Ссылки для упрощенного доступа

27 Май 2018, Бишкекское время 07:25

Чингиз Айтматов: Страна не нуждается в пустых призывах, ложной любви и показном патриотизме


Чингиз Айтматов.

Драматург, писатель Султан Раев в 2004 году взял интервью у народного писателя Кыргызстана Чингиза Айтматова. «Азаттык» с разрешения автора публикует материал.

Знаменитый на весь мир наш современник Чингиз Айтматов многие годы находится за границей и совмещает дипломатическую деятельность с творчеством. На этот раз писатель, несмотря на дефицит свободного времени, согласился дать интервью «Азаттыку» и газете «Агым». Хотя большую часть своего времени он находится за границей, его всегда беспокоит судьба родины. Это чувствовалось и во время нашей беседы…

Султан Раев: Чингиз Торекулович, во время одного из ваших выступлений вы сказали, что «вы как духовный отец нации»… Не будем углубляться в глубинный смысл этих слов, но обязаны остановиться на одном моменте. Конечно, трудно представить вершину национальной интеллектуальной мысли без Айтматова. Но сегодня, когда нация переживает период самоидентификации в мировом пространстве, находится в процессе становления, когда страна нуждается в истинно благородных духовных советах, голоса нашей интеллигенции, в том числе творческой, не слышно, а вместо него доминирует флюгерная политика малограмотных политиканов и чиновников-подхалимов, равнодушная позиция «сливок общества» еще раз напоминает об их духовном долге перед нацией… Хочется задать им вопрос писателя соцреалиста Горького: «С кем вы, мастера культуры?».

В конце уже далеких 1980-х, еще при коммунизме, голос Айтматова стал голосом эпохи и всей нации… Сегодня все те, кто считает себя кыргызом, хочет услышать тот громкий голос… На какие мысли вас наталкивает все, что касается будущего кыргызского народа, его судьбы в условиях глобализации?..

Чингиз Айтматов: Мир стал сложнее. Он даже пошел по другому, более сложному пути, нежели мы предполагали. Я высказываю эту мысль исходя из системы, процессов, которые меняются даже не ежедневно, а ежечасно. Но как бы там ни было, природа человека такова, что сначала он задумывается о земле, где родился, народе, стране, и только потом думает об остальном мире…. На самом деле мы подошли к очень нестабильному этапу развития человечества. Но сколько бы мы ни знали изменчивых и непостоянных примеров в истории, на первом плане всегда стоит творящий эту историю человек, народ.

В одном из своих интервью я сказал, что «мы изменили мир, а он нас». В этом заключается жизненный парадокс. Иногда человек сталкивается с трудностями, которые сам и создает. Глобализация, в конце концов, становится производной человеческой мысли, она ставит перед человеком сложные вопросы. Но что бы там ни думали или утверждали, глобализация – это великая вещь, это процесс, охватывающий весь мир. Объяснить это словами очень трудно.

Духовные глыбы - от Шекспира до Достоевского - искали человеческое в человеке…. Лишь тогда глобализация не станет вызовом будущему человечества, когда мы окажемся способны сохранить благородство духа человека и человеческое в человеке. Я думаю, обязанности сегодняшнего интеллигента, творческого человека, художника заключаются в сохранении духовного начала…. А наши понятия народа, земли и страны, упомянутые тобой, не нуждаются в пустых призывах, ложной любви и показном патриотизме.

Советская система разрушена, время стало вращаться в другом направлении, но перед нами возник целый ком сложнейших проблем. Если раньше локальные и тотальные события происходили где-то далеко от нас, то теперь они приблизились к нам вплотную, прямо на наших глазах разыгрывается театр мировых действий. Это тот же Афганистан, Ирак, расширение НАТО, религиозный экстремизм... Китайский фактор, терроризм… Ситуация в мире обострилась, мир взял новый курс.

Сейчас беспокоят не только узкие национальные проблемы, но заставляет задуматься и влияние реальной мировой картины. Хотя мы и отдельное, свободное государство, на первый план у нас выходят задачи, не считающиеся с нашим мнением, но заставляющие с ними считаться. Если рассматривать с этой точки зрения, перед нами может возникнуть множество трудных обстоятельств.

Мы должны смотреть на мир с высоты такого понимания. Выстоим ли мы в этом мире, который словно северный ветер пронизывают изменения?.. Выстоять - не значит бороться с этими изменениями, это обдуманная конкуренция, политика, наш путь в мировой политике, направление, мысли о завтрашнем дне…. С какими помыслами, с кем мы будем плыть в одной лодке, двигаться в одном направлении в океане мировой политики?.. Я думаю, что это актуальнейший вопрос, давно вышедший за орбиту нашей проблемы…. У нас должно быть место в мировом сообществе, его движении, интеграция, направление…

Султан Раев: Проблема о сохранении языка рассматривается в связке с вопросом сохранения нации. А превращение национального языка в предмет политики в узких интересах, политические спекуляции на этой почве я считаю предательством по отношению к родному языку. Чингиз Торекулович, если исходить из этой точки зрения, по-вашему, национальный язык не оказался вне официальной жизни государства?

Чингиз Айтматов: Разговор о языке это, в первую очередь, разговор о нации. Какой бы ни была нация, язык сохранит ее бессмертие. Кыргызский язык воспринимается как нечто впитываемое ребенком с молоком матери. Предательство по отношению к языку должно рассматриваться как предательство по отношению к нации. Вот мы провозгласили наш язык государственным, объявляем, что кыргызский язык является государственным…. Да, по закону это так. Но так ли это в действительности, на самом деле?! Куда ни пойди - везде все говорят на русском языке.

Я не отрекаюсь от русского языка. Да и причин для этого нет. Это великий мировой язык. Мы должны использовать русский язык в качестве моста, инструмента. А кыргызский язык – это язык титульной нации, если он не сможет развиваться на своей земле, где еще он сможет это делать?.. При коммунистической системе, когда действовал авторитарный режим, я одним из первых поднял проблему родного языка. Тогда тех, кто заводил речь о языке, приравнивали к националистам.

В то время некоторые издания навесили на меня ярлык националиста, они в штыки восприняли мои мысли о языке. Но если как писатель я не поднял бы проблему национального языка, кто бы это сделал?! Честно скажу, я был готов пожертвовать своей головой ради национального языка. Проблема языка не потеряла своей актуальности и сейчас. Проблема стоит остро. Единственный фактор, который позволит сохранить и дальше развивать язык, это – он должен стать основным атрибутом государственной политики и существовать рука об руку с официальной жизнью страны.

Если он будет отстранен от официальной жизни государства, иначе говоря, от мероприятий государственного масштаба, он станет существовать только на уровне бытового языка и потеряет свое общенациональное значение. Мы должны создать целостную существенную систему развития языка. Есть высказывания, что наш национальный язык еще не сформировался для употребления в политической, экономической, юридической сферах. Это я воспринимаю лишь как принижение его значимости. Для повышения языка на необходимый уровень нужно заложить основу отдельной государственной политики, языковой культуры и системы.

Султан Раев: Когда-то вы сказали, что для вас «кыргызский язык – это правая рука, а русский – левая». В последнее время вы стали писать «левой рукой». Не исходит ли это от представления, что левая рука ближе к сердцу?

Чингиз Айтматов: Нет. В современную эпоху язык стал не только основным инструментом коммуникации, но и познания мира. Хотим мы этого или нет, в большинстве случаев через русский язык мы познаем мир, через этот язык знакомимся с мировыми тенденциями и достижениями. Но речь, в первую очередь, не о языке, о его духе. Если человек свято чтит свой язык, он никогда не отречется от знания других, дополнительных языков. Для кыргыза эти два языка, как два крыла. Язык – это святая сила, расширяющая узкий мир человеческий до Вселенной. Кыргызский язык для меня так же свят, как и Родина, мать, родная земля. Если я в этой жизни достиг каких-то высот, то только благодаря великому духу родного языка.

Султан Раев: Однажды во время полета в немецкий город Бремен я увидел в руках сидевшего рядом немца вашу книгу. В этот момент я испытал настоящую гордость кыргыза за великого писателя, земляка, сумевшего покорить сердце читателя-немца. Современная Европа – это интеллектуальный полис, своеобразный океан литературы. Как в этом хаотичном мире писатель из далекого Кыргызстана стал любимым?

Ученые, составляющие в Европе литературные рейтинги, пришли к выводу, что Айтматов является одним из самых читаемых авторов. Только в одной Франции более 20 раз переиздавали «Джамилю», включение художественных произведений Айматова в учебный план школ Старого света – это факт, это не иллюзия. Европейский читатель считается самым искушенным, и стремление занять этот рынок порождает жесткую интеллектуальную конкуренцию. Хотел бы вас спросить еще вот о чем: создать великое имя легко, но удержаться архисложно… Когда этот вопрос задали Габриэлю Гарсиа Маркесу, он ответил, что первая часть этого вопроса легкая, а вторая – очень сложная… А как бы вы ответили?

Чингиз Айтматов: Ответ на этот вопрос ставит меня в неудобное положение. Если бы у меня спросили, что вам труднее всего сделать в этом мире, я ответил бы, что давать оценку самому себе и говорить о себе. Европа – это говорящее на разных языках индустриальное пространство - от Финляндии до Германии. Сколько языков в этом регионе, на столько же были переведены мои произведения. Несомненно, однажды напечатавшихся писателей много, но переизданных очень мало. Горжусь тем, что среди последних есть и мое имя. Европа – она состоит из стран и народов, которые никогда не признавали авторитет, а всегда оценивали человека исходя из только его конкретного труда.

Рабочий график у меня забит ежедневными встречами. Каждая встреча кажется мне открытием нового мира. Все это – живая связь, духовная коммуникация. Какой бы ни была тема встречи, в первую очередь, меня представляют как «Чингиз Айтматов – кыргызский писатель». Когда слышу эти слова, мысленно я словно мчу на скакуне мечты по просторам своей родины.

В такие моменты говорят разные слова. Надо говорить о Кыргызстане, они интересуются, я говорю. При таком живом общении европейцы приоткрывают для себя окно познания далекого Кыргызстана. Один слушает и рассказывает другому…. Вот так и расходится молва. На этот раз я запланировал больше десяти встреч. Их организует мой переводчик Фридрих Хицер. Я хочу сказать, что в Европе я служу не только дипломатом, но и послом духовных коммуникаций. Мы должны открыть друг для друга источники этих двух миров. Без этого мы не построим духовный мост.

Султан Раев: Чингиз Торекулович, открытие окон в новые миры особо важно для таких молодых и свободных государств как наше. Хотим мы или нет, но должны выбрать путь развития, исходя из опыта других государств. Таковы естественные законы мировой цивилизации. Но и копирование опыта других стран может сделать из нас «хромую утку».

Смотреть на одну страну и говорить, что мы станем такими же, пытаться повторить опыт другой страны - тоже похоже на попытку усидеть на двух стульях. Но заключенная в разных процессах развития мировая модель устройства государства открыто намекает нам, каким путем двигаться. Японцы развивались по одной формуле – «японский дух — европейская наука». Эта восточная страна хотя и выбрала технологическое развитие, но духа своего не предала. В этом и отличие японцев!.. Они хранят истинный дух нации как святыню.

Чингиз Айтматов: Конечно, это очень широкие вопросы. Они требуют системного подхода. Какого государственного устройства мы не хотели бы, какой бы путь не выбрали, самое главное, мы должны избрать гуманную политику - для народа, являющегося главным богатством нашей страны. Государство создано для народа. Правильно, мы не сможем развиваться, если не будем учиться у других, но их опыт не является для нас готовым рецептом. Мои таласские земляки сеют фасоль, все лето обливаются потом, а когда приходит время получать вознаграждение за труд, фасоль никто не покупает. Что это?.. Или мы на рынок пойдем таким путем?! Рынок не только требует тщательного расчета, это целая система, требующая изучения мирового спроса.

Вот вы говорите о японцах. Они никогда не пойдут на риск, не изучив спрос на мировом рынке. Мы должны отойти от психологии «а, пойдет, что-нибудь придумаем». Рынок жесток. Мировой опыт поможет открыть нам свое направление. Да, пути есть, но выбор за нами. Сейчас наблюдается опасная тенденция: так называемый сель развития, техпрогресс уничтожают национальные особенности народов. У каждого прогресса есть темная сторона. Вся прелесть человечества заключается в его полифонии, разнообразии, разных языках и нациях. Сам мир интересен своей многогранностью. Гегемония одной культуры не сможет сохранить мировую гармонию.

Как писатель и личность я против стандартизации мировой культуры. Я хочу сказать, что не только в духовности, но и в модели государства мы должны сохранить свои национальные особенности. Для этого подходит японская модель, о которой вы говорили. Конечно, главная идея демократических ценностей – это многообразие и полярность. Мир будет развиваться, если будет развиваться всесторонне! Но в условиях такого развития мы должны найти путь присоединения к истинной цивилизации и не потерять при этом себя. Самое главное, мы должны сохранить национальную особенность, которую включить в динамику мирового развития. Тогда мы не сойдем с пути и не заблудимся…

ВК

Сокращенный и адаптированный перевод с кыргызского, полная версия на языке оригинала здесь

XS
SM
MD
LG