Ссылки для упрощенного доступа

30 сентября 2020, Бишкекское время 14:59

Аскарова: Азимжан огорчался, что не может найти справедливость в Кыргызстане


Хадича Аскарова. 

Жена Азимжана Аскарова, умершего 25 июля в медблоке исправительной колонии, дала интервью «Азаттыку». Близкие сейчас ждут разрешения властей на вывоз тела Аскарова в Узбекистан.

- Хадича апа, выражаем свои соболезнования. Когда вы в последний раз встречались с мужем? Как он себя чувствовал?

- 23 января я зашла на трехдневное свидание и вышла 27 января. Хотя он и передвигался, у него болели ноги, чувствовал он себя неважно. Понятно, каким может быть здоровье человека, которому уже почти 70 лет, живущему в тюремных условиях. У него ухудшились слух, зрение, он носил очки.

- Когда дети в последний раз с ним виделись?

- В последний раз он встречался с детьми в позапрошлом году. С тех пор не виделись. В марте этого года наши два сына и сноха приходили в суд. Я тоже ездила с ними в Бишкек. Мы с двумя сыновьями пошли в тюрьму, но нам сказали, что с последнего свидания прошел только месяц (говорили о моем посещении), а должно пройти два, и не дали встретиться детям с отцом. Мы оставили еду, которую принесли, и вернулись. Тогда я сильно огорчилась. В тюрьме же дают разрешение на две-три встречи. Я в год ходила на три коротких и три длительных свидания. Но детям дали такую отговорку и не пустили.

- Вы могли общаться по телефону?

- Иногда разговаривали по телефону. Также мы часто писали друг другу письма через почту. Он смотрел телевизор, постоянно слушал радио «Азаттык», Би-Би-Си, «Голос Америки», был в курсе всего. В его камере не было Интернета.

- У Азимжана Аскарова остались труды, которые он написал в конце жизни? Вам выдали личные вещи мужа?

- Я еще не получила личные вещи Азимжана. Сначала мне бы доставить его тело детям, а вещи потом возьму.

Он много писал, есть и новые произведения. В 2018 году увидела свет его книга «Я счастлив» на узбекском и русском языках. В той книге он написал все, что пережил с детства и вплоть до заключения в тюрьму. Но редактор, опасаясь того, что могут возникнуть юридические моменты, сократил около 40% текста. Теперь я хочу дополнить книгу вырезанными частями и переиздать. Книга была выпущена малым тиражом и распространялась только среди самых близких ему людей и международных организаций, отслеживавших его дело.

Когда он был в Базар-Коргонском районе, занимался защитой прав человека, писал об этом. Выражал свое уважение к родине, кыргызскому народу. В одной части книги написал об отношениях между кыргызами и узбеками, о взаимопомощи на протяжении веков, совместном проживании. Он говорил, что его дело находилось в руках некоторых политиков.

У него есть дневник, который он вел в тюрьме. Там он писал, кому помог, с кем и о чем говорил, спорил. У меня есть его письма, записи, которые он передал мне во время свиданий.

Я хочу собрать все его труды и, если будет возможность, дополнить и напечатать большим тиражом.

- Почему он хотел, чтобы его похоронили в Узбекистане? Из-за того, что его дети живут там? Когда вы его увезете?

- Сейчас мы ждем разрешения на вывоз тела Азимжана. В 2010 году он завещал, чтобы его похоронили там, где будут его дети, если с ним что-то случится. В тюрьме, когда у него не было настроения, он говорил, чтобы я уезжала, а не присматривала за ним здесь. Он писал друзьям и детям. Он огорчался тем, что не может найти справедливость в Кыргызстане.

Все четверо наших детей живут в Узбекистане. Я тоже родилась там. Мы познакомились, когда Азимжан приезжал туда на учебу, в 1977 году поженились и приехали в Кыргызстан. С 2010 года все 10 лет я не могла его бросить и уехать, жила одна, надеялась, что он выйдет и мы станем жить вместе. Азимжан родился в Базар-Коргоне, вырос там. Большинство его родственников живут в Ферганской области. Возможно, он хотел быть похороненным среди родственников.

В 2016 году после вынесения Комитетом ООН по правам человека решения у меня появились большие надежды. Я ждала, что вот-вот он выйдет, а потом надеялась, что его отпустят из-за эпидемии коронавируса. Мы также надеялись на амнистию, по которой из тюрем освобождали осужденных старше 65 лет. Человек живет надеждой. Азимжан не думал, что умрет, он очень надеялся выйти на свободу. У него остались три сына, дочь и 10 внуков.

- Что сейчас мешает вывезти его тело?

- Мы сначала обратились в Министерство иностранных дел Узбекистана и объяснили свое положение. Они приняли все с пониманием. Вчера мы обратились в МИД Кыргызстана. Наш сын написал письмо в Посольство Кыргызстана в Ташкенте с просьбой разрешить вывоз тела отца. Не знаю почему, но дело затягивается, не решается. Сейчас мы ждем ответа Министерства иностранных дел.

Азимжана не освободили, когда он был жив. Я прошу, чтобы теперь выдали его тело.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

XS
SM
MD
LG