Ссылки для упрощенного доступа

23 сентября 2021, Бишкекское время 06:44

«Документ будет работать точечно». Какие угрозы несет «закон о фейках»?


Акция протеста против законf о манипулировании информацией. Июнь 2020 года.

Президент Садыр Жапаров подписал закон «О защите граждан от недостоверной информации», который прозвали законом против «фейков». Но эксперты считают, что за намерениями бороться с ложными публикациями стоит цель ввести цензуру.

Одобренный главой государства закон имеет продолжительный и скандальный бекграунд. Представители гражданского общества, журналисты и медиаэксперты протестовали против него. В прошлом году тогда еще президент Сооронбай Жээнбеков не подписал закон, принятый Жогорку Кенешем, и вернул его обратно. В этом году закон начал обсуждаться в парламенте уже под другим соусом – законопроект «О манипулировании информацией» стал проектом закона «О защите граждан от недостоверной информации». Закон обсуждался в спешке, присущей принятию неотложных, жизненно необходимых законов, но первая попытка провалилась – на голосовании 30 июня инициаторам не удалось набрать нужные 60+1 голосов.

Но возликовавшим было защитникам свободы слова суждено было разочароваться. Ровно через месяц депутаты резко изменили свое мнение и 97-ю голосами поддержали документ. К слову, перед этим парламентарии неофициально встречались с президентом. Еще почти через месяц глава государства, как и ожидалось, подписал окутанный скандалами документ.

Медиаэксперт, председатель Фонда расследовательской журналистики Аделя Лаишева в интервью «Азаттыку» высказала свое мнение о том, почему закон принимали так спешно.

«Азаттык»: Действительно ли этот закон может защитить граждан от недостоверной и ложной информации или авторы преследовали какие-то другие цели?

Аделя Лаишева.
Аделя Лаишева.

Аделя Лаишева: Я не считаю, что этот закон защитит граждан от недостоверной и ложной информации. Я всегда говорила, говорю и продолжу говорить о том, что этот закон учитывает только то, что мы видим все вместе в интернет-пространстве. Но никто не учитывает мессенджеры, в которых индивидуально по группам рассылается непроверенная информация, она постится, рассылается. Эти вещи никто не регулирует, и я считаю, что это невозможно. И сейчас стоит вопрос о медиаобразовании, медиаграмотности населения.

Этот закон регулирует распространение недостоверной и ложной информации в интернет-пространстве. А если я напишу на заборе? Это же не интернет-пространство?! Я могу выпустить листовки с недостоверной информацией. Это тоже не интернет-пространство. Значит, этот закон не охватывает всю недостоверную информацию. Есть закон, касающийся защиты чести и достоинства, по которому ты можешь пожаловаться на тот материал, который, как ты считаешь, затрагивает твои честь и достоинство и наносит тебе ущерб. То есть, законы, по которым можно работать, уже есть. А в этом законе что делается? Я зачитаю: «В случае отказа от удаления недостоверной информации, нарушения времени удаления недостоверной информации лицо, чьи права и свободы были нарушены в связи с публикацией, вправе обжаловать действия владельца сайта сети Интернет или страницы в Интернете в порядке, определяемом кабинетом министров». Насколько я знаю, мы живем в правовом государстве, и все должно быть по закону. До принятия этого закона я должна была бы идти обжаловать в суд, в соответствии с законом. А здесь какой-то порядок, который определяет кабинет министров. Еще не известно, какой это порядок.

Самое главное, наш Жогорку Кенеш сам нарушает все законы, которые он принимает. И этот закон был принят с нарушением всех процедур. В августе 2020 года Жээнбеков (экс-президент) вернул его (закон) на доработку, они должны были сразу начать его дорабатывать, но согласительную комиссию создали только через год после того, как закон вернулся. Это уже неправильно. 30 июня 2021 года проект не был принят депутатами. Потом президент приглашает к себе депутатов на встречу и просит поддержать этот закон. Депутаты бегом поддерживают этот закон, хотя по процедурам они должны были вернуться к его рассмотрению не раньше чем через 6 месяцев. Они нарушают регламент, созданный ими же самими.

«Азаттык»: По вашему мнению, с чем может быть связана такая настойчивость в принятии этого документа?

Аделя Лаишева: В первую очередь этот закон направлен против действующих СМИ. Все они зарегистрированы и имеют свои страницы в Интернете. Они официально ведут свою работу, официально отвечают за свои слова, на которые в любом случае можно подать в суд. Но вы же понимаете, что судебные разборки - это длительный процесс. Этот закон в «порядке, определяемом кабинетом министров», позволит закрывать неугодные СМИ здесь и сейчас.

Кроме того, скорее всего, этот закон направлен против лидеров мнений. Есть очень много интернет-пользователей с активной гражданской позицией. Если у тебя аудитория 15-20 тысяч человек, то ты становишься лидером мнений, и этот закон затронет тебя.

Все пользователи Интернета начисто лишаются права свободно мыслить. Человек живет и совершает ошибки – это совершенно нормально. А этот закон не дает человеку права на ошибку.

И мы-то помним, что в октябре у нас начнутся выборы. Этот закон позволит очень легко избавляться от неугодных.

«Азаттык»: То есть документ подгоняли к выборам?

Аделя Лаишева: Если они его в июне не приняли, должно было пройти 6 месяцев, чтобы вернуться к его рассмотрению через полгода – в следующем году. Дальше должны были быть выдержаны все процедуры. Но они бегом-бегом все сделали. И у меня есть подозрения, что все это специально делается к выборам. Потому что действующей власти нужно, чтобы в парламент пришли нужные ей люди.

«Азаттык»: Чтобы этот закон работал, требуется немало ресурсов. Это и спецоборудование для интернет-провайдеров, и сотрудники в госорганы, которые будут этим заниматься, и так далее. Если учитывать этот фактор, насколько реально, что закон будет работать так, как утверждают его авторы?

Аделя Лаишева: Этот документ создан под какие-то точечные вещи. Потому что нереально отслеживать все, что делается в Интернете.

Дела по защите чести и достоинства, которые у нас были, затрачивали очень много ресурсов. У нас в стране нет даже элементарной лингвистической комиссии. Исполнять этот закон просто невозможно. Но если власти захотят закрыть кого-то, кто им неугоден, то этот закон будут применять. Вот и все. Общее интернет-пространство он регулировать не сможет.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG