Ссылки для упрощенного доступа

14 Декабрь 2017, Бишкекское время 14:21

Недавно я столкнулся одной публикацией эксперта Челябинского РИАЦ РИСИ А.С.Магнитовой под названием “В Киргизии историю Среднеазиатского восстания 1916 года «переписывают» в антироссийском ключе” (http://riss.ru/analitycs/30028/). Автор пишет, что якобы в Кыргызстане, историю Среднеазиатского восстания 1916 года «переписывают» в антироссийском ключе, и при этом, как она утверждает, «значительной части публикаций даётся антироссийская трактовка исторических событий вековой давности…». Далее автор пишет, что «нередко Россию обвиняют в геноциде киргизского народа, даже требуя от нее денежных компенсаций».

Ничего подобного! Здесь, автор не прав. Например, я как один из специалистов по истории колониального периода Кыргызстана ни разу не слышал, что кто-то из кыргызов не только официально, даже публично просил «денежную компенсацию» от нынешнего руководства России за событию столетной давности. Может, она прочла эти фразы в соцсетях «желтого интернета», где пишут, что вздумается.

Великие обществоведы писали, что “абсолютной истины не бывает, истина всегда относительна”. Правильно. Миссия современных историков, очищенных от идеологических предрассудков, должна заключаться в втом, что в исследовании исторических событий каждый раз должны приближаться все ближе и ближе к так называемой “относительной истины”, а не уйти в другую сторону в угоду политической коньюктуры, как получается, к сожалению, у многих историков тех или иных государств, в особенности так называемых “великих держав”.

Руководство современного маленького Кыргызстана сделало решительный шаг в отношении обсуждаемого вопроса, открыв шлюз во многом “запретной страницы” истории взаимоотношения двух народов начала XX века: русских и кыргызов. Тем не менее, я не вижу здесь никакой опасности в плане исторической науки как для российской, так и кыргызской.

Что касается взглядов по данному вопросу профессиональных историков Кыргызстана и представителей общественности, включая даже радикальных, разнятся только по двум вопросам; 1.) по характеру потерь кыргызского народа в ходе карательного действия самодержавия против восставших в период так называемый «Улуу Үркүн (Великий Исход)» - что это был «истреблением» или все-таки - «геноцидом»; 2) по количеству жертв со стороны кыргызского народа в ходе восстания и Үркүна – что было около 110 тысяч чел., (подсчет профессиональных историков), или все-таки было более 150 тысяч, (до 400 тысяч) как утверждают представители «общественной комиссии» возглавляемой А.Бекназаровым, призванную дать историческую и политическую оценку событиям тех лет.

Думаю, что в течении августа и октября этого года, в ходе проведения нескольких научных и общественных мероприятий на большинство принципиальных вопросов будут поставлена точка над i, где научная среда и общественность сообща дадут примерно одинаковую оценку событиям столетней давности.

Следовательно, некоторые российские историки и политики зря опасаются что в Кыргызстане делается попытка «придать восстанию 1916 года характер межнационального характера, вольная трактовка понятия «геноцид» применительно к восстанию и т.д.». По правде же как явствует те же архивные документы, выставленные в Интернет-Портале Федерального архивного агентства (Росархив), отражающие историю событий в Семиречье 1916 г., характер карательных действий царской армии, применительно восставшим Беловодском, Токмакском, Кеминском, Иссык-Кульском очаге восстаний, а также на перевалах и пограничных пунктах с Китаем соответствует термину «кыргын», буквально - «истребление». (Кыргын — резня, бойня; …кыргын сал — устроить резню, массовое истребление… поголовное истребление…” (Киргизско-русский словарь К.К.Юдахин. Советская энциклопедия. М., 1985 с.494). Эти действия воспринимаются некоторыми общественными деятелями Кыргызстана как «геноцид» и они ссылаются на Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года.

Однако, жестокие действия колониальных властей во время восстания 1916 г. не было преднамеренным, запрограммированным государственным мероприятием, а явилось карательным ответом на восстания кыргызов. Следовательно, мы можем его оценить как «кыргын - истребление» отличающимся по своему характеру особой жестокостью, а не «тукум курут – геноцит» (от греч. γένος — род, племя и лат. caedo — убиваю) — действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу, который был введён в обиход в 1943 г. польским юристом еврейского происхождения Рафаэлем Лемкиным).

В конце своего суждения хочу отметить о правильности и своевременности действия руководства Кыргызстана, которое своим официальным Указом, как-бы «открыл шлюз» некоей «закрытой темы» столетней давности в истории отношений кыргызов и русских. У кыргызов есть поговорка «Оорууну жашырсаң, өлүм ашкере кылат» (Буквально «сколько не скрывай болезнь, она станет явью после смерти»). Следовательно, действия, как профессиональных историков, так и общественности Кыргызстана по выяснению причин, характера и последствия печальных событий 1916 года, оправданно. И она никак не повредить взаимоотношениям современных суверенных, цивилизованных государств России и Кыргызстана, где живут более или менее трезвые граждане. Тем самым, и историки Кыргызстана осуществляют свою миссию «как можно ближе» приближаться к «истине».

Кененсариев Ташманбет, доктор исторических наук, профессор

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG