Ссылки для упрощенного доступа

24 Ноябрь 2017, Бишкекское время 13:27

Кончина Бюбюсары, «вечной невесты» Чингиза, света его очей и близкого друга, какого не сыскать нигде - ни на том, ни на этом свете - для Айтматова была настоящей трагедией. «Я был на грани» - вспоминал потом писатель. В этом не было никакого преувеличения.

Уход любимой стал для него вторым и очень сильным ударом судьбы после той юношеской пасторальной истории с не выдуманной, а реальной Джамилей. Да, была у него эта любовь, причем, в военные годы, но то была любовь подростка, духовная, исключающая телесность или какую бы то ни было плотскую чувственность. Но он осознавал, что это все-таки любовь, но любовь обреченная, несбыточная. Зато она высветила Чингизу весь его жизненный путь, определила личную судьбу.

Она в нем разбудила Поэта и сразу бросила его в омут творчества. И мир для него стал другим, сам он стал резко иным. Его чувствительная, но несправедливо униженная, израненная душа из-за клейма "сына врага народа" впервые ощутила “неба содроганье”, увидела, говоря словами Пушкина, “горний ангелов полет”. Правда, эта любовь не сразу была осознана Чингизом: как отрок благородный он не углублялся в свои смутные чувства, считая влечения обычной дружбой или теплотой родственных отношений. Но позже он осознает, что это была именно любовь, которая, опять вернемся к гениальному Пушкину - широко открыла его «зеницы», «вырвала грешной его язык». И в нем проснулся поэт, художник.

Но вернемся к истории Бюбюсары и Чингиза Торекуловича. Думаю, в их отношениях всегда перевешивала духовная составляющая, нежели все остальное. Настойчивое желание Чингиза соединить судьбы и столь же вежливый отказ Бюбюсары в этом говорят, что она все-таки была намного трезвее его и сдержаннее в чувствах. Но Чингиз был неумолим, он жаждал полного и безусловного владения своим сокровищем. Как его Каранар, бурный и неукротимый, он ведь далеко не случаен в его творчестве.

Это еще раз подтверждает известную истину, что опасно влюбляться в гениев, в поэтов, ибо это люди особого сорта, иного покроя, чем люди обычные. Отсюда ясно, почему Чингиз Торекулович, не кудрявый юноша и не молодой ловелас, а всемирно известный писатель, человек более чем солидный, рыдал, как мальчик, у всех на виду, когда провожали великую балерину в последний путь во Фрунзенском театре оперы и балета 13 мая 1973 года.

Он буквально заболел от отчаяния. Он метался в одиночестве, не зная, куда себя девать и где найти хоть какое-то успокоение. Как Каранар, верблюд-самец из “Буранного полустанка”, привязанный к столбу, несчастный и несвободный! Может быть, об этом он писал, когда, пытался передать состояние Едигея Боранлы, потерявшего свою любимую женщину?

“Без шапки, без шубы, с пылающей кожей на лице и руках брел он в темноте, волоча бич, и вдруг почувст­вовал полное опустошение, бессилие. Он упал на коле­ни в снег и, согнувшись в три погибели, крепко обни­мая голову, зарыдал глухо и надсадно. В полном оди­ночестве, посреди сарозеков, он услышал, как движет­ся ветер в степи, посвистывая, взвихриваясь, взметая по­земку и, услышал, как падает сверху снег. Каждая снежинка и миллионы снежинок, неслышно шурша, ше­лестя в трении по воздуху, казалось ему, говорили все о том, что не снести ему бремя разлуки, что нет смысла жить без любимой женщины и без тех ребятишек, к ко­торым он привязался, как не всякий отец. И ему захо­телось умереть здесь, чтобы замело его тут же снегом.

- Нет бога! Даже он ни хрена не смыслит в жиз­ни! Так что же ждать от других? Нет бога, нет его! — сказал он себе отрешенно в том горьком одиночестве, среди ночных пустынных сарозеков».

Известно, что у Чингиза Торекуловича был короткий искрометный роман с знаменитой красавицей и актрисой кино и театра Таттыбюбю Турсунбаевой. Об этой истории Айтматова немного известно, кроме одного упоминания писателем в виде реплики на вопрос Мухтара Шаханова. Автор «Джамили» говорит: "Что же касается Таттыбюбю, то в свое она занимала в моей душе почетное место. Она была незаурядной личностью, рожденной обогатить театральное киргизское искусство". Без сомнения, он очень высоко ценил ее талант и ее поистине неземную красоту, но отношения между ними не переросли в настоящую любовь. И не могли. Потому что они случились после кончины Бюбюсары, когда он, по собственному признанию, "опустевшее место в душе после смерти Бюбюсары ничем не мог заполнить". Заполнить не получилось даже прекрасной Таттыбюбю. Оказался прав Андрей Вознесенский:

Не возвращайтесь к своим возлюбленным -

Былых возлюбленных на свете нет.

Есть только дубликаты...

Итак, подхожу к концу своего повествования. Но оно было бы не полным без того, что говорил сам Чингиз Торекулович о любви к Бюбюсаре в конце своей жизни. Критик Валентин Пустовойт спрашивает у писателя:

- Меня потрясла история вашей любви с Бюбюсарой Бейшеналиевой, описанная вами в книге «Плач охотника над пропастью». Как вы думаете, почему безоглядно, с полной самоотдачей мы, как правило, влюбляемся только один раз в жизни?

- Видимо, наступает такой момент духовного созревания, созревания чувств. Это вершина духа, вершина самопонимания. Понимания того, что дается жизнью. Да, это великая история любви в моей жизни. Незабываемая. И это было вершиной... Но что было, то было…

- Случалось ли, что любовь вызывала какой-то резкий поворот в вашей судьбе?

- Не могу такого сказать. Ведь учтите, что та обстановка (советская. - Прим. авт.) проявлениям любви не способствовала, тот режим такие душевные всплески не приветствовал. Все укладывалось в жесткие рамки, определенные партией. Ведь моя юность и молодость прошли в сталинские и послесталинские времена.

- Была ли у вас несчастная любовь? Боялись ли вы после нее влюбляться?

- Наверное, я это уже пережил.

- Кстати, как вы думаете, почему несчастная любовь так долго помнится?

- Это же трагедия, личная трагедия.

- А почему воспоминания о ней всплывают в памяти со сладкой болью?

- Потому что то, что грезилось, то, что приближалось, то, что уже имело свое место в сердце, вдруг разрушилось. И это оставляет особый след в сознании. Несбывшаяся мечта…

... Любовь — богиня будущего. Без любви не может быть будущего у человека. Любовь — основа жизни. Не будет любви — не будет связанных с нею страстей. И жизнь человека станет опустошенной. И потом, не будет любви — не будет детей, фактора, связующего нас с будущим. Все, что дано природой, звездами, Космосом, — любовь в себя включает. Любовь — это симфония, точнее, мировая симфония.

К сказанному хотелось бы добавить, что неразделенная или несчастная любовь, сублимируясь в мощный креативный потенциал, способна неожиданно открыть в человеке страсть к искусствам и неодолимую тягу к художественному творчеству, как в случае Данте, Ван Гога, Тургенева, нашего великого соотечественника Айтматова. Но она может и сломать человека, отнять у него волю к жизни, даже разрушить личность. Рано ушли из жизни талантливый А. Аманбаев, первый муж Бюбюсары, ушел и второй ее муж, имя которого по определенным соображениям не хочется упомянуть, ушел безвременно и Муртаза Асанов - Меджнун, неисправимый романтик, раб любви, заложник страсти, человек истинный и настоящий. Безвременно ушла и Бюбюсара...

Любовь так сильно опалила их души, а ее несбыточность или неразделенность невероятно сузила, опустошила само жизненное, духовное пространство, вынула из него некую содержательную суть и жестоко сократила дарованные небесами сроки их пребывания на земле…

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG