Ссылки для упрощенного доступа

23 Ноябрь 2017, Бишкекское время 17:16

В одном из известнейших театров Москвы в течение последних лет успешно идет спектакль «Материнское поле» по одноименной повести Чингиза Айтматова.

Премьера состоялась в 2012 году на сцене драматического театра имени Пушкина и сразу привлекла к себе внимание. Филиал театра с камерным залом и совсем небольшой сценой, как правило, служит площадкой для нетрадиционных экспериментальных постановок. «Материнское поле» - одна из таких. Режиссер Сергей Землянский, хореограф по образованию, не просто оживил историю Толгонай, но и показал миру совсем другого Айтматова.

Последнее можно понимать почти дословно. За эти годы «Материнское поле» успели показать не только в Москве и других городах России, но и за рубежом. Именно этот спектакль оказалось удобно возить в другие страны. Почему? Его не нужно переводить — в нем нет слов. За час с небольшим, что длится спектакль, зритель слышит лишь единственное пронзительное «Мама!» из уст проезжающего на скором поезде Майсалбека, среднего сына Толгонай.

Спектакль поставлен на другом языке - языке тела. Это не балет и не просто танец. Это особый хореографический микс, где перемешались пластика, пантомима и жесты. Землянский, впервые попробовавший себя в качестве режиссера, полностью отказался от айтматовского текста. Он убрал не только слова, но и многие сюжетные линии, заложенные в оригинальном произведении. Оставил лишь каркас, самую суть.

Афиша в театре имени Пушкина.
Афиша в театре имени Пушкина.

Нет ни Толгонай, ни Субанкула, ни Касыма, ни Алиман. А есть Мать, Отец, Старший сын, Средний, Младший, Невестка и, конечно, всегда рядом Мать-Земля (кроме всего прочего, наигрывающая на виолончели). Все они - большая счастливая семья.

«Взаимоотношения и воспитание. Мне интересно об этом думать. На мой взгляд, в большинстве своем с каждым годом мы утрачиваем, постепенно теряем структуру семейного уклада. Что для нас сегодня понятие «​отчий дом»? Почему мы перестаем ценить и беречь те традиции, которые имеем?», - именно такими глубинными и в то же время простыми вопросами Сергей Землянский приглашает зрителей на свой спектакль.

Несмотря на вольность адаптации и свою неформатность, наполненный символами и чуть ли не сплошь состоящий из них спектакль абсолютно понятен. Дружная крестьянская семья. Живет, работает, любит. Дождем из гильз врывается в эту идиллию Вторая мировая война. Один за другим отправляются на фронт мужчины. В конце уходит и не способная перенести горя Невестка, оставляя на одну Мать новорожденного ребенка. Безусловно, ценность постановки заключается не в ее достаточно примитивном сценарии, а в эмоциональности, которой она пронизана от начала до конца. Это не тот случай, когда над спектаклем зрителю нужно задумываться, размышлять. В «Материнском поле» Землянского надо чувствовать.

«Айтматов перестал быть «модным» в нулевых — его яростный поиск правды жизни и справедливости казался тогда чуть ли не чудачеством. А теперь вдруг выяснилось, что и вера нужна, и справедливость желаема, и мир во всем мире, ох, как необходим. Более того, выдуманный писателем манкуртизм (потеря памяти) — болезнь века. Пушкинцы не ставили себе целью морализаторство. Пафос и ура-патриотизм в спектакле Сергея Землянского отсутствует как факт», - пишет в своей рецензии на постановку редактор раздела «Театр» сайта vashdosug.ru Наталья Витвицкая.

Признаков исключительно кыргызского искать в спектакле бесполезно. Очевидно, что авторы не только ушли от национального контекста, но и сознательно адаптировали его под близкую их зрителю ментальность. Несмотря на эпизоды-отсылки, где на актеров надеты объемные меховые шапки, где фоном звучит варган и проступает невидимая атмосфера ритуала, в этом сомневаться не приходится. Актеры в широких рубахах и длинных свободных платьях воспроизводят не что иное, как образ русского крестьянства, а сцена свадьбы окончательно закрепляет его. Авторы как бы подчеркивают условность географического фона. Это не кыргызская/русская трагедия, а общечеловеческая. Война везде и со всеми поступает одинаково.

Исполнители ролей вовсе не профессиональные танцоры. Это актеры театра им. Пушкина, которые ради постановки овладели новым инструментом драматической игры — своим телом. Все они молодые и примерно одного возраста, что в восприятии «Материнского поля» играет значительную роль. Увидеть молодую Толгонай, отличную от образа, созданного Бакен Кыдыкеевой в экранизации Геннадия Базарова, и настолько же поверить в нее — это, без сомнений, ценно. К слову о кино. Одна из актрис - Анастасия Панина, играющая невестку Алиман, может быть знакома широкому зрителю по роли возлюбленной главного героя в сериале «Физрук».

«Материнское поле» однажды уже ставили в Москве - в 1964 году, через год после выхода повести в свет, на сцене одного из самых модных и востребованных в 60-ые драматического театра им. Станиславского с Любовью Добржанской в главной роли. Согласно театральным справочникам, постановка стала одной из самых запоминающихся работ того времени.

Чингиз Айтматов.
Чингиз Айтматов.

Спустя много лет «Материнское поле» вернулось на московские подмостки благодаря театру им. Пушкина. Выбор на Айтматова пал неосознанно. В своих интервью режиссер Сергей Землянский рассказывает, что кто-то из коллег посоветовал прочитать повесть. Сначала он не мог найти книгу в магазинах. Искал в Интернете, в букинисте... Прочитал Айтматова в самолете и буквально на первых же страницах заплакал. По его словам, больше всего его поразила «глубина и интимность повествования».

Для музыкального сопровождения авторы искали партитуру балета «Материнское поле», созданного Калыем Молдобасановым в 1975 году, но, к сожалению, так и не нашли. Композитор из театра SounDrama Павел Акимкин полностью написал оригинальную музыку.

Спектакль «Материнское поле» идет каждый месяц на сцене филиала Театра Пушкина в Москве.

Рахат Асангулова.

XS
SM
MD
LG