Ссылки для упрощенного доступа

21 Сентябрь 2017, Бишкекское время 03:53

К 90-летию со дня рождения Чингиза Айтматова

В Кыргызстане очень многие знают, что Чингиз Торекулович Айтматов был одним из тех, кто реально способствовал политическому возвышению Аскара Акаева. Писатель, как и многие другие в те годы, исходил из соображений, что человек привержен передовых для того времени взглядов, реформ, что Акаев - известный ученый, причем, физик-электронщик, что считалось тогда главным трендом, если не вызовом эпохи. Очень тесные, дружеские отношения Айтматова с Михаилом Горбачевым, последним президентом СССР, позволяли ему не только свободно высказывать свое мнение по тому или иному вопросу государственной жизни, но и продвигать кадры, причем, не только в пределах Кыргызстана, но и в других советских республиках. Не такой уж большой секрет, что именно Чингиз Торекулович был одним из тех, кто настоятельно рекомендовал Нурсултана Абишевича Назарбаева на пост главы еще советского Казахстана.

Однако, отношения между двумя самыми известными тогда кыргызами сложились не сразу. Да, Аскар Акаев всегда был и оставался безусловным поклонником Айтматова—писателя, искренне гордился им, но как только он стал главой республики, появилось несколько причин, которые серьезно испортили их взаимоотношения. Главная из них заключалась в том, что Чингиз Торекулович настоятельно просил Акаева назначить премьер-министром одного своего протеже, к тому же земляка. Акаеву, человеку достаточно покладистому и мягкому, отказать в просьбе столь высоко почитаемого человека совсем не хотелось, но даже ему пришлось вежливо отклонить кандидатуру. Он исходил из того, что стране нужен человек с новым мышлением, реформатор, но не чиновник старых убеждений. Слово "реформа" в то время было очень популярным и часто произносилось чуть ли не как молитва, мантра, как непременное условие политической пригодности и квалификации госслужащего. А тот человек, по мнению Акаева, этим критериям никак не соответствовал. Президенту хотелось новых лиц, свежих, современных кадров, желательно единомышленников.

К сожалению, это обстоятельство вызвало явное недовольство со стороны Чингиза Торекуловича, который привык считать свое слово непререкаемым и подлежащим обязательному исполнению. По крайней мере, в Кыргызстане. Аскар Акаевич потом всячески старался сгладить эту шероховатость, но исправить положение долго не удавалось.

Примерно в это же время появилось и другое обстоятельство, которое еще больше испортило отношения. Дело было связано с золотом Кумтора и поиском подходящего инвестора для его промышленной разработки. В то время (да и сейчас тоже) Кумтор воспринимался как единственная спасительная соломинка, за которую нужно было схватиться, чтобы как-то привлечь в страну серьезные инвестиции, пополнять без того пустую казну после СССР, распавшегося из-за полного экономического банкротства. И такого «инвестора» нашел старший сын Айтматова по имени Санжар. «Инвестором» выступил печально известный Борис Бирштейн с его скандальным «Сиабеко групп». В то время эту компанию и ее владельца никто не знал, не знал и Чингиз Торекулович. Потом выяснилось, что его ввел в заблуждение его старший сын. Но просьбу сына он все-таки выполнил, и не без его рекомендации этот швейцарский жулик попал на прием к Акаеву. Остальное всем известно.

Бирштейн порядком наследил не только в Кыргызстане начала 90-х годов, но и в России, Украине, Молдове. Но в октябре 1993 года сладкой жизни Бирштейна пришел конец. Ему пришлось бежать из России. Шлейф самых громких скандалов сопровождал его везде. Из-за скандала с "Сиабеко" тогдашний вице–президент РФ А. В. Руцкой лишился своего поста. В июле 1993 года после коррупционного скандала российские компаньоны Бирштейна в лице вице-премьера России В. Шумейко и министра безозопасности РФ В. Баранникова покидают российский политикум. Вслед за ними отправляется в никуда и личный секретарь Шумейко – Д. Якубовский и многие другие. Что касается скандала из-за "Сиабеко" в Кыргызстане, то он получился вовсе кровавым: погиб в автомобильной катастрофе первый премьер суверенного Кыргызстана Насирдин Исанов, сидевший рядом с Бирштейном в одном автомобиле, ушло в отставку правительство Турсунбека Чынгышева, подал в отставку тогдашний вице-президент Феликс Кулов и т. д. В начале 1997 года Бирштейн, успевший свить гнездо и в Молдове, продает акции своей фирмы американцам и покидает Кишинев.

В 1993 году произошло событие, которого многие не заметили, но стали свидетелями его очевидцы. В том году отмечали 90-летие Торекула Айтматова на правительственном уровне, и Аскар Акаевич меня, в то время его пресс-секретаря и первого помощника, попросил подготовить короткую речь и с тем отправился на самолете в город Талас, где проходили основные мероприятия. Тогда мы практиковали выступление главы государства озвучивать в прямом эфире, и я стал внимательно слушать речь президента, сидя в кабинете. Я удивился тому, что происходит в эфире. Почему-то голос Акаева сильно дрожал, видно было, что он очень нервничает. Мне даже показалось, что он в какой-то момент прервет речь. По приезду я спросил у сопровождавших чиновников, что же там случилось и почему у Аскара Акаевича голос чуть не срывался от волнения.

Мне рассказали следующее. Во-первых, президента встретил в местном аэропорту только губернатор и никто больше. По-видимому, Акаев был уверен, что среди встречающих будет и Айтматов, назначенный им послом в странах Бенилюкса, что тот все же уважит протокол. Подъезжают в центр области, но при входе в здание, где идет мероприятие, Акаева тоже не встречают. Заходит, как говорят, постучавшись в дверь. Поднимается Акаев в президиум, а там Чингиз Торекулович даже не привстает, только подает руку из-под накинутого на плечи пальто. Это было невежливо, более того - не дипломатично. И мне стало понятно, почему Акаев так переволновался, читая готовый текст выступления. Он был элементарно обижен, даже оскорблен.

Но финальной точкой неподобающего отношения к президенту станет то, что бросившегося было провожать Акаева (он покинул мероприятие сразу после выступления, лично извинившись перед Чингизом Торекуловичем) посла РК в Кыргызстане Мухтара Шаханова Чингиз Торекулович останавливает, схватив за пиджак, а сам даже не привстает с места. Конечно, автор «Первого учителя» и «Джамили» прекрасно знал, как нужно относиться к гостю, тем более к главе государства, но в данном случае он сделал вид, что все это никак его не касается.

И все же взаимоотношения двух известных личностей постепенно вошли в нормальную колею. Определенную роль в этом, признаюсь без ложной скромности, пришлось сыграть мне. Да и сам Акаев прекрасно понимал, кем является для Кыргызстана Айтматов - огромным культурным и политическим пластом. А Чингиз Торекулович лучше многих знал и ценил первого президента страны. Об этом он со всей прямотой заявил в том же роковом для Кыргызстана 2005 году, когда главой государства стал Бакиев. Тогда на вопрос, не жалеет ли он, что когда-то предложил кандидатуру Акаева на пост главы государства, он ответил:

- Нет. Во-первых, я не склонен о чем бы то ни было сожалеть, а во-вторых, не стоит забывать о том, что Аскар Акаевич был одним из самых демократичных лидеров в Центральной Азии. Его мягкость и стала рычагом в руках оппозиционеров, которые до сих пор не могут урегулировать беспорядки в стране. Очень жаль, что все закончилось так кроваво. Больно смотреть на кадры мародерства, которые транслируют все телеканалы мира.

В 1999-м, когда Акаев вновь был избран президентом, в своей поздравительной речи Чингиз Торекулович сказал, что Аскар Акаев является "основополагающей фигурой" для страны, при этом отметив, что он является "большим ученым, с широким диапазоном знаний, интеллектуалом, истинным патриотом и радетелем за национальную духовность и культуру".

Реконструкция взаимоотношений Айтматова и Акаева была бы не полной без еще одной немаловажной детали, о которой все-таки следует рассказать. В начале 2000 года, когда Аскар Акаев вновь переизбирался главой государства, приходилось переутверждать всех членов правительства, и там возникла проблема с министром иностранных дел. Дело в том, что тогдашний министр М.Иманалиев отказался вновь занять пост, сославшись на плохое здоровье, что было правдой. Беседу с ним проводил я. Пришлось искать другую кандидатуру, коим оказался Аскар Айтматов, хотя я лично считал более подходящим Аликбека Джекшенкулова. И тут мне Аскар Акаевич раскрыл мотивацию назначения сына Чингиза Торекуловича. Оказалось, что писатель давно просил назначить министром того Санжара, о котором уже упоминалось. Акаев мне сказал буквально следующее: «Я его даже видеть не хочу за то, что он ввел в заблуждение отца, а мне навязал Бирштейна с его «Сиабеко». Назначим Аскара, тем более он давно у нас заведует отделом внешних связей».

Правление Акаева закончилось в 2005 году при весьма трагических обстоятельствах. Спустя три года (в 2008-м) ушел в мир иной Чингиз Айтматов. Несмотря на то, что первый президент буквально сбежал из страны, и к нему предъявляли разные, в том числе совершенно надуманные его врагами обвинения, люди очень хотели, чтобы он смог принять участие в похоронах великого писателя. Люди прекрасно понимали крайне сложное положение бывшего главы государства, к которому тогда стал лепиться ярлык президента-беглеца, и хотели под таким благовидным поводом ему приоткрыть двери. Ему звонили бывшие соратники, уговаривали, но он, сославшись на разные дела, не захотел приехать. Мне он сказал, что «физически не успеет прибыть вовремя». Но зная его достаточно хорошо, я сразу понял, что причина все-таки в другом. А он прекрасно помнил, что сказал Чингиз Торекулович сразу после 24 марта 2005-го. А писатель сказал, что Акаев, мол, с каким триумфом поднялся к вершине власти, и с каким позором, ушел. Такого не не мог принять Акаев, он действительно глубоко уважал писателя, которому при нем так благоприятно жилось. Аскар Акаев посчитал, что обожаемый им писатель одним махом перечеркнул длительные и стабильно теплые отношения и, придумав разные причины, решил не ехать на похороны.

Но не откликнуться на смерть писателя Аскар Акаев не смог - опубликовал в «Российской газете» пространную статью «Вершина Чингиз», а в другом интервью назвал Айтматова своим другом.

Следует подчеркнуть и то, что Акаев не смог приехать на похороны двух своих братьев и при Атамбаеве. Судя по внушительному числу спецназа, прибывшего ночью в аэропорт "Манас", куда собирался прибыть Акаев, его явно не собирались погладить по голове.

Но это уже совсем другая история. Что же до взаимоотношений двух самых известных кыргызов, то они сложились так, как сложились. Как в одной песне поется:

Мы не боги, мы - люди,

Просто люди, из крови и плоти…

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG