Ссылки для упрощенного доступа

18 июля 2024, Бишкекское время 04:46

Раскрыть потенциал госкомпаний. В КР создают Нацинвестфонд, управление им намерены отдать иностранцам


Ряд компаний КР с госдолей, коллаж.
Ряд компаний КР с госдолей, коллаж.

В Кыргызстане появится Национальный инвестиционный фонд. Основной задачей новой структуры власти страны называют привлечение инвестиций для развития государственных компаний через выход на международные фондовые рынки.

Законопроекты, необходимые для создания НИФ, Жогорку Кенеш рассмотрел и принял буквально за полчаса, несмотря на замечания отдельных депутатов о том, что документы сырые и нуждаются в доработке. Эксперты же говорят, что подобные фонды все чаще становятся инструментами влияния и в связи с этим стоит задаться вопросами о том, как это укрепит власть в КР и как поменяется экономическая дипломатия.

Новый фонд за две недели

О том, что в Кыргызстане появится Национальный инвестиционный фонд в виде открытого акционерного общества стало известно 19 июня. В сообщении администрации президента было указано, что глава государства подписал соответствующий указ с целью «обеспечения устойчивого роста стоимости хозяйственных обществ с государственной долей участия и привлечения инвестиций путем выхода на местный и международный рынок капитала».

По данным Министерства экономики и коммерции, этот указ был принят еще 14 июня. В ведомстве отметили, что в НИФ компании с государственным участием в уставном капитале будут переданы «на основе тщательного анализа и оценки».

В интервью национальному информагентству «Кабар» от 22 июня президент Садыр Жапаров пояснил, что «госкомпании сегодня составляют значительную часть суверенного капитала Кыргызстана». «В то же время их истинный потенциал еще не раскрыт и не оценен. Это связано с тем, что рыночная стоимость компаний, полностью находящихся в госсобственности, не определена в полной мере... Этот Национальный инвестиционный фонд будет на 100% принадлежать государству, то есть государство не потеряет контроль и управление над этими компаниями», – заверил глава государства и добавил, что подобные фонды созданы во многих странах мира – Казахстане, Сингапуре, Норвегии, Саудовской Аравии и так далее.

Уже 24 июня кабинет министров КР внес в парламент соответствующие законопроекты – поправки в ряд действующих НПА и новый закон «О Национальном инвестиционном фонде КР». В итоге уже 27 июня, на заключительном перед летними каникулами заседании Жогорку Кенеш одобрил документы сразу в трех чтениях, хотя некоторые депутаты указали на недочеты в них.

Что напоминает?

Во время обсуждения в ЖК несколько депутатов заметили, что вновь создаваемый фонд чем-то напоминает ЦАРИИ – Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям. Эта структура была создана в 2009 году в рамках реформы системы управления КР и ее ликвидация была одним из требований Народного курултая незадолго до апрельской революции 2010 года.

В частности, Дастан Бекешев подчеркнул, что «сама мысль очень благая, но какая-то схожесть нехорошая есть с предыдущим прошлым». В связи с этим, он поинтересовался у докладчика – министра экономики и коммерции - чем новый фонд кардинально отличается от ЦАРИИ, «который учреждали Максим Бакиев и его друзья». В ответ Данияр Амангельдиев заявил, что в случае с новым фондом «нет консультантов, есть прямая ответственность и прямая обязанность международной компании», которая будет «непосредственно ставить под удар свою репутацию»:

«Как вы отметили, там были консультанты, которые не несли ответственности – ни репутационной, ни финансовой. А здесь будет ответственность и репутационная, и финансовая... Управление, как предполагается, будет на конкурсной основе – будут иностранные компании, то есть это аутсорсинг. Здесь не будет национальных операторов, вмешательства госорганов, отменяется право телефонных звонков для управлениями этими компаниями и будет международная отчетность. Для того, чтобы вывести [наши государственные] компании на IPO, в первую очередь, необходимо доверие инвесторов, доверие международного сообщества».

В ответ Дастан Бекешев напомнил, что с ЦАРИИ тоже работали международные компании в лице компании MGN group под руководством Евгения Гуревича и их целью также было выведение госактивов КР на IPO (Initial Public Offering первая публичная продажа акций компании).

В справке-обосновании к законопроекту указано, что в ноябре 2023 года глава кабмина КР Акылбек Жапаров побывал с рабочим визитом в Великобритании и провел «рабочие встречи с руководителями ряда британских компаний, работающих в сфере финансов и горнодобывающей промышленности, где состоялся обмен мнениями по вопросам управления активами и было обсуждено предложение о создании Национального инвестиционного/суверенного фонда, в состав которого будут включены государственные компании». Далее, как отмечается, президент КР утвердил Дорожную карту по вопросу создания такого фонда, а 28 февраля была образована рабочая группа, которой поручили в течение трех месяцев «принять необходимые меры по разработке и практической реализации механизмов, направленных на создание Фонда национального благосостояния КР с последующим выводом на IPO».

Недоработанные документы и риски

Претензии парламентариев по данному вопросу в основном сводились к двум аспектам – плохо подготовленные законопроекты и то, что в стране уже имеются несколько структур, в полномочия которых входит управление госимуществом. Так, депутат Камила Талиева заметила, что если речь идет о национальной структуре, то «все должно быть безукоризненным», так как существует большой риск. А Динара Хашимова признала, что «возможно такой фонд нужен для выхода на мировые рынки», но в документах, по ее мнению, «каша» и поэтому она призвала кабмин «качественно готовить законопроекты».

Их коллега Гуля Кожокулова задалась вопросом о том, почему в законопроекте указано, что правление НИФ, то есть орган, управляющий фондом, «может быть единоличным или коллегиальным»:

Гуля Кожокулова.
Гуля Кожокулова.

«Столько противоречий, оно доходит иногда до смешного... Сами создаете, являетесь акционером, будете сами же руководить, у Акылбека Усенбековича [Жапарова] других дел что ли нет? Ему мало кабинета министров, мало столько министерств, мы еще создаем такие фонды – в чем привлекательность, скажите? А потом: единые службы Фонда, 21 статья. Опять создаются «единые централизованные службы для обслуживания» дочерних компаний, входящих в Фонд. Президент говорит за оптимизацию, что надо сокращать всякие государственные службы и так далее, а мы здесь плодим и плодим. Я, если честно, не могу понять логику данного законопроекта».

Ее соратник по фракции «Бутун Кыргызстан» Исхак Масалиев заметил, что законопроект не может быть принят сразу в трех чтениях, так как это противоречит статье 53 регламента Жогорку Кенеша и тем более не был подготовлен АРВ – анализ регулятивного воздействия:

Исхак Масалиев.
Исхак Масалиев.

«Он обязательно должен быть проведен, потому что создается структура, которая заденет многие отрасли... Я немного не понимаю передачу в управление иностранному гражданину или иностранной компании государственных богатств, работающих предприятий, которые имеют перспективы. Вы сначала попробуйте в качестве пилотного проекта передать на год-два одну какую-то госкомпанию, к примеру, из сферы энергетики – НЭСК или ОАО «Электрические станции». Пусть иностранец какой-нибудь поуправляет, а потом уже в зависимости от результатов принимайте решения. А передавать всю экономику [Кыргызстана] – это поспешное решение, что довольно опасно».

Данияр Амангельдиев в связи с этим подчеркнул, что на IPO может быть выставлено не более 20% акций фонда. По его словам, уставный капитал НИФ пока не определен, так как еще неизвестна балансовая стоимость госкомпаний, но предполагается, что цифра превысит 20 млрд сомов. Что же касается существующих ведомств по управлению госимуществом, то министр не исключил, что созданное в 2021 году ОАО «Кыргызиндустрия» может войти в новый фонд и в будущем, считает он, «когда будет результат» необходимо будет реформировать и ГАУГ – Госагенство по управлению госимуществом при кабмине. Что будет с Нацагентством по инвестициям при президенте, глава которого в прошлом месяце получил выговор, он не уточнил.

Напомним, в августе 2022 года власти КР заявили, что создают нацхолдинг «Аманат» с уставным капиталом в 100 млрд сомов для управления госимуществом. Но спустя примерно год, в ноябре 2023-года президент отменил свой указ, а причины данного решения не озвучивались.

Говоря о госкомпаниях Кыргызстана, нельзя не вспомнить и нацхолдинг «Наследие великих кочевников», который должен был реализовать более 30 крупных проектов в горнодобывающей отрасли, гидроэнергетике, образовании, туризме и других сферах. Но в декабре 2022 года стало известно, что не просуществовавшая и года компания закрывается, потратив 700 млн сомов.

Политические инвесторы

Согласно законопроекту о НИФ, из семи членов Совета директоров Фонда три места будут отданы лицам, занимающим «политические государственные должности в кабинете министров КР», а председателем СД будет глава кабмина. При этом в статье 5 отмечено, что «решение об использовании объектов госсобственности, в том числе стратегических объектов, передаваемых в счет оплаты размещаемых акций Фонда, принимается кабмином КР», а при передаче в Фонд акций находящихся в госсобственности коммбанков «не требуется получения согласия Нацбанка КР».

Экономист Нургуль Акимова считает, что в Жогорку Кенеше «не о том спрашивают», учитывая, что мировой опыт показывает более серьезные тенденции, когда речь заходит о подобных фондах:

Нургуль Акимова.
Нургуль Акимова.

«Суверенные фонды или фонды благосостояния представляют собой инвестиционные инструменты, принадлежащие государству, которые вкладывают средства как внутри страны, так и за рубежом для достижения заранее определенных макроэкономических целей. И эти инвестиции распределяются по разнообразным активам – от традиционных долговых и акционерных инструментов до альтернативных, таких как частные акционерные активы, недвижимость и даже футбольные клубы.

В последние годы такие фонды стали одной из самых значительных категорий политических инвесторов в мире. За последнее десятилетие активы суверенных фондов почти удвоились, и на сентябрь 2020 года они владели активами на сумму 7,84 трлн долларов, что превышает активы многих крупных финансовых игроков, таких как хедж-фонды, фонды прямых инвестиций и венчурные капиталисты. Но, несмотря на их огромный размер, суверенные фонды остаются нерегулируемыми и часто не раскрывают информацию о себе публике. Например, Кувейтский инвестиционный фонд, старейший и четвертый по величине суверенный фонд в мире, даже не раскрывает, как распределены его средства по различным классам активов, не говоря уже о предоставлении списка своих инвестиций. Аналогично, даже среди суверенных фондов, которые раскрывают инвестиционные данные на своем сайте, очень немногие предоставляют исторические данные, необходимые для детального анализа».

Эксперт напоминает, что в КР никогда не было суверенного фонда, а ЦАРИИ «просто окончательно дискредитировало идею». «Непрозрачность, о которой я говорила, в сочетании с большим размером фондов и их государственной принадлежностью, вызывает глубокое недоверие среди стран и корпораций, в которые они инвестируют. Они опасаются, что суверенные фонды могут навязывать политические цели корпорациям, в которые инвестируют, чтобы служить своим интересам, что может негативно сказаться на компании и ее акционерах. Факт, что 55 из 75 суверенных фондов были созданы странами с авторитарными режимами или несовершенными демократиями, лишь усиливает беспокойство о таких фондах. Среди академического и экспертного сообщества идут дискуссии по поводу выяснения мотивации политических лидеров, о том, что движет этими инвестициями и как они влияют на компании, в которые инвестируют», – заключила Нургуль Акимова.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG