Ссылки для упрощенного доступа

21 Май 2019, Бишкекское время 05:26

Наивный подкаст. «Странно говорить о сексе только плохое»


Активистка, исследовательница, феминистка Мохира Суяркулова.

В «Наивном подкасте» - активистка и феминистка Мохира Суяркулова, исследующая вопросы сексуальности и секспросвета.

Слушайте наш подкаст в этом плеере. Ниже – его текстовая версия.


00.57 Хотя мы привыкли думать о сексе и сексуальности как о приватной, личной вещи, на самом деле очень много в нашем обществе организовано вокруг представлений о сексе и сексуальности. И очень много общественных и государственных институтов пытаются каким-то образом контролировать и воздействовать на эти сферы. То есть, на самом деле это тема политическая, имеющая большое социальное значение. Это далеко не относится к чему-то биологическому, естественному и вне общественному.

Как это проявляется? Это проявляется с момента рождения человека. Когда рождается ребенок, врачи смотрят на его гениталии и решают, это мальчик или девочка. И очень часто, когда мы слышим, что у знакомых родился ребенок, первый вопрос, который задается: это мальчик или девочка? Уже с этого момента каждый аспект жизни этого нового человека будет выстраиваться в соответствии с конфигурацией его гениталий. И сюда упаковано очень много вещей: начиная с того, какого цвета одежда будет покупаться для ребенка, как с этим ребенком будут разговаривать, какие ожидания будут по поводу его будущего.

Это настолько повсеместно, что люди редко задумываются о том, что это человеческое изобретение, а не что-то само собой разумеющееся

Сюда же входит предопределенное ожидание, что по умолчанию каждый человек должен быть гетеросексуален. Если тебя при рождении определили как мужчину, предполагается, что ты будешь любить, заниматься сексом и заводить семью с женщинами, и наоборот. Если уж ты родился с такой конфигурацией органов, то ты должен и соответственно себя вести, одеваться, иметь какие-то хобби, выбирать профессиональный путь. В этом задействованы такие социальные и политические институты как семья, школа, индустрия моды. То, как мы разделяем туалет на мужской и женский. То, какие советы дают нам врачи. И даже то, какую медицинскую помощь мы можем получать. Это настолько повсеместно, что люди редко задумываются о том, что это человеческое изобретение, а не что-то само собой разумеющееся.

03.44. В социологии и активизме часто говорят о том, что гендер и сексуальность существуют как спектр. Мы привыкли думать, что есть только два конца этого спектра: мужской и женский. А на самом деле есть много промежуточных позиций. И это относится не только к самоощущению человека и тому, как он может выражать это внешне (мы предполагаем, что если человек родился с тем, что считается мужскими гениталиями, то он должен и чувствовать, вести себя и одеваться как мужчина, но часто это разные вещи), но даже биологически существует разнообразие. Есть интерсекс-люди, которые могут родиться с неопределенного вида гениталиями.

И бывает, что у людей разные гормоны в разных сочетаниях. И любят они разных людей при этом. И свое гендерное самоощущение они могут выражать внешне через различные модификации своего тела, косметику, одежду и так далее. То есть, даже биологически, социально и эмпирически мы видим, что есть большое разнообразие, но мы в существующей реальности берем в расчет только крайности. Как будто бы есть только два варианта, которые могут быть.

Даже биологически, социально и эмпирически мы видим, что есть большое разнообразие, но мы в существующей реальности берем в расчет только крайности. Как будто бы есть только два варианта, которые могут быть.

Есть термины обязательной гетеросексуальности и обязательной репросексуальности. По умолчанию предполагается, что все люди должны быть гетеросексуальны и участвовать в воспроизводстве – то есть, рожать детей. Конечно, общество заинтересовано в том, чтобы воспроизводиться, но опять-таки. Если человек, у которого есть физиологическая возможность вынашивать ребенка, встречает человека, у которого есть возможность оплодотворить, они занимаются сексом и решают завести ребенка, то все прекрасно. Однако мы же прикрепляем к этому процессу много других вещей, о которых я упомянула ранее: если ты человек с вульвой, маткой и способностью выносить ребенка, то от тебя еще много других ожиданий (как ты должна выглядеть, какие профессии выбирать и т. д. и т. д.).

06.59. Это связано с контролем, это связано с властью. Если бы все было естественно - природа диктует нам любить друг друга и размножаться - то зачем нужно было бы столько институтов, которые подвергают людей насилию, когда они выходят за рамки этого? Когда тебя выгоняют из дома, когда тебе сложно найти работу и так далее. Вся эта система существует для того, чтобы держать людей в рамках. Получается, очень много усилий прикладывается для того, чтобы воспроизводить систему, которая якобы естественна и натуральна.

Очень много усилий прикладывается для того, чтобы воспроизводить систему, которая якобы естественна и натуральна

В каких формах можно чувствовать эту власть? Это не обязательно абстрактная власть в виде политика, но в том числе и самоконтроль, контроль окружающих. Даже то, как мы взаимодействуем с врачами… Например, когда ты идешь к гинекологу, если ты женщина, тебе могут активно рекомендовать рожать. Никто же в медицинском институте не проводит специальную лекцию о том, как принуждать женщин к деторождению, но это настолько разлито по всей нашей культуре, что и врачи считают все эти стереотипы важными и правильными. Принуждение можно чувствовать и при общении с родственниками: «А когда мы будем внуков нянчить?».

08.46. Мы можем говорить про интерсексуальных, транссексуальных, гомосексуальных, небинарных, негетеросексуальных людях как о самых очевидных жертвах этой системы. Но на самом деле, даже если ты условно входишь в узкую зону так называемой нормы, все испытывают на себе гнет этих ожиданий. Потому что никто не может полностью соответствовать представлениям об идеальной женщине и идеальном мужчине.

Когда мы разговариваем о сексе в бинарной системе, качество секса ухудшается для всех.

Традиционное сексуальное образование фокусируется на вопросах секса, который может привести к беременности, инфекций, передающихся половым путем, и месячных. При этом это всегда происходит по отдельности. Мальчиков уводят в одну комнату, девочек – в другую. Девочкам рассказывают что-то про месячные и про то, как они должны избегать нежелательной беременности, возлагая эту ответственность в первую очередь именно на девочек. Мальчикам при этом ничего не рассказывают про менструацию и женское тело. Это опять-таки усиливает понимание, что есть только два гендера. И они отдельные, очень разные, и ничего одному не нужно знать про второй.

Это приводит к тому, что в итоге мужчины мало знают про тело женщины. Есть исследования, которые раз за разом показывают, что существует оргазменное неравенство. Мужчины получают оргазм в 95% случаев, когда они занимаются сексом. А гетеросексуальные женщины только в половине случаев говорят о том, что они получают оргазм. Это показывает большую разницу в получаемом удовольствии. Когда мы смотрим на бисексуальных женщин и лесбиянок, то у них все хорошо в этом смысле. То есть, когда мы разговариваем о сексе в бинарной системе, то качество секса ухудшается для всех.

Получается, что сексом можно заниматься только для того, чтобы произвести на свет ребенка или постараться его не произвести.

11.31 Вопрос стыдливого, негативного отношения к сексу и телесности стоит не только в Кыргызстане, но и по всему миру. Странно, когда мы говорим с подростками и молодыми людьми о сексе, то говорим только о плохих вещах вроде инфекций или нежелательной беременности, но никогда не упоминаем удовольствие. И получается, что сексом можно заниматься только для того, чтобы произвести на свет ребенка или постараться его не произвести. Для большинства людей это не так. Секс сам по себе – это просто одна из сфер нашей жизни, которая может быть позитивной, негативной или может просто быть.

Когда мы говорим о сексе, важно говорить о многих других вещах. Например, о согласии или о том, как вообще говорить о нем. Даже если, допустим, кто-то интересуется этим вопросом, хочет сделать поиск, скорее всего он не найдет вебсайт, где ему объясняют, как заниматься безопасным сексом или получать от него удовольствие. Зачастую единственное представление и репрезентация, которая доступна людям, это порнография. А ее очень много в Интернете. Это тоже отражение нашей культуры, это просто другая сторона - когда мы не говорим о нем, но все наше существование все равно пропитано им.

В порнографии мы также не наблюдаем, что кто-то надевает презерватив или спрашивает согласие.

В некоторых странах есть такая практика - насильственная ампутация клитора или части половых губ. Подобная же калечащая операция проводится на интерсекс-младенцах, когда не дожидаясь осознанного согласия, вскоре после рождения, в течение детства, над ними проводятся ненужные операции.

Кроме того, сейчас под влиянием порнографии есть такая тенденция, когда многие женщины сами идут к пластическим хирургам и просят провести им какую-либо коррекцию, потому что то, как выглядит их тело, не соответствует тому, что они видят в порнографии. А в порнографии часто выбирается только определенный вид тела и форма гениталий. Или если это не видео, а изображение, то многое искусственно изменяется в графических редакторах, ретушируется. Люди могут быть недовольны своим телом, считать, что с ними что-то не так, что они ненормальные. Они не могут расслабиться и наслаждаться опытом. В порнографии мы также не наблюдаем, что кто-то надевает презерватив или спрашивает согласие. Там очень часто все происходит как-то так, как будто бы кто-то кого-то заставляет. Одному из партнеров совсем невесело. Обычно этот партнер – женщина.

...депутаты очень взволновались, растревожились по поводу частого употребления слова «секс» и его производных в законопроекте о сексуальном и репродуктивном здоровье и его гарантиях.

15.03 Одного единого дискурса о сексе нет. Есть медицинский дискурс о сексе, который связан с какими-то физиологическими, санитарными процессами. Чаще всего, когда говорят о сексе в таком ключе, говорят о репродуктивном здоровье, но редко говорят о сексуальном здоровье. Как будто бы это одно и то же. У нас даже были такие курьезные дебаты в парламенте несколько лет назад, когда депутаты очень взволновались, растревожились по поводу частого употребления слова «секс» и его однокоренных производных в законопроекте о сексуальном и репродуктивном здоровье и его гарантиях.

Говорится о том, что надо удержать партнера, мужа, как-то укрепить брак таким образом.

И есть моральный дискурс о сексе, который часто связан с религиозными верованиями, где сексуальность стигматизирована, или разрешается ей существовать в узких рамках гетеросексуального брака: секс только между законными супругами в целях производства потомства. А все, что вне этих рамок, уже рассматривается как грех, как прелюбодеяние, как что-то достаточно грязное и нежелательное.

И все эти разные способы говорения и думания о сексе одновременно существуют в наших жизнях. Они переплетаются в очень замысловатых, гротескных формах. Допустим, те же тренинги по ведической женственности – это что-то, что якобы отсылает нас к древнеиндийской традиции, к каким-то корням, древним практикам и верованиям. Но в то же время они основаны на образе современной, сексуально компетентной женщины.

20.20 Сексуальное образование должно быть инклюзивным в самом широком смысле. Оно должно быть феминистским. Оно должно включать в себя людей, которые не соответствуют бинарным представлениям о гендере и сексуальности – негетеросексуальных, нецисгендерных людей. Оно должно включать в себя разговор о разных сексуальных практиках, о сексуальности людей с ограниченными возможностями здоровья, о психологическом здоровье. Мы должны говорить об отношениях. О том, что им необязательно быть моногамными, что люди могут по-разному организовывать эту сферу своей жизни. Мы должны включить элемент разговора о телесности и бодипозитивном отношении к телу. Мы должны говорить об удовольствии, согласии, альтернативных практиках рождения и воспитания детей. Все эти вещи должны быть рассмотрены как часть сексуального просвещения.

В Восточной Германии, Болгарии, Польше, Чехии ... много занимались этим вопросом и действительно утверждали, что при социализме у женщин больше оргазмов.

Конечно же, это все связано с политикой и социальной справедливостью. Недавно у американского автора Кристин Готси (она исследовательница постсоциалистических стран) вышла книга о том, почему при социализме у женщин секс лучше. Она там описывает различные исследования, которые проводились в Восточной Германии, Болгарии, Польше, Чехии и других бывших социалистических странах, где, оказывается, много занимались этим вопросом и действительно утверждали, что при социализме у женщин больше оргазмов. Потому что среди прочего они имеют социальную защиту, уверенность в завтрашнем дне, экономическую независимость и возможность выбирать партнера, не основываясь на экономических факторах. В этом контексте они могут за себя постоять. То есть, даже на таком уровне политика имеет большое значение.

Некоторые женщины при капитализме независимы и хорошо зарабатывают, но большинство из них находятся в достаточно уязвимом положении. Когда они получают меньше за ту же работу, что и мужчины. Когда стоимость детского сада практически равна размеру зарплаты. Когда вся инфраструктура устроена таким образом, что не остается другого выбора, как быть женой, домохозяйкой, заниматься только репродуктивным трудом, и женщина оказывается в ловушке.

26.29 Что можно почитать самому на эту тему? Конечно, без Мишеля нашего Фуки никуда в этой сфере не продвинуться (Мишель Фуко – один из самых влиятельных мыслителей и теоретиков культуры XX века; автор многотомного труда «История сексуальности», написанного с 1976 по 1984 годы – ред.). Однако и много феминисток пишет на эту тему: Адрианна Рич, Гейл Рубин, например.

Конечно, если вы читаете на английском, вам повезло. Для тех, кто читает на региональных языках, доступно ограниченное количество переведенных текстов. Большинство из них - в академическом и активистском ключе, более популярные тексты остаются ограниченным полем. Есть российский телеграм-канал «Помыла руки», есть секс-просветительница Татьяна Никонова (ее можно найти в соцсетях).

29.14 С развитием так называемой науки о сексуальности мы начали видеть сексуальность как очень важную и даже центральную часть идентичности человека. Конечно, гомосексуальные практики существовали всегда, но они не были способом определения идентичности человека. Это было просто что-то, чем ты занимался, но это не определяло тебя как социального и политического субъекта. И только в современное время, начиная с XIX века, появился такой новый субъект как гомосексуал. То есть, в современном мире, когда кто-то называет себя геем или лесбиянкой - это субъектность именно социальная и политическая.

​Много мужчин, которые занимаются сексом с мужчинами, но они не определяют себя геями. И есть культуры, где это все еще так.

Мы видим вполне реальную реальность этого явления: кого-то выгонят из дома, кого-то забьют камнями. Мы понимаем, что это чушь собачья, но эта чушь собачья приводит к таким последствиям.

31.09 Нам это все интересно знать, чтобы осознавать, что все эти системы не естественные и не неизбежные, а культурные и созданные людьми. Но это не для того, чтобы отрицать их реальность. Мы говорим, что гендер или девственность – это условные, исторически сложившиеся конструкты, но при этом мы не можем отрицать реальные последствия этой системы на жизни людей. Много людей в каких-то культурах придают девственности большое значение. И если окажется, что кто-то не девственница (или это будет так интерпретировано по каким-то физическим особенностям организма), то мы видим вполне реальную реальность этого явления: кого-то выгонят из дома, кого-то забьют камнями. Мы понимаем, что это чушь собачья, но эта чушь собачья приводит к таким последствиям.

Это на самом деле нужно всем.

32.33 Это не какие-то нишевые интересы определенных групп, которые хотят навязать свою повестку или, как некоторые считают, свой образ жизни, разрушить общество. Это на самом деле нужно всем. Потому что чем более инклюзивно сексуальное образование, тем оно более полезно для всего общества. Когда мужчины будут знать, где у жены находится клитор, когда мальчики будут что-то понимать про месячные, и когда люди в целом будут способны выстраивать коммуникацию о сексе и говорить о согласии – это сделает жизнь всех богаче и ярче.

XS
SM
MD
LG