Ссылки для упрощенного доступа

27 июля 2021, Бишкекское время 08:59

Американская система и кыргызский парламентаризм. Юрист о системе сдержек и противовесов


Айзада Марат кызы.

Выпускница Гарвардского университета Айзада Марат кызы считает необоснованными доводы о том, что «мы установим в Кыргызстане сильную президентскую систему, как в США».

Юрист высказала критику в адрес новых властей страны, пришедших к управлению КР после октябрьских событий и спешно затеявших проведение конституционной реформы. По мнению Айзады Марат кызы, стоящие сейчас у руля вместо решения экономических, острых социальных проблем пытаются изменить Основной закон, чтобы установить суперпрезидентское правление.

«Азаттык»: Айзада, на данный момент в Кыргызстане идет обсуждение проекта Конституции. Вы успели с ним ознакомиться? Каково ваше мнение о документе?

Айзада Марат кызы: Меня огорчает, что новые власти страны, не успев прийти к управлению, первым делом кинулись менять Конституцию. А что касается обсуждаемого проекта, то я не знаю, как объяснить такие инициативы, как упоминание Манаса, выделение кыргызов как нации и возможность цензурирования СМИ. Еще один немаловажный момент – возможность нахождения президента во власти два срока подряд. Но мы ведь это уже проходили? И ведь было решено, что глава государства будет избираться лишь на один срок.

Сейчас мы опасаемся, что следующий президент сможет удерживать власть в течение 16 лет. А если вспомнить судьбы предыдущих глав государства, то мне не понятно, почему мы опять идем по тому же пути. И не понятно, кто и когда успел написать данный проект Конституции. Вопросов по поводу документа больше, чем ответов.

«Азаттык»: А почему, как вы уже сказали, новая власть решила в первую очередь заняться изменением Конституции? В чем была необходимость этого?

Айзада Марат кызы: Тут может быть только один ответ: для укрепления вертикали власти. Я думаю, все для того, чтобы в будущем принимать решения быстро и беспрепятственно. Ведь президент, получается, будет обладать неограниченной властью. Кто бы ни победил на предстоящих выборах – Садыр Жапаров или кто-то другой – у него будет абсолютная власть, а решения его будут приниматься с молниеносной скоростью.

Те, кто выступает в поддержку суперпрезидентской формы правления, приводят в пример Сингапур. Но я хотела бы отметить, что Сингапур – это пример удачного стечения обстоятельств, фактически это выигрыш в лотерею. Поэтому стоит взглянуть на другие страны с такой же формой государственного устройства. В Сингапуре эта попытка оказалась успешной, были реализованы крупные реформы. Но кто может гарантировать, что у нас будет так же? Вы ведь не сможете никого в этом убедить, верно? Поэтому я тут вижу лишь попытку укрепления вертикали власти и возможности дольше побыть на посту президента.

«Азаттык»: Айзада, вы сейчас работаете в США. Те, кто выступает за президентскую форму правления в Кыргызстане, приводят в пример систему госустройства Соединенных Штатов. Говорят, что «в США президент руководит исполнительной властью, мы хотим сделать то же самое». Конечно, госустройство США – совсем другая система, имеет свои особенности. Но насколько реально внедрить ее в Кыргызстане?

Айзада Марат кызы: Сравнивать США с нами абсолютно неприемлемо. Ведь Америка – федеративное государство, где система сдержек и противовесов работает как часы. Федеральные власти не могут спокойно вмешиваться в работу местных муниципалитетов. Тут каждый штат – это фактически отдельное государство. И несмотря на то, что президент возглавляет исполнительную власть, вмешиваться в чью-то работу он не может. В США насчитывается 50 штатов, и у каждого свой губернатор, парламент, свои законы, в общем, это абсолютно самостоятельные единицы.

Поэтому сложно сравнивать нашу унитарную республику с такой огромной страной как США, где госсистема сдержек и противовесов формировалась десятилетиями. Та же судебная власть тут настолько сильна и самостоятельна, что не подчиняется ни президенту, ни генпрокурору, ни кому-то из Конгресса – она сама диктует правила. А потому баланс ветвей власти тут не нарушается ни при каких обстоятельствах, и повлиять на одну из них другая не может.

А потому заявления о том, что «в случае передачи всей власти президенту мы заживем, как в Америке» ‒ это чистой воды популизм. И нет ни одной маломальской причины делать такие сравнения. Чтобы сформировать в Кыргызстане такую же сбалансированную систему ветвей власти в условиях президентского правления понадобятся долгие годы. Но для ее создания необходим большой потенциал.

«Азаттык»: Вы сейчас работаете в США юристом, получили образование в Гарварде. И судебную систему Кыргызстана знаете как свои пять пальцев. Видя то, как работают суды в США, наверняка, размышляли о том, как создать такую же независимую систему в КР?

Айзада Марат кызы: Я думаю, что это первоочередная и самая важная задача для президента Кыргызстана, кто бы им ни был. Если у наших президентов хватило бы ума и желания управлять страной прозрачно и справедливо, то в первую очередь они начинали с реформирования судебной системы. Потому что когда-нибудь срок их правления закончится, и они покинут свой пост, а кто даст гарантию, что на них не возбудят уголовные дела? А если они начали бы реформу судов, то кто бы ни пришел потом к управлению страной, даже в случае гонений на предшественника, независимый суд оправдал бы бывшего президента.

Этим я хочу сказать, что чем больше независимости и самостоятельности даст глава государства судьям сейчас, настолько же он ощутит результат этого на себе в будущем. Это закономерная вещь. Вот почему если у президента нет заинтересованности в том, чтобы создать справедливую судебную систему, я начинаю сомневаться в его истинных намерениях.

Как создать самостоятельную судебную систему? В нашей Конституции, как и в других странах, прописаны процедуры назначения судей Конституционной палаты, Верховного суда. И я хотела бы сказать, что мы по праву можем гордиться тем, как сейчас это устроено у нас. Но вопрос, на мой взгляд, заключается в разнице двух систем.

К примеру, в США преобладает система общего права, и решения судов имеют силу закона. Федеральных судей выбирают граждане, и эта процедура довольно сложная. В Кыргызстане же континентальное право, когда решения судов обязательны к исполнению, но силу закона они не имеют. К примеру, в Америке указ президента имеют законодательную силу, и если Конституционный суд его отменяет, дает свое заключение, то такой законодательный статус и будет у этого документа. Помимо этого в США полномочия Конституционного суда имеются и у Верховного суда, а потому - как решит Верховный суд, такой статус и будет у закона.

У нас же областные суды и апелляционные инстанции могут выносить совершенно разные решения по одним и тем же делам. То есть мы не можем сказать, что «суд до этого вынес такое-то решение, вы тоже должны принять такое же». У наших судей отсутствует единая практика, каждый выносит вердикт, опираясь на свои заключения.

Огорчает еще и то, что у наших служителей Фемиды довольно низкие моральные принципы. Потому что в первую очередь они боятся за себя. К примеру, при суперпрезидентской системе кандидатуры судей будет предлагать глава государства по рекомендации Совета судей, а утверждать их будет Жогорку Кенеш двумя третями голосов от числа всех депутатов. И если будет вынесено какое-то решение, не устраивающее власть, то завтра же этого судью парламент снимет по одному только пожеланию президента.

Согласно нашей Конституции, отстранение от должности судьи Верховного суда или Конституционной палаты – довольно непростой процесс. Но в реальности, когда президент обладает неограниченной властью, сделать это легко. А потому у судей действительно нет никаких гарантий. Тем более, что когда ГКНБ и Генпрокуратура в руках главы государства, какие могут быть гарантии? Вот почему для обеспечения независимости судов при суперпрезидентской форме правления необходимо вывести эти два ведомства из-под управления президента. И ГКНБ, и Генпрокуратура должны быть независимыми органами.

Только тогда можно сформировать независимую судебную систему, как в США. Ведь здесь судьи знают, что их никто не может уволить. Несмотря на то, что их утверждает президент и обе палаты Конгресса, суды спокойно выносят решения против главы государства. И никто не может снять их за то или иное решение. Вот почему только при обеспечении независимости судов от других госструктур эта ветвь власти сможет стать самодостаточной и независимой.

«Азаттык»: Кыргызстан одним из первых среди стран Центральной Азии внедрил многопартийную систему и заявил о переходе к парламентской форме правления. Но сейчас высказывается много критики в адрес многопартийной системы при обсуждении проекта Конституции, поэтому предлагается перейти на смешанную форму. Кто-то сравнивает политические партии в КР с бизнес-проектами. Что вы думаете по этому поводу?

Айзада Марат кызы: Наши политики не задумываются над вопросами, что произошло и какими будут последствия. Мы, глядя на наших депутатов, не можем сказать, что парламентская и пропорциональная система плохие. Уровень и профессионализм наших депутатов – это другое. Если люди продают свои голоса на выборах, и из-за этого партии проходят в парламент, это не говорит о том, что пропорциональная система плохая.

Наоборот, в перспективе одномандатная система, при которой от каждого округа избираются депутаты, не подходит для Кыргызстана. Только парламентская система открывает путь для молодых, умных и прогрессивных. Они никогда не смогут прийти в парламент через одномандатные округа. От одномандатных округов будут избираться только влиятельные, богатые и местные авторитеты. Таким путем мы не увидим в Жогорку Кенеше новые лица.

Меня порадовало то, что последняя революция произошла из-за парламентских выборов. Это доказательство того, что парламент начал играть важную роль в жизни страны. Мы встали на путь парламентаризма и за 5 лет стали парламентской страной. Надо быть подальше от мысли, что система сразу заработает как часы. Не надо забывать, что это долгий, но правильный путь. Каким прогрессивным составом в этих выборах участвовали партии «Реформа», «Ата Мекен» и «Бир бол». Это было требованием времени и народа.

Если не будет сильных партий, если все перейдут на одномандатную систему, то президенту будет легко давить на парламент. Если придут сильные партии, они не позволят этого сделать. Можно задаться вопросом: «Действующий же парламент выполняет только политические заказы?». Но я верю, что в будущем по партийным спискам будут приходить только сильные депутаты. Посмотрите, какие принципиальные, активные парни и девушки шли на выборы по спискам названных мною партий! Они показали бы силу парламента и внесли вклад в обеспечение независимости законодательного органа.

Такой маленькой стране, как наша, не нужна одномандатная система. Будут сильны клановые и земляческие настроения, а женщинам, молодежи и национальным меньшинствам не дадут мест. Потому что у молодежи и женщин нет денег, а у представителей национальных меньшинств - возможностей для избрания в парламент.

NO/BK

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Журналист радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

Смотреть комментарии (4)

Не допускаются комментарии, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG