Ссылки для упрощенного доступа

23 Август 2017, Бишкекское время 04:37

Бывший президент изложил свое видение соглашения по Кумтору, и объяснил, почему его хотят обвинить по этому делу.

«Азаттык»: Аскар Акаевич, недавно госкомиссия пришла к выводу, что при воплощении в жизнь проекта «Кумтор» государству был нанесен ущерб. Генеральная прокуратура в свою очередь даст юридическую оценку действиям некоторых руководителей. Среди них называется и ваше имя. Вы, наверное, ознакомились с заключением госокомиссии. Вы можете сказать, что интересам государства был нанесен ущерб?

Аскар Акаев: Во время моего президентства, до 2005 года, в проекте «Кумтор» не велось деятельности против интересов народа или государства. Я могу твердо сказать: «Кумтор» был направлен на интересы республики.
«Азаттык»: После выборов 2000 года на одном из заседаний парламента вы сказали, что «Кумтор светит, но не греет». Это выглядело как признание того, что вас обманули. Перед интервью с вами мы вспомнили это с коллегами, которые присутствовали на том заседании. Если вы на самом деле чувствовали, что от проекта мало пользы и допустили ошибку, почему позволили заключить соглашение в 2003 году? Сейчас и государственная комиссия, и общественность отмечает, что этим соглашением были «проданы» интересы государства.

Аскар Акаев: Вся польза и доход измеряются ценами на мировой бирже. Весь мир живет рыночной экономикой. Будь это золото, пшеница или нефть – все зависит от цены.

До 2003 года цена золота на мировом рынке не превышала 400 долларов. В 1998-2002 годах и вовсе снизилась до 260 долларов. В те годы из-за низкой цены и Кыргызстан, и «Камеко» не получали большой пользы от проекта «Кумтор». «Камеко» даже намеревалась закрыть проект из-за низкой рентабельности. Но они работали лишь с надеждой на повышение цен на золото. Говоря о выгоде, мы подразумеваем это. За последние 10 лет цена выросла в четыре раза.

С 2003 года цена начала расти. Из-за второго соглашения в 2004 году впервые в бюджет поступило 1,5 миллиарда сомов. Кыргызстан первым из стран Содружества создал Социальный фонд, продав лишь малую часть простых акций через «Центерру». В этом фонде было 86 миллионов долларов. За 8 лет было сменено три власти. А о фонде ничего не слышно. Он был использован в интересах народа или революционных лидеров? Вот это надо доказать.

Я еще одно хочу сказать. Проект того соглашения разработал «Кыргызалтын», документ был до всех мелочей обсужден в правительстве, а после этого была создана государственная комиссия. Депутаты и члены правительства, состоящие в ней, обсудили, справедливо ли распределена доля Кыргызстана или «Камеко» отошло больше, рассмотрели в парламенте, и только потом соглашение вошло в силу. Его не принимал один человек или организация.

«Решал парламент»

«Азаттык»: Но в то же время бывший руководитель «Кыргызалтына» Дастан Сарыгулов отмечает, что соглашение от 2003 года не было подробно изучено Жогорку Кенешем и экспертами, и что там были коррупционные моменты.

Аскар Акаев: Дастан Сарыгулов тут говорит неправду. В государственную комиссию входил и депутат Акылбек Жапаров, я помню, работали и другие депутаты, и даже ездили в Канаду. Решение комиссии закрепил парламент. К работе также привлекались международные эксперты. Все эти документы есть у правительства. Поэтому Дастан Сарыгулов говорит, ставя выше свои интересы.

«Азаттык»: Государственная комиссия во главе с Темиром Сариевым вынесла решение, что соглашение от 2003 года было самым невыгодным для Кыргызстана. Говорится, что обмен 67% акций в компании «Кумтор» на 33% фактически отстранил Кыргызстан от права участия в проекте…

Аскар Акаев: Комиссия вынесла одностороннее заключение и не дает народу полную информацию. Когда создавалась «Центерра», «Камеко» вошла в нее с долями в золоторудных месторождениях, работающих в Монголии и США. Доля же у «Центерры» получается больше.

У международных бирж свои правила. Мелкие компании на бирже просто «съедят». Поэтому туда входят только крупные игроки и получают от этого прибыль. Все это подсчитано. Есть решение и государственной комиссии. В то время председатель комиссии Темир Сариев тоже был депутатом. Он тоже голосовал и поддержал соглашение (после публикации этого материала в эфире телепрограммы "Азаттыка" "Неудобные вопросы" Темир Сариев опроверг это заявление, документально подтвердив, что голосовал против соглашения - прим. ред.).

«Азаттык»: Вы говорите, что вошли доли месторождений в Монголии и США. Однако государственная комиссия утверждает, что там основной долей был «Кумтор», но она была занижена, а доля монгольских месторождений Боро и Гацуура завышена. Госкомиссия пришла к выводу, что здесь сыграли свою роль личные интересы.

Аскар Акаев: Это лишь эмоции. Почему депутаты в то время не выступили против, а молча поддержали? Оба парламента того времени были легитимней по сравнению с нынешним. Тогда оба соглашения прошли через сито парламента. Обсуждение велось месяцами, и здесь нет подводных камней.

«Сарыгулов сам решал»

«Азаттык»: Аскар Акаевич, вы были президентом. Но документ подписал премьер-министр Николай Танаев и тогдашний глава «Кыргызалтына» Камчыбек Кудайбергенов. Насколько вы доверяли этим ответственным чиновникам?

Аскар Акаев: У меня не было поводов не доверять Турсунбеку Чынгышеву, Дастан Сарыгулову, а после 2003 года Николаю Танаеву и Камчыбеку Кудайбергенову. Они были профессионалами. Правда, что в обоих соглашениях были недостатки. Потому что Кыргызстан в первый раз готовил такое большое соглашение и проводил переговоры с мировой компанией…

«Азаттык»: Вот уже прошло десять лет, но споры продолжаются. Вы не думали о том, что бы было, если бы осталось соглашение от 1993 года без перезаключения в 2003-ем? Сейчас высказываются разные мнения. Тот же Дастан Сарыгулов говорит, что если не было бы разорвано соглашение от 1993 года, то казна получила бы 3-4 млрд. долларов, а так мы лишились этих денег. Вы не думаете, что можно было бы пойти по другому пути?

Аскар Акаев
: В мире есть только один путь: чтобы принести пользу стране и народу, надо выходить на мировой рынок. Спросите, есть ли другой путь получения прибыли на бирже от продажи сырья и богатств? Такого пути нет. Поэтому республика согласилась на предложение «Камеко» о создании «Центерры». Я же говорю, что после второго соглашения республика начала получать прибыль.

В годы работы Дастана Сарыгулова не было ни цента прибыли. Если золото не выходит на биржу, какую пользу получит народ и государство? Поэтому был создан Социальный фонд. Во время Бакиева и революционного правительства об этом речи не было.

А о миллиардах Дастан Сарыгулов говорит не в первый раз. Помните, после переворота 24 марта Бакиев создал комиссию во главе с Данияром Усеновым, в которую еще вошел Азимбек Бекназаров. Они обещали найти миллиарды Акаева и обогатить кыргызстанцев. Наверное, вы еще не забыли, что Усенов и Бекназаров за полмиллиона долларов наняли международного сыщика Либермана. Потом, в бытность генпрокурором, Конгантиев сказал, что «Либерман не нашел ни цента богатства Акаева». Я удивляюсь тем, кто после этого верит в то, что я вывез миллиарды. Все это – черный пиар.

А действия Сарыгулова мне понятны. Его большая ошибка в том, что он без согласования с правительством принял единоличное решение по первому соглашению, в котором предоставил «Камеко» налоговые льготы. Подписанный им документ есть. Почему госкомиссия не говорит об этом? Мы сняли с должности Сарыгулова, как узнали об этом. А он уже десять лет меня очерняет.

«Кыргызстан проиграет международный суд»

«Азаттык»: О вашем богатстве высказывается много предположений. Я хочу услышать из ваших уст о нем. Первое – говорят, что в турецком городе Кемер вы построили большой отель. Это правда?

Аскар Акаев: Нет. У меня нет нигде домов и гостиниц. Те, кто говорят об этом, должны это доказать. Если у Акаева есть дом, то пусть его конфискуют. Богатство Акаева искали и в Кыргызстане, и в Турции, и в Америке.

«Азаттык»: Один из журналистов взял интервью у Майрам Акаевой в Женеве. Вы, наверное, знаете об этом?

Аскар Акаев: Нет, не слышал.

«Азаттык»: Из этого интервью вытекает второй вопрос…

Аскар Акаев: Моя старшая дочь Бермет в мою бытность президентом 10 лет работала там в международных организациях. Майрам Акаева ездила в Женеву не за богатством. Она там, чтобы навестить дочь и внука. Она должна увидеть внука, поддержать дочь. Дети – самое главное богатство. Наше основное богатство – это четверо детей и четверо внуков.

«Азаттык»: А теперь вопрос по основной теме. Если на основании обращения государственной комиссии Генеральная прокуратура начнет расследование и следователь поедет к вам, вы готовы дать показания?

Аскар Акаев: Вы знаете, восемь лет назад во времена Бакиева генпрокуратура возбудила десятки уголовных дел. Были уголовные дела, связанные с открытием Майрам Акаевой детских образовательных центров во всех районах. Однако потом дела были закрыты из-за отсутствия оснований. Дела возбуждались по «Кумтору» и по границам. Нерасследованных фактов не осталось.

Это тоже безосновательное политическое дело. Политическая ситуация в стране трудная. Я вижу это. А экономика за восемь лет так и не вышла из кризиса. Уровень жизни народа снизился. В такой ситуации Акаева хотят сделать крайним. Поэтому я считаю, что это делается для отвлечения внимания.

«Азаттык»: Если споры между правительством Кыргызстана и канадской компанией дойдут до международного суда, каким может быть решение Фемиды?

Аскар Акаев: Народ Кыргызстана заслуживает достойную жизнь. Такие проблемы решаются путем дипломатии. Если дело дойдет до международного суда, то Кыргызстан никогда не выиграет. Поэтому надо вежливо с ними поговорить и решить вопрос дипломатией.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG