о том, что страны "Семерки" предоставят гарантии безопасности… в отношении Украины. Мы считаем это чрезвычайно ошибочным и потенциально очень опасным. Предоставляя гарантии безопасности Украине, они посягают на безопасность России", – приводит российское официальное агентство ТАСС слова пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова.

Песков также подверг критике согласие Турции на вступление в НАТО Швеции, о чем было объявлено в понедельник. Это внезапное решение турецкого президента Реджепа Эрдогана как раз накануне вильнюсского саммита позволило альянсу дополнительно укрепить свой имидж. После того как к Североатлантическому союзу присоединилась Финляндия, Россия пообещала расширить свое военное присутствие на северо-западе, у финской границы. Сейчас Песков подчеркнул, что Москва и на членство Швеции ответит аналогичными мерами.

Эрдоган внезапно согласился снять свои возражения против заявки Швеции всего через несколько часов после того, как потребовал, чтобы Европейский союз сперва одобрил заявку его страны на вступление в ЕС. Комментируя случившееся, Дмитрий Песков сказал, что Турция, которая годами выбирала "между прозападными и менее прозападными позициями", никогда не будет принята в Евросоюз: "Мы прекрасно знаем, что, ну, если называть вещи своими именами, Турцию никто не хочет видеть в Европе, я имею в виду европейцев. И здесь наши турецкие партнеры тоже, наверно, не должны носить розовые очки". Однако, по его словам, Россия намерена, несмотря на разногласия, развивать отношения с Турцией "там, где это выгодно нам и где выгодно им".

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг пожимает руку президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, прибывшему на саммит НАТО в Вильнюсе. Литва, 11 июля 2023 года
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг пожимает руку президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, прибывшему на саммит НАТО в Вильнюсе. Литва, 11 июля 2023 года

Страны Запада не поменяют своей позиции по отношению к Украине и будут поддерживать её в борьбе против российской агрессии. Об этом после саммита НАТО в Вильнюсе заявил президент США Джо Байден. "США создали коалицию из более чем 50 стран, чтобы Украина могла защитить себя как сейчас, так и в будущем", – отметил президент США. По словам Байдена, российский президент Владимир Путин рассчитывал на раскол среди западных стран по вопросу защиты Украины. "Он считал, что демократические лидеры окажутся слабыми. Но он думал неправильно", – подчеркнул Байден.

Одно из несомненных достижений этого саммита НАТО, если не самое главное – то, что в первый раз за несколько десятилетий НАТО сумела принять и утвердить подробный план своей коллективной обороны, гарантирующий, что альянс сможет защищать "каждый дюйм" своей территории и всех своих нынешних членов – которых вскоре, после официального присоединения Швеции, станет 32. Это случилось впервые после распада Советского Союза – принятие конкретного плана защиты от полномасштабного нападения со стороны такой державы, как Россия, которая своим вторжением в Украину перевернула все прежние стратегические установки НАТО.

Новые оборонительные планы НАТО составлены американским генералом Кристофером Каволи, с 2022 года ставшим Верховным главнокомандующим Объединённых вооружённых сил НАТО в Европе, и его штабом. Генерал Каволи также возглавляет Европейское командование Вооружённых сил США, и поэтому его планы интегрируют американскую армию в оборону Европы более четко, чем когда-либо за последние 30 лет.

Планы Каволи охватывают три основные зоны ответственности НАТО:

  • Северную территорию альянса, включая Арктику;
  • Центральный регион, включая Балтику и восточный фланг у границ России;
  • Юго-восток альянса, включая территорию Турции и Средиземное и Черное моря.
Генерал Армии США Кристофер Джерард Каволи
Генерал Армии США Кристофер Джерард Каволи

В них изложены задачи для каждой страны-участницы НАТО с указанием конкретных областей ее ответственности, того, с какими союзниками ей следует взаимодействовать и какие вооружения использовать. Они предназначены для защиты как от крупного военного противника (такого как Россия), так и от террористических угроз, которые постоянно беспокоят многих членов Североатлантического союза, в первую очередь Турцию.

В новых планах НАТО также подчеркивается, что силы альянса должны находиться в состоянии полной готовности – до 300 тысяч военнослужащих вооруженных сил всех стран-членов должны быть в случае появления угрозы развернуты в течение 30 дней, если это необходимо, причем некоторые из них будут готовы вступить в бой в течение трех дней, а другие – в течение 10 дней.

Кстати, еще недавно принятие этих планов блокировала опять-таки Турция – поскольку Реджепу Эрдогану не нравилась их топонимика, в первую очередь написанные по-гречески названия стратегических Черноморских проливов, Босфор и Дарданеллы (в Турции хотели бы, чтобы в этих документах они назывались, соответственно, "Стамбульским проливом" и "проливом Чанаккале"). Но теперь Анкара сняла свои возражения.

Впрочем, пока все эти грандиозные планы существуют лишь на бумаге. И перед государствами – членами НАТО встала гораздо более сложная задача: потратить многие годы и огромные деньги на претворение их в жизнь.

Накануне и во время саммита в Вильнюсе также в очередной раз проявилась разница в подходах западных членов НАТО и центральноевропейских стран, которые составляют так называемый "восточный фланг" альянса. Последние, за исключением Венгрии, чье правительство известно своей "примиренческой" позицией по отношению к Кремлю, выражали готовность немедленно пригласить Украину в Североатлантический союз.

Знаток Центральной и Восточной Европы Алексей Кажарский, ведущий научный сотрудник факультета социальных наук Карлова университета (Прага), считает, что здесь проявился ряд исторических и географических факторов:

– Есть такая английская шутка: where you stand depends on where you sit, буквально "то, где вы стоите (то есть за что выступаете), зависит от того, где вы сидите (то есть где находитесь)". И Польша, и страны Балтии, и Чехия, исходя из своего исторического опыта и географического положения, более экзистенциально остро воспринимают то, что происходит в Украине. Хотя вообще-то тектонические сдвиги произошли за последние полтора года и в западноевропейской, и в американской политике. Но определенные политические традиции по-прежнему действуют – скажем, давний западноевропейский подход "не провоцировать Россию". Хотя на это некоторые аналитики дают остроумный ответ: лучший способ спровоцировать Россию – это пытаться ее не провоцировать.

Лучший способ спровоцировать Россию – это пытаться ее не провоцировать

– Можно ли сказать, что украинская война поначалу послужила для стран ЕС и НАТО объединяющим фактором, а сейчас наступает время нового раскола?

– Я не думаю, что ситуация настолько драматична. Война России против Украины принесла изменения и начала процессы, которые трудно повернуть назад. За них уже заплатили жизнью тысячи украинцев. Поэтому полный политический разворот невозможен, хотя, конечно, трещины между союзниками сохранялись даже в самые критические моменты, то есть в первые недели и месяцы войны. Есть почти открыто пророссийская позиция Венгрии, есть расхождения по поводу того, как именно предоставлять Украине гарантии безопасности, но в целом процесс, кажется, стал необратимым.

Президент Украины Владимир Зеленский во время выступления на митинге в центре столицы Литвы в рамках акции "Поднимите флаг Украины в НАТО". Вильнюс, 11 июля 2023 года
Президент Украины Владимир Зеленский во время выступления на митинге в центре столицы Литвы в рамках акции "Поднимите флаг Украины в НАТО". Вильнюс, 11 июля 2023 года

– Можете подробнее охарактеризовать этот процесс?

– Это понимание того, что Россия и развязанная ею война – прямой источник опасности, причем не только для непосредственных соседей России и Украины, но и для порядка регионального и мирового. Раньше это пытались закамуфлировать с помощью разных формул – "гибридная война", "украинский кризис", не называя войну войной, хотя таковой она была уже с 2014 года. Кстати, этого не делала и украинская сторона, между Киевом и Москвой сохранялись дипломатические отношения. Все жили в атмосфере этакого полулицемерия по поводу того, что происходит, начиная даже не с 2014-го, а с 2008 года, с войны с Грузией. Но в 2022 году реальность буквально ворвалась в политику, ясно показав, что умиротворение агрессора не приносит желаемых плодов. И в этом смысле пасту в тюбик обратно не засунуть.

В 2022 году реальность буквально ворвалась в политику, ясно показав, что умиротворение агрессора не приносит желаемых плодов

– Вернемся к Центральной и Восточной Европе. Она тоже не так уж едина, хотя на международных форумах голос проукраинской части региона часто заглушает возражения таких стран, как та же Венгрия или Болгария, где политическая элита и общество расколоты на два лагеря – прозападный и пророссийский… Можно ли сказать, что у Кремля еще есть в запасе определенные карты для игры в Европе, которые он может пустить в ход, есть реальные и потенциальные союзники, или Виктор Орбан, Румен Радев и им подобные – всё же не более чем маргинальные явления?

– Маргинальными я бы их не назвал, поскольку они отражают определенную часть общественных настроений. При этом открытая поддержка России этими деятелями сейчас невозможна, вот она бы их как раз окончательно маргинализировала. Но они могут выступать с псевдопацифистских позиций: мол, мы за мир, против расширения НАТО и против санкций, поскольку это контрпродуктивно. Тот же Орбан эту песню поет уже не один год. И это может помочь России тормозить те процессы, которые ведут к сближению Украины с НАТО и возврату оккупированных территорий. Потенциально это эффективный инструмент политики Кремля, и к таким вещам следует относиться как к серьезной проблеме.

– С начала полномасштабной войны в Украине Центральная и Восточная Европа стала более влиятельной в рамках сообщества западных демократий, это признают большинство аналитиков. Уже невозможна ситуация 2003 года, когда тогдашний президент Франции Жак Ширак, критикуя высказанную странами ЦВЕ поддержку действий США в Ираке, заявил, что так называемая "новая Европа" "упустила возможность промолчать". Де-факто это было слегка завуалированное слово "заткнитесь". Сейчас такое трудно себе представить. Но сохранится ли этот политический вес ЦВЕ в рамках НАТО и Евросоюза и по окончании войны в Украине?

– Выражаясь словами Радека Сикорского, "мы (имеются в виду Польша и другие страны ЦВЕ) получили возможность написать софтвер для политики Запада в отношении Украины". Может быть, это смелое заявление, но в целом изменение политической роли стран региона мне представляется как раз одним из элементов тех необратимых перемен, которые принесла с собой война. Во всяком случае, хочется на это надеяться.

– Также хочется надеяться на то, что в относительно скором времени война в Украине закончится. Но что потом? Нет ли у части западных элит некоторой боязни перед Украиной? Ведь это большая, искалеченная войной и в то же время "пассионарная" страна, которая после войны может чувствовать, что Европа и Запад у нее несколько в долгу… В то же время у Украины множество внутренних проблем: это и коррупция, и порой неумеренный популизм, и недостаточная укорененность правовых принципов... Может ли Украина, даже победившая, в перспективе превратиться в проблему для западного мира?

– Тут мы заглядываем очень далеко, хотя бы потому, что трудно пока судить, что именно означает понятие "окончание войны". Скажем, если взять гипотетический сценарий, при котором Украина освобождает все оккупированные регионы, включая Крым, то даже это не означает, что война автоматически заканчивается. Могут быть новые попытки России взять под контроль часть украинской территории. Поэтому при таком сценарии Украина должна будет превратиться в своего рода второй Израиль, живущий в состоянии постоянной боеготовности.

– Поэтому Украина и добивается гарантий безопасности со стороны НАТО. Предположим, такие гарантии она получит, а частично, как видим по итогам саммита, уже получила…

– Ну, в таком случае, наверное, неизбежно украинская тема будет восприниматься западными союзниками не только как обязанность, но и как проблема. И дело тут не только в Украине как таковой. Нечто подобное произошло или происходит со многими странами ЦВЕ: как только они попадают в западную систему, оказываются "по эту сторону стены", как, скажем, Венгрия или Польша, там начинаются разные процессы, связанные отчасти с разочарованием в западных структурах, которые, как начинает казаться новоприбывшим, дают им слишком мало. Плюс их внутриполитическая динамика обычно не вполне попадает в нормативные стандарты Запада. Мы знаем, что применительно к Украине часто говорилось о невозможности там диктатуры – это слишком гетерогенная, разнородная страна. Но сейчас ситуация сильно изменилась, и как будет развиваться политическая динамика в Украине, получившей опыт войны, – это открытый вопрос.

– Поговорили об Украине, поговорим и о России. Вы упомянули некоторые необратимые изменения, которые принесла война. Не принадлежит ли к их числу и необратимая отчужденность, отдаление России от Европы?

– В долгосрочной перспективе, мне кажется, ничего необратимого не бывает. Но невозможно быстро вернуться в предшествующее состояние. Что значит – отчуждение России от Европы? На мой взгляд, Россия – восточноевропейская страна, которая, однако, время от времени противопоставляет себя Европе, Западу. Это не уникально, в свое время этим занималась, например, Германия – с очень трагическими последствиями. В культурном смысле Россия очень европоцентрична, соткана из европейского культурного материала… Вряд ли она возьмет и переместится куда-то в Юго-Восточную Азию.

Россия – восточноевропейская страна, которая, однако, время от времени противопоставляет себя Европе, Западу. Это не уникально, в свое время этим занималась, например, Германия – с очень трагическими последствиями

Если речь идет о сугубо политической изоляции, то тут вопрос в том, что для такой изоляции нужна хотя бы формальная идейная, идеологическая альтернатива, которую можно было бы предъявить или навязать обществу. А такой альтернативы у России нет, хотя попытки ее создать и делаются, но крайне неудачно. Более важным мне кажется вопрос об ответственности России за то, что она натворила в Украине, – как он будет решаться? А также то, что сейчас модно называть "деколонизацией", то есть избавление от имперского сознания и привычек. Эту проблему пытались закамуфлировать и не замечать, в том числе на Западе, но она есть и она привела вот к таким трагическим результатам. То, как эта проблема будет решаться и преодолеваться, и будет задавать траекторию отношений России с Западом.

Автобус с надписями "Вооружайте Украину" и "Пока вы ждете этого автобуса, Украина ждет F-16", припаркованный у места проведения саммита НАТО в столице Литвы. Вильнюс, 11 июля 2023 года
Автобус с надписями "Вооружайте Украину" и "Пока вы ждете этого автобуса, Украина ждет F-16", припаркованный у места проведения саммита НАТО в столице Литвы. Вильнюс, 11 июля 2023 года

– Если вернуться к саммиту НАТО и отношениям этого союза с Украиной, то как выдумаете, вне зависимости от того, в каком конкретном формате будет происходить сближение НАТО и Киева, станет ли оно в будущем стабилизирующим фактором для всего востока Европы или, наоборот, фактором, порождающим новые противоречия и конфликты, прежде всего с Россией?

– Здесь проходит разлом между разными группами политиков и экспертов. Одни говорят, что Украину следует поскорее принять в НАТО, поскольку это наиболее действенный инструмент сдерживания России и тем самым стабилизации положения в регионе: мол, мы дадим понять Москве, что Украина однозначно под защитой НАТО, то есть даже рыпаться, грубо говоря, не стоит. Другие, наоборот, утверждают, что Украина в НАТО – это способ спровоцировать Россию и резко увеличить риск большой, возможно, даже мировой войны. Практика показывает, что Москва довольно часто блефует и далеко не всегда приводит свои угрозы в исполнение. Так, было очень много угрожающей риторики по поводу "адекватного ответа" на вступление в НАТО Финляндии и Швеции, но когда это произошло, вся реакция России свелась к пожиманию плечами: а, ну и ладно, ничего страшного. По поводу поставок оружия Украине тоже были угрозы, и тоже ничего не произошло. Но демократии так устроены, что диктатуры могут играть на их нервах, использовать страхи населения для того, чтобы изменить политический расклад в мире в свою пользу, – говорит политолог Алексей Кажарский.

XS
SM
MD
LG