Ссылки для упрощенного доступа

22 Август 2017, Бишкекское время 01:43
На свете мало народов, у которых в почете мясо с почечной части лошади и колбаса из конины. И, соответственно, мало тех, кто не почувствует себя
довольным, пока конина не будет заготовлена впрок и на тое или на поминках не будет завален жеребец. Я думаю, такой гастрономический феномен существует, кажется, только у кыргызов и казахов. Если у нас конина – любимый и даже почетный деликатес, то недавно в Великобритании она стала причиной большого скандала.

При проверке состава говяжьих бургеров, продающихся в сети продуктовых супермаркетов «Теско» в Британии, была обнаружена ДНК лошади. Сначала такой вердикт вынес департамент пищевой безопасности Ирландии. Это стало главной темой для обсуждения таких медиа-гигантов как «Миррор», «Ивнинг стандарт» и Би-Би-Си.

Во время завтрака я рассказала об этом своей дочери. А она удивилась и сказала: «Мама, конину же едят только кыргызы и казахи. Наверное, они и привезли англичанам это мясо».

Я долго смеялась. И на самом деле, кто же изготовил эти бургеры из конины для сети супермаркетов «Теско» с миллиардным оборотом в стране с жестким контролем продуктов питания? Сейчас этот вопрос расследуют британские официальные органы по пищевой безопасности.

Интересно, но бургеры на 23% состоят из ДНК конины. Также была обнаружена ДНК свинины. Специалисты уверяют британцев, что мясо этих животных не представляет опасности для здоровья. А супермаркет убрал со своих полок тысячи тонн бургеров. После этого случая власти решили перепроверить и провести лабораторные исследования мясных продуктов во всех магазинах страны.

Поневоле вспоминаю гнедого коня моего покойного отца. Он купил его жеребенком на большом рынке в Ат-Башы, вырастил до жеребенка-третьяка, а потом и до четырехлетнего возраста. Жеребенок к пятому году стал известным в селе
скакуном для козлодрания. Его все хвалили за его иноходь и скорость. Отец очень заботился о своем коне и никому его не доверял, кроме моего брата. Зимой отец накрывал его теплой попоной, а летом выгонял на сытное пастбище Ак-Сай.

Когда я стала учиться в университете, этот конь уже достиг возраста 11-12 лет. Домашние его откормили и уже готовились завалить. Но отец сказал: «Я не смогу есть мясо своего коня. Пусть кто-нибудь другой это делает». Он отправился на рынок и продал его. Но я помню, что вместо него он купил жирного двухлетнего жеребенка, его и пустили под нож. Интересно, если все это рассказать англичанину, как он это воспримет?...

Бактыгуль ЧЫНЫБАЕВА, Лондон.

BK


Перевод с кыргызского, оригинал блога здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG