Ссылки для упрощенного доступа

23 Июль 2017, Бишкекское время 20:31

Артиллерия, ракеты и ядерная бомба. Чем может закончиться война с КНДР


Этой весной Северная Корея провела как минимум два испытания баллистических ракет. Первые испытания оружия среднего радиуса действия состоялись 29 апреля, ракета взорвалась в воздухе. 15 мая об успешном испытании отчитался официальный орган северокорейской пропаганды – агентство ЦТАК.

Как сообщало агентство, ракета, способная нести ядерную боеголовку, была запущена под высоким углом, "чтобы не нанести ущерба безопасности соседних стран", и пролетела семьсот восемьдесят семь километров.

Чем Северная Корея может угрожать в случае войны

Согласно данным из ежегодного отчета Military Balance, численность личного состава вооруженных сил Северной Кореи достигает почти 1,2 млн человек. В регионе эта вторая по численности армия после китайской.

Если сравнивать техническое оснащение армий Северной и Южной Кореи, то почти по всем параметрам Пхеньян превосходит Сеул. В распоряжении Кем Чен Ына больше танков, тяжелой артиллерии, подводных лодок. Примерный паритет только в авиации.

Но образцы техники в северокорейской армии в большинстве своем сильно устаревшие. Например, почти все подлодки – дизельные. Современные радары обнаруживают их достаточно легко из-за их шумности.

Еще одна мощная сила в регионе – группировка вооруженных сил США. Речь даже не об авианосцах, которые минобороны отправляет к корейским берегам. В Южной Корее на военных базах находится около 28 тысяч американских военнослужащих, в Японии – больше 47 тысяч. Плюс новейшее вооружение.

На бумаге, главный козырь северокорейской армии – баллистические ракеты. Стоящие на вооружении носители "Нодон-1" и "Тэпходон-1" могут поражать цели на расстоянии в 1300 километров. Ими можно угрожать Южной Корее и Японии. Ракета "Тэпходон-2", которую Пхеньян активно испытывает, по предположениям экспертов, может быть эффективна уже на расстоянии до 8 тысяч километров, а значит, способна достичь и территории США. Существует ли в реальности эта ракета или нет – можно спорить.

Очевидно другое – с м-мента прихода к власти в 2011 году Ким Чен Ын уже провел гораздо больше испытаний баллистических ракет, чем оба его предшественника, вместе взятые.

Но гораздо более грозным оружием в руках северокорейского лидера, как ни странно, остается обычная, местами устаревшая артиллерия.

Большой Сеул, гигантская агломерация, в которой проживает почти 25 миллионов человек, расположен расположена в 30 километрах от границы с КНДР.

Северокорейская армия собрала напротив Сеула мощнейшую артиллерийскую группировку, по некоторым данным – до 250 орудий. Все на защищенных позициях, которые не уничтожить одним ударом. В случае начала вооруженного конфликта орудия успеют сделать по меньшей мере несколько десятков залпов. Этого будет достаточно, чтобы привести к тысячам жертв среди гражданского населения в Южной Корее.

Кроме того, по оценкам Пентагона, в КНДР насчитывается до 8 тысяч подземных военных комплексов и километры туннелей, большинство на границе с южным соседом. Пхеньян десятилетиями готовился к войне. Так что даже массированный удар по ядерным объектам Северной Кореи далеко не гарантирует быстрой развязки возможного конфликта. Скорее, ровно наоборот.

"Это не будет прогулка иракского типа". Эксперт о перспективах войны с КНДР

Чем закончится обострение отношений США с Северной Кореей, и могут ли Соединенные Штаты действительно нанести удар по КНДР, Настоящему Времени рассказал научный сотрудник Центра корейских исследований ИДВ РАН Константин Асмолов.

- Сейчас эта страна пытается выйти на тот уровень ядерного сдерживания, который можем назвать гарантированным. Северяне полагают, что если у них будет межконтинентальная баллистическая ракета с ядерной боеголовкой, которая будет иметь достаточный шанс долететь до континентальной цивилизованной Америки, то все попытки сменить режим военным путем будут убраны в сторону из-за слишком большого риска неадекватного ответа.

Поясню: даже если по результатам военного конфликта Северная Корея будет представлять собой марсианский пейзаж, а в Америке не будет Лос-Анджелеса, США не будут считать это победой.

Северяне рассчитывают, что когда они выйдут на этот уровень, отношения между Северной Кореей и Америкой начнут развиваться по модели противостояния двух ядерных держав, так же, как российско-американской или китайско-американской. Но понятно, что для США возможность северокорейского удара по американской территории психологически неприемлемо.

Новый страх пугает больше старого, к тому же, для значительной части американской аудитории, особенно протестантского пояса, Северная Корея с ее атеистическим коллективизмом реально воспринимается как государство адского зла с большой буквы. И это очень сильно сужает пространство для маневра, особенно если мы говорим об администрации Дональда Трампа, который для того, чтобы ввести в действие свою программу, в первую очередь, внутриполитических реформ, должен достигнуть консенсуса с общественным мнением.

США на самом деле стоят перед очень тяжелым и неприятным выбором из двух больших зол. С одной стороны, военный конфликт имеет очень большие риски, поскольку, понятно, что это не будет прогулка иракского типа, с другой – идти на переговоры, показывать свою слабость, совершать то, что половина избирателей сочтет сделкой с дьяволом, это тоже, как вы понимаете, не лучший выбор.

"Здесь локальным конфликтом не отделаться". Эксперт о последствиях возможной войны с Северной Кореей

Могут ли испытания баллистических ракет и ядерная программа КНДР стать для Вашингтона поводами для превентивного удара, Настоящему Времени рассказал заведующего кафедрой востоковедения МГИМО Дмитрий Стрельцов.

— Если начнется война на Дальнем Востоке, то не покажется мало не только близлежащим странам, но и Америке тоже. Это будет, в общем-то, конец всему, конец мировому порядку. Здесь локальным конфликтом не отделаться, любое применение ядерного оружия, а оно вполне возможно в нынешних условиях, будет новой вехой в мировой истории, от которой мир долго не оправится, от этих событий, я думаю. Поэтому, я думаю, что в США хорошо понимают последствия силовых действий, Северная Корея – это, конечно, не Ирак.

- Нет никакого чувства, например, опасности от того, что, условно, у Северной Кореи оружие будет мощное, оно, может, до Вашингтона не долетит, а до Москвы может? Или в Северной Корее Россию тоже воспринимают как союзника?

- Я не думаю, что в Северной Корее воспринимают Россию как союзника. Другое дело, что Северная Корея сейчас ведет тонкую игру дипломатическую, направленную на то, чтобы понизить зависимость от Китая, снизить этот крен в сторону Китая и увеличить пространство для внешнеполитического маневра, и Россия в этом смысле является естественным партнером Северной Кореи. Поэтому наши страны сейчас стараются не предпринимать никаких шагов – ни Северная Корея, ни Россия, – которые бы ухудшили эти отношения.

- Скажите, Северная Корея славится своей довольно неожиданной политикой, политикой странных, очень резких решений. Как вам кажется, будет продолжаться это или сейчас Северная Корея будет поумереннее, поспокойнее, предсказуемее?

- Я думаю, будет продолжаться этот в общем и целом фирменный ход северокорейского лидера, вернее, фирменный стиль – попытаться такими эпатажными шагами привлечь к себе внимание, выторговать себе какие-то уступки, потому что международное сообщество, конечно, на Северную Корею уже махнуло рукой.

- Она хоть как-то меняется внутри себя, становится, простите за такое сравнение, более человечной страной? Или вам кажется, что нет?

- Внутренние процессы, конечно, идут. Хочет того северокорейское руководство или нет, информация туда проникает, там формируются капиталистические отношения, частная собственность. В общем-то, какие-то процессы идут, и эти процессы необратимы. Поэтому, наверное, это дело времени, северокорейское общество изменится с течением времени, и нужно дать ему возможность сделать это естественным путем.

Настоящее Время

XS
SM
MD
LG