Ссылки для упрощенного доступа

23 Октябрь 2017, Бишкекское время 10:13

«Инициатива властей изменить Конституцию отодвинула на второй план реформу правоохранительных органов»


Тимур Шайхутдинов и Урмат Казакбаев.

4 июля этого года Совет обороны принял Комплекс мер по реформе правоохранительной системы. Были расставлены задачи, созданы рабочие группы, сделаны заявления в СМИ. Реформы как бы начались. Общественность высказывала критику и слова поддержки в адрес авторов реформы. Но в конце июля обществу преподнесли другой, более масштабный, предмет для обсуждения – изменение Конституции. Реформа правоохранительной системы осталась на втором плане.

Координаторы гражданского союза «За реформы и результат» Тимур Шайхутдинов и Урмат Казакбаев решили напомнить общественности, что реформа правоохранительной системы сейчас необходима, и озвучили свои предложения.

«Азаттык»: Планы по реформе были озвучены, назначены исполнители. Но пока общественность лишь поверхностно ознакомлена с тем, что планируется сделать. Как известно, вы уже несколько лет занимаетесь этим вопросом, вносите свои предложения. На этот раз у вас тоже есть идеи, намеренно или случайно оставленные вне поля зрения Совета обороны?

Тимур Шайхутдинов: Это процесс закрытый. Комплекс мер, принятый Советом обороны, разрабатывался в непубличном пространстве. Мы говорим, что все последующие этапы – разработка законов, подзаконных актов – должны вестись в открытом режиме. Причина того, почему все предыдущие реформы проваливались, в том, что никто не контролировал ход реформ, не было индикаторов. Не были проанализированы результаты, никто с исполнителей не спрашивал.

Важен контроль со стороны, прежде всего, парламента. Что касается содержания, мы говорим о системе управления и кадровой политике МВД. Во многих странах МВД является гражданской структурой. Это политический орган, который дает направление, курс, разрабатывает стратегию, планы и контролирует полицию. Но в полицейские функции министерство не вмешивается. Это делает единый автономный орган, который называется полицией. Подобную систему надо использовать и Кыргызстану. Это позволит полиции с одной стороны быть деполитизированной. А сейчас министр меняется, и вместе с ним меняется практически все руководство, вплоть до районного, даже ГОМов и ПОМов. Если создать такую структуру, то полиция будет автономна, прежде всего, в кадровой политике. А с другой стороны, курс должен быть гражданским – видение, технические вопросы, вопросы финансирования. Этим должен заниматься гражданский аппарат министерства.

Мы часто говорим о системе оценки. Система оценки должна включать мнение гражданского сообщества и местного самоуправления. То есть, местные кенеши должны иметь право раз в год давать оценку местной милиции. Если оценка негативная, за этим должно последовать внутреннее расследование. Если доводы местного кенеша подтвердятся, то такой начальник должен уйти. Вы знаете, что по решению Совета обороны будут два крупных крыла – это криминальная милиция и общественная безопасность. Мы считаем, что вторая часть должна быть подотчетной не только центру, но и местному самоуправлению. Главное, чтобы в итоге в Кыргызстане появилась полиция, которая должна служить людям и защищать их, а не строиться по военному принципу.

Урмат Казакбаев: Решение Совета обороны мы условно разделили на две части – недостатки и положительные стороны. Один из недостатков касается того, что в решении нет пункта о рассекречивании данных о бюджете и численности сотрудников МВД. Мы считаем, что бюджет должен быть доступен для налогоплательщиков. Мы платим налоги, из них формируется бюджет МВД, но мы не знаем какие средства поступают и как они тратятся. Без знания численности сотрудников и бюджета страна не сможет проводить серьезные реформы. Например, говорят, что нет бензина, не хватает спецсредств. Но откуда мы знаем, что так на самом деле? Может быть, средства выделяются, но они не доходят до рядовых сотрудников.

Пока мы не будем знать всего этого, будет тяжело подсчитать бюджет реформ, какие финансовые возможности есть сейчас у самой системы. Когда наша команда только начинала заниматься вопросами реформы, у нас спросили: А есть ли у государства деньги на это? Мы ответили, как подсчитать, если кто-то говорит о 17 тысячах сотрудников, а кто-то о 10 тысячах. Официально это все государственная тайна. Это один из главных моментов. А следующий – это риск слабой координации и подчинения на районном уровне. Есть, например, начальник милиции Сокулукского района. Надо, чтобы у него не было проблем привлекать сотрудников управления общественной безопасности, криминальной милиции. Иначе, может случиться так, что они скажут ему, что их начальник сидит в Бишкеке, и они подчиняются только ему. Или, допустим, сотрудники ГУПМ. Они могут сказать, что подчиняются центру, а начальник районного уровня им не указ. Также важно добиться ответственности тех, кто непосредственно реализует программу реформ. Человек, который реализует программу, должен или получить поощрение за успешную работу, или понести наказание за провал реализации реформ. Иначе все реформы будут просто пшиком. Во многих странах за провалом общество неминуемо ставит крест на политической карьере.

«Азаттык»: Вы говорите об ответственности людей, которые реализуют реформы. А были ранее факты наказания за провал или поощрения за успешную работу в этом направлении?

Тимур Шайхутдинов: Во времена премьерства Оторбаева была такая практика, когда перед каждым министром ставился индивидуальный план, в том числе перед министром внутренних дел. По прошествии года должны были быть вынесены определенные кадровые решения. Не выполнивший должен был стать кандидатом на отставку. Выполнил – поощрение, хотя бы моральное. Это все в итоге реализовано не было. После ухода Оторбаева о персональном планировании глав ведомств новые премьер-министры вовсе забыли.

«Азаттык»: Если говорить об этом конкретном случае, кто должен нести ответственность за программу, принятую Советом обороны?

Тимур Шайхутдинов: Совет обороны принял документ. Это орган при президенте. Глава государства участвовал в принятии, и он же подписал указ. Прежде всего, он несет ответственность за реформу. Через год, перед окончанием его срока полномочий, общество в любом случае спросит, поменялось что-то или нет.

Во-вторых, все лидеры фракций, премьер-министр, спикер, главы силовых ведомств не выступили со своим особым мнением. И раз они входят в Совет обороны, значит, это и их решение, и они все также разделяют ответственность. Созданная при Совете обороны рабочая группа будет в ближайшее время разрабатывать план действий по тому, как реализовать эту реформу. Плюс есть группа при правительстве, которая будет разрабатывать законы и подзаконные акты. Представителя нашей команды тоже пригласили во вторую группу. С тех пор, как она создана, пока собиралась только один раз – в июле. В июне и июле все говорили о том, что начинается реформа. Но сейчас реформа подзабыта, в том числе из-за того, что возникла сомнительная идея с изменением Конституции, может быть, также летние отпуска влияют.

«Азаттык»: Вы сказали о конституционной реформе. Как изменение Основного закона может отразиться на реализации реформы правоохранительной системы?

Тимур Шайхутдинов: Изначально Совет обороны связывал реформу правоохранительных органов с изменением Конституции. Там есть норма, касающаяся прокуратуры. Согласно решению Совета обороны у прокуратуры планируется отнять функции следствия по должностным преступлениям, но оставить полномочия по возбуждению уголовных дел. Мол, поэтому надо менять Конституцию, говорили они. А на милиции напрямую это сказаться не должно. Еще в июле мы заявляли, что нельзя увязывать реформу правоохранительной системы с изменением Конституции.

Последние попытки вновь подтверждают, что Конституция у нас неустойчивая, любая власть может перекраивать ее так, как хочет. Это плохо не то что для правоохранительной - это негативно скажется на устойчивости всей государственной системы. Мы строим парламентскую форму правления, и это сложный процесс. Не всегда депутаты готовы брать ответственность, например, по парламентскому контролю за сектором безопасности. Хотя в последнее время профильный комитет начинает занимать активную позицию. В любом случае это долгий процесс, и страна по нему идет. Изменение Основного закона, если оно случится, может отбросить Кыргызстан на несколько лет назад. Эти поправки могут стать серьезным ударом по парламентаризму и конституционному судопроизводству.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

XS
SM
MD
LG