Ссылки для упрощенного доступа

2 марта 2021, Бишкекское время 05:19

«Продают торговые точки». Торговцы ГП «Кыял» жалуются на руководство


Вокруг торговых точек государственного предприятия «Национальное объединение народных художественных промыслов «Кыял» Управления делами президента и правительства возникли споры. Некоторые торговцы и ремесленники обвиняют руководство предприятия в коррупции.

ГП «Кыял» стало причиной недопонимания и между депутатом Жогорку Кенеша от фракции СДПК Эльвирой Сурабалдиевой и представителем президента в парламенте Курманбеком Дыйканбаевым. Руководство госпредприятия опровергает все обвинения.

В «Азаттык» обратилась Тамара Солтобаева, которая с 1995 года торгует в помещении предприятия ювелирными изделиями. По ее словам, семь лет назад во время наведения порядка на тот момент мэром города Бишкек Исой Омуркуловым на Ошском рынке на пересечении улицы Кулиева и проспекта Чуй ликвидировали ювелирные павильоны. Это место отдали под парковку автомашин предприятия «Кыял».

Тамара Солтобаева обвиняет руководителя ГП «Кыял» Султана Макашова, контролера Рахима Алыбаева и руководителя профсоюза Замиру Саткееву в якобы продаже торговых мест, которые принадлежат государству.

- Сначала было 28 павильонов, где продавали золото, - говорит Тамара Солтобаева. – Тогда администрация «Кыяла» собирала с каждой точки по три тысячи сомов. Замира Саткеева там работает председателем профсоюза. В 2010-2012 годы во время мэрства Исы Омуркулова по причине наведения порядка на Ошском рынке убрали все павильоны. Не согласившись с нашим мнением, нас перевели на парковку «Кыяла». Глава «Кыяла» Султан Макашов, Замира Саткеева попросили поработать до весны. Сказали, что весной они очистят подвал и дадут нам места. Внизу располагались бильярдная и чайхана. Они забрали их места и сделали ремонт. Я думала, что раз нам обещали, то выделят места. Был проведен ремонт Алыбаевым, но его еще не завершили, как начали говорить о том, что места уже продают. Думала, что мне и так выделят место, поэтому не пыталась взять его. Потом мне место выделили.

Тамара Солтобаева сообщила, что теперь другой человек претендует на ее место. По ее словам, золото, которым она торгует, не разрешают оставлять в камере хранения, а она подвергается давлению и гонениям:

- После того, как выделили место, сказали платить по пять тысяч сомов. Когда мы были снаружи платили три тысячи, значит, внутри нужно платить пять, подумала я и молча платила. Потом мы услышали, что эти места были проданы по 7-8 тысяч долларов. Так они унижали меня. Государственные места они рассматривают как свои, доставшиеся по наследству. Это гонения. Места достались Рахиму или Замире не по наследству. С 2011 по 2018 годы я плачу Алыбаеву по 17 тысяч сомов. Он не давал ни чеков, ни талонов. Когда я спрашивала, мне говорили, что есть соглашение, но в соглашении сумма не указана. За семь лет за аренду, за камеру хранения и другие расходы я заплатила свыше 1,5 миллиона сомов. Используют «Кыял» как свою собственность, получают деньги, выгоняют простых людей и мучают пенсионеров.

Тамара Солтобаева говорит, что обратилась во все органы с просьбой расследовать ситуацию в «Кыяле», но из-за отсутствия результатов наняла адвоката Таштанбека Жанузакова. По словам адвоката, он начал обращаться в соответствующие органы и теперь ждет ответа.

- Каждый месяц в их карманы поступает пять-шесть миллионов сомов. В бюджет налоги не поступают. Работают старые схемы. Все родственники, депутаты, министры. Я по этому вопросу пошел в Финполицию, меня пригласили в кабинет заместителя по оперативным делам. Они сказали, что по этому факту возбуждено уголовное дело. Раз уголовное дело было возбуждено несколько месяцев назад, то почему нет результатов? После этого я пошел в Государственную налоговую службу. Султан все продает. Молчат и премьер-министр, и президент.

Динара Чочунбаева возглавляет «Ассоциацию в поддержку традиционных ремесел народов Центральной Азии». Она несколько лет высказывает претензии в связи с деятельностью ГП «Кыял»:

- Султан Макашов ликвидировал все цеха, продал оборудование, приватизировал «Кыял», организовал семейный бизнес. Его поддерживают депутаты, чиновники, процветает коррупционная схема. Мы, ремесленники, столько лет боремся, к скольким премьер-министрам заходили, сколько писали писем, ответа нет. «Кыял» принадлежит народу, но сейчас предприятие работает в интересах только одной группы. Обманывают по налогам. Сколько мы жаловались на то, чтобы это место проверили? В комиссии свои люди, делают заключение о том, что все правильно. По закону, оказывается, всего 600-800 сомов, но они тысячами собирают. Все это уходит в левые карманы. Сколько свободных мест в «Кыяле»? Сколько наших ремесленников бродят без своего места. Если бы все эти места отдали ремесленникам, то и они платили бы аренду, как все. Но они боятся, что мастера не выйдут и начнут обо всем говорить. Поэтому места отдают под парикмахерские и другие мелкие услуги.

Динара Чочунбаева считает, что существует определенная заинтересованная в приватизации группа:

- Мы хотим, чтобы в ГП «Кыял» работали ремесленники, сделали там туристический центр, развивали ремесленничество. Они же все отдали в аренду, обогащаются за счет этого. Сколько мы писали писем? Во все фракции написали, объем документов составил 102 страницы. Мы устали и разочаровались, что ремесленники никому не нужны. Сапар Исаков, будучи премьер-министром, передал вопрос в аппарат президента. В аппарате президента, что, больше заняться нечем? Несмотря на то, что аппарат президента обратил внимание, оказалось, что предприятие на балансе Фонда по управлению государственным имуществом. Это означает, что предприятие могут приватизировать. Та группа еще надеется на это. Мы против.

Предприятие «Кыял» было создано в советское время для развития национального промысла. Нынешнее здание было построено в конце 80-х годов. Указом президента предприятие в 2004 году получило статус «государственного». Постановлением правительства Сапара Исакова в 2017 году предприятие было передано Управлению делами президента и правительства.

Во время подготовки материала «Азаттыку» не удалось получить комментарий Управделами президента и правительства. Но случайно мы встретились с руководителем государственного предприятия «Кыял» Султанбеком Макашовым, который находился в отпуске. Он отметил, что не имеет отношения к торговле и делам рынка и отказался давать комментарии по высказанным в его отношении претензиям. А контролёр Рахим Алыбаев написал заявление по собственному желанию и ушел с должности.

- Сегодня вечером будет президентская елка, мы собираем подарки. Времени нет. Более того, я в отпуске. Что я сделал, чтобы меня могли обвинять? Ну, Тамара Солтобаева давно пишет жалобы. Я не понял, в чем претензии Тамары эже. Она мне ничего не говорила. Как я оказывал давление? Я не имею отношения к ним. Я художник. Я не имею отношения к рынку. Чтобы не было социального напряжения, они перевели к нам, я подумал, что они тоже должны работать и ничего не делал. Есть люди, которые их обслуживают, пусть отвечают они. Они относятся к бухгалтерии, налоговикам, пусть они и отвечают. Они работают с ними. Напрямую они ко мне не относятся. Было бы хорошо, если бы вы поговорили с теми, кто обслуживает рынок. Рахим Алыбаев ушел с работы. О нем постоянно писали, вот он и ушел с работы, - сказал Султанбек Макашов.

Мы встретили и бывшего контролера Рахима Алыбаева. Он подтвердил, что за свой счет отремонтировал подвальное помещение, но опроверг обвинения в продаже торговых точек. Алыбаев в ответ обвиняет Тамару Солтобаеву:

- Пусть кто-нибудь скажет, что купил это место у Рахима. Никто не прогоняет продавцов золота. Они сами уходят. Вместо них мы приводим ремесленников. Тамара эже сама занимает чужое место. Они, такие же как Тамара эже, люди. Когда она меня попросила поработать тут, я согласился. Теперь пришел тот человек и она не отдаем ему место. Я не могу брать ответственность за место хранения вещей. Место это закрывается. Соглашение с МВД истекает 25 декабря. Там осталась только Тамара эже. Все остальные ушли в другие места. Только Тамара эже осталась.

Руководитель профсоюза предприятия «Кыял» Замира Саткеева тоже полагает, что Тамара Солтобаева клевещет на них:

- Ну вот, кто на нее давил? Все устали от нее. Сколько у меня заявлений на нее?! Недавно она избила парня, который пожаловался с заявлением. Я ответила, оставьте ее в покое, не равняйтесь на пожилую женщину. На рынке же не одни дураки работают. Нет такого, что предложил денег, и они согласились. Среди них квалифицированные юристы, люди с тремя дипломами. Базар не состоит из одних безграмотных людей.

Бухгалтер рынка «Кыял» Насипа Дуйшонова в комментариях «Азаттыку» отвергла обвинения в том, что большая часть доходов оседает в левых карманах:

- В здании 97 арендаторов. Снаружи еще 222 торговых точек, 69 контейнеров, 52 павильона. Площадь здания составляет 14 тысяч 499 квадратных метров, участка – 10,8 тысяч квадратов. Депутат Сурабалдиева говорит, что площадь «Кыяла» равна 25 тысячам 299 квадратным метрам. Этого не может быть. Не знаю, откуда она взяла такие цифры. Здание расположено на территории участка, но даже если сложить их площади, не выходит 25 тысяч. Ежемесячно с контейнеров собирается 506 тысяч сомов, с павильонов – 1 млн 166 тысяч сомов, с торговых точек – 335 тысяч. Никакой коррупции здесь нет. Торговцы платят только за аренду согласно договору. Других платежей нет.

Но торговцы утверждают обратное. По их словам, несмотря на то, что участок принадлежит государству, торговые места продают по цене от 7 до 15 тысяч долларов, а кроме аренды требуют плату якобы за бронирование.

Торговые точки рынке Кыял.
Торговые точки рынке Кыял.

Анара торгует женскими вещами с момента образования рынка «Кыял» в 2003 году. «Если я уйду, я же продам свое место. Не оставлю же бесплатно», - говорит она.

Нурипа продает изделия из войлока: «Я всего лишь реализатор. Владелец точки другой человек, товар принадлежит третьему. Насколько мне известно, аренду платят за год вперед – в год 160 тысяч сомов. Кроме того платим по 4,5 тысячи сомов за бронь».

Ее соседка Мээрим купила точку у своей сестры:

- Сестра нам продала дешево, за 7 тысяч долларов. Такие же места стоят от 10 до 15 тысяч долларов. За патент нам выдают документ, а за бронь никаких документов нет.

Касиет тоже купила точку за семь тысяч долларов пару лет назад:

- Я купила у людей, которые успели взять точку еще в годы открытия. Но они мне открыто говорили, что земля принадлежит государству, никаких документов мы предоставить не сможем, что я покупаю только контейнер, и по требованию мне придется уйти. До покупки я три года арендовала точку. Купила на свой страх и риск.

Предприятие «Кыял» за последние 7-8 лет несколько раз подвергалось проверкам, итоги которых не озвучивались. Проверяющие органы отказались от каких-либо комментариев. На прошлой неделе депутат парламента Эльвира Сурабалдиева заявила об угрозах от представителя президента в парламенте Курманбека Дыйканбаева за заявления о коррупции в предприятии. Дыйканбаев в ответ пояснил, что его не так поняли.

JsO/YrU

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи по этой ссылке.

Смотреть комментарии (1)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG