Ссылки для упрощенного доступа

25 июля 2021, Бишкекское время 05:53

Как Кыргызстану справиться с госдолгом перед Китаем?


Флаги Кыргызстана и Китая.

Про предложенную в Кыргызстане «Ханституцию» и проблемы республики по выплате внешнего долга Китаю, а также соблюдение прав человека в Центральной Азии.

Все это – темы прошедшей недели, которые получили освещение в международной прессе.

Долг Кыргызстана Китаю: между урезанием бюджета и сбором денег у народа

Под таким заголовком вышла статья обозревателя Криса Риклтона на портале Eurasinet. Свой материал он начинает с того, что «кто бы ни оказался у руля в Кыргызстане после январских президентских выборов, возможно, вынужден будет искать средства на обслуживание растущего государственного долга, большая часть которого – обязательства перед Китаем, вне госбюджета».

«Эксимбанк Китая, которому Кыргызстан должен примерно 1,8 млрд долларов (при общем долге страны на уровне 4,8 млрд долларов), не входит в число кредиторов, согласившихся в очередной раз предоставить Бишкеку отсрочку. 16 ноября министр иностранных дел Кыргызстана Руслан Казакбаев провел телефонный разговор со своим китайским коллегой Ваном И, в котором «обратил внимание на важность оказания содействия в вопросе облегчения нагрузки внешнего долга на бюджет страны», ‒ напоминает журналист и добавляет, что «возможно, он зря распинался», объясняя это тем, что «до своего свержения с поста президента в прошлом месяце Сооронбай Жээнбеков, а также другие высокопоставленные должностные лица несколько раз пытались убедить Китай дать Кыргызстану отсрочку по выплатам».

Здесь же издание напоминает, что в Кыргызстане стали озвучиваться идеи с призывом к гражданам собрать средства на погашение госдолга, в том числе и от политиков. Так, будучи еще исполняющим обязанности премьер-министра и главы государства, Садыр Жапаров заявил, что «эта идея является инициативой народа», но подчеркнул, что заставлять сдавать деньги никого не будут. «В середине октября с аналогичным призывом выступила депутат, известная как сторонница [Сооронбая] Жээнбекова. Айнуру Алтыбаева сообщила, что инициатива ее общественного объединения «Совет женщин» будет реализовываться в координации с Минфином, а список пожертвований будет опубликован в интернете для обеспечения прозрачности», ‒ отмечает Eurasinet.

Но «в обоих случаях призывы были прохладно встречены общественностью, уставшей от десятилетий безудержной коррупции», констатирует автор и признает, что «до нынешнего года Кыргызстан хорошо справлялся с обслуживанием своего внешнего долга». «Но пандемия коронавируса нанесла особо болезненный удар по стране, не имеющей выхода к морю и сильно зависящей от челночной торговли с Китаем. Согласно различным прогнозам, спад ВВП страны составит от 8 до 10 процентов. Естественно, это ударит по казне. Даже популист [Садыр] Жапаров не стал обещать повысить мизерные зарплаты, которые, к тому же, еще и обесценились в этом году из-за падения курса сома к доллару», ‒ говорится в материале и приводятся слова Садыра Жапарова, когда на церемонии сдачи многоквартирного дома для сотрудников милиции в Нарыне он попросил присутствующих «потерпеть еще год-полтора».

В заключение Крис Риклтон напоминает, что «в июне Кыргызстану удалось договориться с Парижским клубом о приостановке до конца года обслуживания долга на сумму 11 млн долларов». «Странами-кредиторами в рамках этого соглашения были Дания, Франция, Германия, Япония и Южная Корея, которым Бишкек в общей сложности задолжал более 300 млн долларов. Между тем Китай проводит менее гибкую политику по вопросу о списании долгов, что могут подтвердить государства-должники по всему миру», ‒ резюмирует автор.

Предложенная в Кыргызстане «Ханституция»

Обозреватель издания The Diplomat Кэтрин Путц выпустила статью под названием «Что имеется в предложенной «Ханституции» Кыргызстана?».

Как напоминает автор, «это была еще одна напряженная неделя в кыргызской политике», которая началась с того, что «Садыр Жапаров, занимавший с октября пост премьер-министра и исполнявший обязанности президента, ушел в отставку». А во вторник стало известно, что парламент предложил новую редакцию Конституции, «подняв новую волну в и без того кипящем политическом море Кыргызстана».

«В социальных сетях этот проект Конституции окрестили «Ханституцией», учитывая огромные полномочия, которыми она наделяет президента. И тут же возникли споры как по содержанию документа, так и по процедуре его принятия. Так, один из указанных в списке 80 авторов [депутат Жогорку Кенеша] Эмиль Токтошев в интервью Радио «Азаттык» заявил, что «не поддерживает проект, и даже не ясно, кто над ним работал», ‒ пишет портал и приводит слова парламентария, который предполагал, что будет обсуждение, но его сделали автором и, «не учитывая мнения депутатов, проект в спешке опубликовали на сайте».

Кэтрин Путц здесь же указывает изменения, которые предлагает новая редакция Конституции КР. Согласно им количественный состав парламента сокращается со 120 до 90 депутатов, исполнительная власть полностью переходит от премьер-министра к президенту, а также предлагается создать институт народного курултая. По этому поводу автор приводит мнение бывшего депутата парламента Садыка Шер-Нияза, который в интервью Радио «Азаттык» отметил, что «это попытки установить диктатуру».

Отдельное внимание журналист уделила норме предложенного Основного закона о том, что «в Кыргызской Республике запрещаются печатные издания, в том числе издания на электронных носителях, зрелища и общественные мероприятия, противоречащие общепризнанным нравственным ценностям, традициям народа страны, а также международным стандартам».

«Среди всего этого хаоса важно вспомнить причины, по которым люди вышли на улицы 5 октября. Общественность расценила [парламентские] выборы как устроенные властью в своих интересах… Народ Кыргызстана хотел бы, чтобы правительство страны как-то решало проблемы, которых множество у страны: пандемия, перегруженная система здравоохранения, огромная безработица и коррупция. Но теперь в стране принимаются такие решения, которые, похоже, направлены на концентрацию власти в руках одного человека. Парламент выдвинул проект Конституции, который явно приветствует Садыр Жапаров и который, в случае принятия, установит президентский режим сродни ханскому правлению», ‒ пишет Кэтрин Путц.

В заключении The Diplomat резюмирует, что в Кыргызстане «президентство - это как готовая взорваться в руках граната: никто не хочет держать ее в руках, но как только таймер отключается, как это ни парадоксально, все хотят заполучить власть». «Это кажется безумием: разве они не знают, что происходит с президентами Кыргызстана? С момента обретения независимости страны кто-то был изгнан, кто-то посажен за решетку, а другие отправлены в отставку», - напоминает издание.

Евросоюз забыл о правах человека в Центральной Азии

Правозащитные организации обеспокоены тем, что Европейский союз закрывает глаза на проблемы с правами человека в Центральной Азии, пишет издание Emerging Europe.

В статье отмечается, что в преддверии онлайн-встречи главы европейской дипломатии Жозепа Борреля с министрами иностранных дел пяти стран Центральной Азии международная правозащитная организация Human Rights Watch в своем заявлении от 16 ноября рекомендовала Евросоюзу «сделать выводы, если правительства стран Центральной Азии не смогут достичь более амбициозных целей в области прав человека». «НПО подчеркивает, что реакция ЕС на политические беспорядки, например, в Кыргызстане, или вызовы, созданные пандемией COVID-19, должна ставить приоритетом уважение прав человека и верховенство закона», ‒ говорится в материале.

Здесь же приводятся слова директора по Европе и Центральной Азии Human Rights Watch Хью Уильямсона о том, что «реагирование центральноазиатских стран на кризисы этого года было бы более эффективным, если они выполняли бы свои обязательства по соблюдению прав человека». «ЕС должен четко понимать, что усиление поддержки региона связано с подлинными реформами в области прав человека», ‒ подчеркнул он.

Издание напоминает, что в 2019 году Евросоюз презентовал свою новую стратегию по Центральной Азии, которая предоставила ЕС возможность выступать за соблюдение стандартов прав человека в регионе. Данная стратегия была основана на том, что «демократия и верховенство закона необходимы для того, чтобы государственные учреждения стали больше подотчетны перед своими гражданами».

«С начала пандемии Евросоюз выделил более 134 млн евро Центральной Азии в рамках своего пакета солидарности Team Europe», ‒ констатирует автор материала и добавляет, что «продолжительные политические беспорядки в Кыргызстане после протестов, приведших к отмене нечестных парламентских выборов 4 октября и отставке президента Сооронбая Жээнбекова, поставили под угрозу права человека». Отдельно также затронут и вопрос о смерти в заключении правозащитника Азимжана Аскарова.

Что касается Казахстана, то тут приводится оценка Human Rights Watch, которая констатирует, что «обещания президента Касым-Жомарта Токаева о проведении реформ не принесли значимых улучшений». «Мирных демонстрантов все так же задерживают, несмотря на новый закон. А многие журналисты продолжают подвергаться преследованиям или нападениям при выполнении своей работы», ‒ говорят эксперты. При этом подчеркивается, что законодательство этой страны не криминализирует домашнее насилие и не обеспечивает жертвам насилия адекватную защиту.

По поводу Узбекистана правозащитники более оптимистичны, признавая, что «достигнут незначительный конкретный и системный прогресс», и все же напоминают, что есть некоторые «невыполненные обязательства». Оценку ситуации в Таджикистане и Туркменистане Emerging Europe приводит под одним абзацем под названием «Отрицание существования COVID-19», ссылаясь на данные Human Rights Watch.

XS
SM
MD
LG