Ссылки для упрощенного доступа

19 мая 2024, Бишкекское время 16:51

Борьба с коррупцией в Кыргызстане. Что означает заявление главы ГКНБ?


Камчыбек Ташиев.
Камчыбек Ташиев.

Глава Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) КР Камчыбек Ташиев сообщил о начале второго этапа борьбы с коррупцией. В своем посте от 24 мая на личной Facebook-странице он рассказал, что первый этап этого процесса был непростым, а следующий будет еще сложнее.

Заявление главы спецслужбы трактуют по-разному. Напомним, в начале года международная организация по исследованию уровня коррупции Transparency International в докладе за 2022 год отметила, что Кыргызстан «постепенно движется в сторону авторитаризма», а «происходящее из-за этого ослабление системы сдержек и противовесов значительно расширяет для облеченных властью возможности безнаказанных злоупотреблений».

«Или взяточники меня одолеют, или я их приструню»

В своем заявлении Камчыбек Ташиев рассказал, что борьба с коррупцией была разделена на три этапа. По его словам, первый период был непростым, но он закончился, а впереди предстоит еще более сложная работа, в рамках которой «будут максимально применяться наказания, предусмотренные законами», вплоть до конфискации имущества. При этом глава спецслужбы заверил, что в рамках этой борьбы с коррупцией ему придется отказаться от многого, невзирая на детей и близких, друзей и родственников:

«Эту борьбу мы разделили на три этапа: 1) систематизация борьбы, определение направлений; 2) ужесточение наказания в рамках закона; 3) информация, разъяснение, закрепление достигнутых успехов. Первый этап только завершился, было не так легко, как мы думали. Мы считали, что потребуется 3, максимум 6 месяцев, но все растянулось на 2,5 года. На это потребовалось много труда, настойчивости, честности и выносливости. Мы стоим перед началом второго этапа, в рамках которого будем максимально применять наказания, предусмотренные законами. До этого задержанные коррупционеры возмещали ущерб в размере, превышающем его в несколько раз, и получали легкое наказание по решениям суда. Теперь коррупционеры будут не только возмещать ущерб, на все их имущество по решению суда мы будем применять самое жесткое наказание, будем контролировать. Думаю, второй этап продлится 1-1,5 года. Он будет очень сложным и лично мне надо будет отказаться от всего: детей, родных, друзей-соратников, родственников, не говоря уже о более незначительных вещах».

При этом Камчыбек Ташиев обратился к чиновникам и предупредил, что каждый, кто окажется замешан в коррупции, не останется без наказания:

«Выполняйте свою работу добросовестно, не нарушая закон, прекращайте коррупцию, не просите, отныне в отношении нарушителей закона будут применяться строгие меры в рамках закона. Бандиты, грабители, положившие глаз на чужое имущество, контрабандисты, обманувшие государство мошенники – вы все по закону будете уничтожены на корню! Это очень сложная, трудная в исполнении и опасная задача, но я сделаю это, другого пути у меня нет! Или коррупционеры меня одолеют, или я их дисциплинирую законом. У нас у всех проходит время, а у меня его очень мало. Надо успеть!».

Это заявление главного чекиста общественность восприняла по-разному.

Так, гражданский активист Мукай Керимбаев считает, что борьба с коррупцией уже дает свои плоды. При этом он отметил, что нельзя связывать слова Камчыбека Ташиева о том, что осталось мало времени, с состоянием здоровья главы ГКНБ:

«Вы же видите, что борьба с коррупцией ведется беспощадная. И Ташиев сказал, что второй этап будет еще жестче, чем предыдущий. Мы много где бываем, и ситуация не такая, как раньше. Отныне работать должны только те, кто хочет служить государству и является патриотом. Я могу точно сказать, что благодаря целям, которые поставили в борьбе с коррупцией Камчыбек Кыдыршаевич [Ташиев] и Садыр Нургожоевич [Жапаров], в течение 1,5-2 лет работающие на государственной службе люди изменятся как никогда. О здоровье Ташиева высказываются различные предположения. И его слова о том, что времени мало, были сказаны в том смысле, что, мол, надо ускорить борьбу, давайте усиливать ее. Могу сказать, что болезни или чего-то еще нет. И так мы уже провозились 30 лет. Поэтому, я думаю, он говорил в том смысле, что «давайте ускорять борьбу, чтобы мы вошли в ряд развитых стран, где нет коррупции».

В последнее время чуть ли не каждый день в Кыргызстане сообщается об арестах в рамках борьбы с коррупцией. Президент КР Садыр Жапаров в прошлом месяце дал интервью государственному информационному агентству «Кабар», где заявил, что за 2,5 года борьба с коррупцией принесла более 10 млрд сомов. И хотя власти периодически озвучивают суммы, которые внес тот или иной задержанный, не сообщается, на что были потрачены эти средства. Среди общественности эти действия прозвали «кустуруу» или «кустуризация» (термин, означающий задержания политиков и бизнесменов с последующим возмещением ими ущерба государству – прим. ред.). И если часть граждан это поддерживает, есть и те, кто выступает против такой политики.

По мнению генерального секретаря Антикоррупционного делового совета при президенте КР (АДС) Нурипы Мукановой, помимо наказания за коррупцию надо обратить внимание и на ее предотвращение:

«Сейчас, действительно, не ограничиваются лишь словами о том, что «мы задержим столько-то человек, будем беспощадно бороться с коррупцией», и задерживают коррупционеров. Видимо «кустуруу» было первым этапом борьбы с коррупцией. Сколько было возвращено, сколько выплачено и передано в бюджет – это уже другой вопрос. Из-за того, что коррупция в нашем обществе разрослась настолько сильно, борьба, действительно, заняла много времени. Честно говоря, это явление, которое будет все время. Но как сказал Камчыбек Ташиев, в ходе второго этапа надо не просто задерживать [коррупционеров] и снова выпускать их, а необходимо начать работу по предотвращению коррупции. В связи с этим мы уже предлагали специальную стратегию и мероприятия. Каждый государственный орган должен провести внутреннюю «чистку».

«В борьбе с коррупцией нужна последовательность»

В начале этого месяца Садыр Жапаров встретился с кандидатами в депутаты Жогорку Кенеша от одномандатного Ленинского избирательного округа в Бишкеке, где дал небольшой комментарий по поводу тех, кого задерживали в связи с коррупцией, а потом отпустили. Тогда он сказал, что политика освобождения тех, кто возместил ущерб, будет продолжена.

Аналитик Нурсултан Акылбек считает, что в ходе следующего этапа борьбы с коррупцией политическое противостояние, возможно, усилится:

«Заявления Ташиева несколько противоречат тому, что до этого говорил президент. Глава государства ведь сказал: «Главное, что коррупционеры выплатили деньги, какой смысл держать их в тюрьме?». А сейчас, хоть Ташиев и озвучивает имя президента, говоря, что далее будет еще более ожесточенная борьба, возможно, что в вышестоящих кругах власти начнется внутренний раскол. Ведь только недавно, когда задержали родственника генерального прокурора, Ташиев сразу же заверил, что «конфликта нет, Зулушев знал, мы все работаем в едином русле, в одном направлении». Но отныне политическая борьба может усилиться. И слова Ташиева, что «я могу не посмотреть, что это мои друзья и родственники», возможно, говорят об этом. Нынешняя власть - ведь система «друзей». Поэтому далее могут участиться аресты тех, кто во власти».

Политолог Руслан Акматбек обращает внимание на то, что в борьбе нынешней власти с коррупцией много неясных моментов. По его мнению, в данном вопросе, прежде всего, нужна последовательность:

«Страны, которые продвинулись в борьбе с коррупцией и совершили прорыв, проводили последовательную работу в этом направлении. В качестве примера можно привести Грузию и страны Восточной Европы. Они не только проводили чистку, но и ликвидировали если не всю, но большую часть системы, которая приводила к коррупции. Они изменили законы, процессы принятия решений, а также улучшили управление, внедрили автоматизацию, изменили сознание госслужащих. В нашем обществе этого не наблюдается. Как и раньше ищут знакомых [при решении вопросов]. Говорят, что задерживают, но ситуация-то не меняется. К примеру, недавно президент сказал так, что это можно понимать как если украли деньги, занимались коррупцией, пусть выплатят и выходят. И это говорит о том, что у нынешней власти два разных взгляда на борьбу с коррупцией, но нет последовательности в работе. Кого арестовывают, сколько они возмещают, кто ответственен за эту ситуацию и что нужно сделать, чтобы подобные вещи больше не повторялись – обо всем об этом надо говорить открыто. По сравнению с прошлым, сейчас больше различных видео от спецслужбы о том, что задержали того или иного человека, но одновременно с этим нет действий, направленных на последовательные изменения».

Правозащитница Азиза Абдирасулова согласна с мнением, что в борьбе с коррупцией нужна прозрачность. Она отметила важность искоренения уже сформировавшихся схем, которые способствуют взяточничеству:

«Я тут вижу два явления. Первое – это месть, а второе – ведется узаконенный грабеж и рейдерство. Ничего другого я не увидела. В [проводимой властями КР] борьбе с коррупцией я не увидела сплетенных цепочек. Например, задерживают государственного служащего и показывают, что все остальные там хорошие, и только он плохой. На этом борьба прекращается и дальше ничего не делается. Но госорган не состоит лишь из одного человека. Там ведь все переплетено и связано. Есть уже сформировавшиеся «пути» того, как добраться до того или иного судьи, высокопоставленного лица, чтобы передать взятку. И судья, которого обвиняют в получении денег, принимает решение не единолично. Поэтому коррупция состоит не из одного человека. В борьбе с коррупцией мы не видим того, что происходит после задержания человека. У нас пока нет такой картины, когда имеются и те, кто получил [взятку], и те, кто ее дал, и те, кто выступал посредниками.

И потом - задержание по подозрению в коррупции уже становится привычным явлением. А когда так происходит, то и возникает недоверие. Появляются вопросы: они, действительно, задерживают или просто пытаются отобрать что-то у этого человека, или хотят лишить его должности, а вместо него назначить «своего» человека?. Есть международные стандарты, модели, инструкции и руководства по борьбе с коррупцией. Сейчас при арестах допускаются также нарушения закона. Если так будет продолжаться, то смысл борьбы с коррупцией потеряется, и у общества появится недоверие, мнение, что борьба показушная».

По данным Генпрокуратуры КР, в 2022 году в результате борьбы с коррупцией государство получило 11 млрд 679 млн 607 тысяч 984 сома. Из них в денежном эквиваленте было перечислено 3 млрд 554 млн 193 тысячи 960 сомов. А 5 млрд 701 млн 715 тысяч 118 сомов вернули в виде недвижимости, в числе которой приводится детские сады и земельные участки.

В начале года международная организация по исследованию уровня коррупции Transparency International опубликовала доклад за 2022 год, в котором Кыргызстан, как и в прошлом году, набрал лишь 27 баллов из 100, заняв 140-е место среди 185 стран мира. В документе было отмечено, что «страна постепенно движется в сторону авторитаризма», а «происходящее из-за этого ослабление системы сдержек и противовесов значительно расширяет для облеченных властью возможности безнаказанных злоупотреблений».

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG