Ссылки для упрощенного доступа

6 марта 2021, Бишкекское время 18:13

Когда борьба с коррупцией хуже самой коррупции?


Иллюстративное фото.
Все хотят искоренить коррупцию, но не знают как

Я – гуманист, пацифист, толстовец, непротивленец злу насилием. Это не означает, что если меня ударят по левой щеке, то я подставлю обидчикам правую. И все им прощу, полагаясь лишь на защиту свыше или на кармический закон справедливости, который сам расставит со временем все по местам и каждому воздаст заслуженное им. Философия непротивления или пацифизма, между которыми очень много общего и взаимопроникающего, гораздо глубже и сложнее.

Вместо того, чтобы сейчас долго и скучно объяснять про эти принципы, просто перечислю те личности, кто придерживался этого мировоззрения – Махатма Ганди, Лев Толстой, Мартин Лютер Кинг, Альфред Нобель, Эрих Мария Ремарк, Альберт Эйнштейн, а из наших современников можно назвать Джона Леннона, Боба Марли, Мохаммеда Али, Майкла Джексона, Виктора Цоя, Игоря Талькова.

Поэтому, когда встает вопрос о политической борьбе, для меня всегда самым важным вопросом остается цена и последствия этой борьбы. Особенно, когда мы говорим о политических баталиях в нашей стране. Вот арестовали Ахматбека Келдибекова. По утверждению и данным Генпрокуратуры, очень злостный коррупционер, из-за чего против депутата и возбудили уголовное дело. И как водится, сразу общество разделилось на два лагеря.

Собственно, на словах все граждане поддерживают решительные действия властей по противодействию коррупции и лишению свободы лиц, промышляющих взяточничеством и казнокрадством. Вор, как говорится, должен сидеть в тюрьме. Но люди все равно спорят между собой, и если одни говорят, что оппозиционного политика повязали правильно, другие возмущаются тем, что такие же меры не применяются в адрес тех, кто близок к власти.

Но чем в реальности все же является арест Келдибекова? Главных версий пока три: первая и она же официальная – это эхо его прежних злоупотреблений, за которые пришло время отвечать. Вторая – это завуалированный прессинг со стороны «Газпрома», против покупки которым «Кыргызгаза» активно выступал депутат. Ну и последнее предположение – устранение одного из лидеров фракции «Ата-Журт» из политического поля перед новой избирательной кампанией.

Атамбаев все равно не успеет посадить всех воров

Насчет «газпромовского» следа всерьез рассуждать даже не приходится. Экономический гигант мирового уровня и местечковый политик небольшой среднеазиатской страны – это настолько несопоставимые величины, что найти между ними что-то объединяющее абсолютно не представляется возможным. Да, в Кыргызстане популярны теории заговоров, живуч и стереотип о «длинной руке» Москвы, но, конечно, все это несерьезно, по крайней мере – в нашем случае.

А вот первая и третья гипотезы вполне понятны и объяснимы. Коррупционная составляющая в деле бывшего торага ЖК безусловно есть, иначе как объяснить длинный перечень собственности, принадлежащий супружеской паре Келдибеков-Токтоматова? Будем откровенны, размах богатства этой четы настолько огромен для нищего в подавляющем большинстве населения Кыргызстана, что выглядит просто вызывающе неприличным.

Скажу честно: не хочу опускаться до уровня классовой ненависти, но если об этом не сказать, то я рискую оказаться в глазах своих читателей неискренним. Простой народ всегда аплодирует таким проявлениям социального возмездия. Всех нас с детства учат не обманывать и не воровать, и по большому счету 90 процентов населения так и проживает свою жизнь. Оставшиеся 10 процентов благодарят за это первых и радуются своей жизни – сытой и обеспеченной.

Однако главная проблема, как мы все понимаем, заключается не в разовых посадках высокопоставленных коррупционеров. Президент Алмазбек Атамбаев, наверное, лучше других осознает, что за оставшиеся четыре года президентства он такими темпами с воровством даже близко не покончит. Ну, будет он сажать в год по одному ВИП-казнокраду, но система даже не почувствует такой потери, и вместо одного выбывшего появятся три новых.

И любимый контраргумент скептиков про сингапурского лидера Ли Куан Ю и его жесткие методы борьбы с коррупцией, включавшие аресты даже близких друзей, в нашем случае мало поможет. Вообще, опыт Сингапура в мировой прессе чрезвычайно романтизирован, и вокруг него создано очень много мифов. Просто попробуйте найти статистику арестов сингапурских чиновников, и вы увидите, что обширных цифр практически нет, за исключением нескольких громких имен.

Для борьбы с коррупцией нужна не сила, а интеллект

И это не случайно, ведь Ли Куан Ю делал ставку не на репрессии, а на профилактические меры, а реализация антикоррупционной политики основывалась прежде всего на административных и экономических инструментах. Карательные методы никогда не смогут быть в полной мере продуктивными, и пример Китая яркое тому подтверждение. Любая силовая тактика против коррупции делает последнюю только изворотливее, и приводит лишь к повышению ставок.

Особенно нужно помнить о том, что в Сингапуре борьба за чистоту и эффективность госуправления заняла около четырех десятков лет, поэтому мы тоже должны быть реалистами и избавиться от стереотипа мышления, который заставляет нас верить, что президенту достаточно посадить своих близких соратников, как положение сразу выправится. Что еще хуже, если сажать одних лишь политических оппонентов.

Поскольку, таким образом, мы на самом деле и коррупцию не победим, и обречем себя на постоянную политическую нестабильность. Значит, для того, чтобы обуздать, наконец, казнокрадство, мы должны обязательно деполитизировать борьбу с ним. И как бы это не противоречило правовому сознанию, действительно, может, было бы полезно соблюдать в вопросе арестов принцип баланса: посадил «чужого», посади и «своего».

Но делать это необходимо разумно, без излишнего фанатизма. Кыргызстан просто обязать настойчиво гуманизировать свое уголовное законодательство, решительно отходя от сталинского наследия, от времен Берия и Вышинского. Генпрокурор Аида Салянова права, когда возражает депутатам, что ей жалко не Келдибекова, а народ, страдающий от коррупции. Но мне тоже жалко народ, которому пока демонстрируют лишь видимость борьбы с коррупцией.

Вот слова самого Ли Куан Ю: «Сингапур выживет в том случае, если чиновники будут неподкупными и квалифицированными. Необходимо показать сингапурцам связь между упорным трудом и высокой наградой за него. Только при таком подходе сингапурцы будут работать для самореализации и обеспечат себя и своих детей хорошим образованием, вместо того, чтобы мечтать о связях и надеяться на подарки со стороны влиятельных друзей и родственников».

Нельзя быть честным только из страха наказания

Поэтому главный на сегодня вывод – с коррупцией надо бороться так, чтобы предлагать что-то взамен кроме страха наказания. Не бывает неподкупного и квалифицированного чиновника, если он беден. Как говорил еще великий американский философ, один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин, «пустой мешок не может стоять прямо». И когда мы говорим о Сингапуре, давайте говорить и о том, что у чиновников там одни из самых высоких зарплат в мире.

Как нужно говорить и о том, что в Сингапуре в отношении государственных служащих действует презумпция виновности, и достаточно малейшего подозрения, что чиновник живет не по средствам, как специализированный антикоррупционный орган сразу, без каких-либо судебных санкций, может начать проверку его деятельности. И этот орган проверял даже самого Ли Куан Ю. Однако доросло ли наше общество до такого? Хочется верить в положительный ответ.

Ну а пока мы имеем то, что имеем. Да, борьба с коррупцией у нас пока носит искривленную форму. Да, эта борьба пока лишена конкретных механизмов и четкой законодательной базы. Да, она пока больше похожа на продолжение политической борьбы. Но начинать с чего-то нужно, и подвергать этот тезис сомнению антипатриотично и античеловечно, особенно в такой стране, где больше половины населения живет за чертой бедности.

И пусть лично я пацифист и миротворец, но поскольку мы все живем в сложном и противоречивом социуме, я также прекрасно осознаю, что кто-то в нашем обществе должен взять на себя порой неблагодарную функцию чистильщика и легального экзекутора. Человек в неволе – это неправильно и уродливо. Но и совершать преступления, наживаться за счет других, используя свое высокое служебное положение – еще более неправильно и уродливо.

Но как быть с парадоксом, что у нас, как правило, борьба с коррупцией бывает такой же отвратительной, как и сама коррупция? А это представление – итог того, что само общество до сих пор не сформулировало свою философию сопротивления коррупции, что оно мирится с нахождением коррупционеров во всех ветвях власти, голосует за них на выборах, и пассивно взирает на то, что с одними коррупционерами зачастую борются другие коррупционеры. Или нет?

Смотреть комментарии (4)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).
XS
SM
MD
LG