Ссылки для упрощенного доступа

19 Январь 2019, Бишкекское время 02:06

Лия Надарая: Похищение девушек для женитьбы - это не романтика


Член Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, доктор психологический наук Лия Надарая.

Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин призвал власти КР усилить механизмы по предотвращению принудительных браков, где нарушаются права кыргызстанок.

В докладе международной организации отмечено, что положение жертв осложняют барьеры в области правосудия, отсутствие юридической грамотности и культурные традиции.

Член Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, доктор психологических наук Лия Надарая в интервью «Азаттыку» рассказала о проведенном в Кыргызстане исследовании и своих наблюдениях.

«Азаттык»: Что послужило причиной для озвучивания на уровне ООН проблемы с нарушением прав женщин в Кыргызстане, в частности тех, кто стал жертвой ала качуу?

Лия Надарая: Во-первых, это было сделано для того, чтобы обеспечить превенцию этого явления и борьбу со стереотипами, якобы традициями, которые на самом деле являются насилием над женщиной, ее стигматизацией, а также оборачиваются принуждением и бесправием для женщин.

Во-вторых, для того, чтобы обеспечить жертвам объективное расследование и наказание похитителей, а также изменение законодательства и систему всего судопроизводства так, чтобы более четко реагировать на проблему. Потому что видно, что реагирование на проблему затруднено из-за того, что она как бы прикрыта традициями. Жертвам не предоставляется юридическая помощь на должном уровне.

Защита жертв, все судопроизводство как бы отягощено стереотипами и от этого надо освободиться. А также ужесточить отношение к проблеме, которая, по сути, не является традицией. Она гораздо глубже и серьезнее ранит общество, чем декоративная культурная традиция.

И я считаю, что наш визит в Кыргызстан был очень положительным в том отношении, что власти осознали глубину проблемы, как мне кажется, и достаточно оценили ситуацию. Потому что, насколько мне известно, реагирование уже наступило, открылся путь для улучшения этого вопроса.

«Азаттык»: Все мы стали свидетелями трагической гибели 20-летней Бурулай, которая произошла в мае 2018 года. Руководство страны раскритиковали за недостаточные усилия по борьбе с ала качуу. Вспомнят ли об этом случае вновь?

Лия Надарая: Я считаю, что визит был очень успешным, и реагирование киргизских властей тоже было адекватным. В том плане, что была открытость принять критику и профессиональную помощь. Я имею в виду этот диалог.

Что касается общественных и властных институтов, то вначале была та же улыбка, та же готовность как бы прикрыть это явление какими-то культурными особенностями и так далее.

Но я также говорю о том, что проблема очень глубинна и серьезна. Нельзя к ней относиться снисходительно и принимать ее за культурную идентичность. Это глубинная и очень опасная проблема для общества.

Мы должны научиться распознавать, что такое традиция, а что такое культурная идентичность. И что такое нарушение прав человека, особенно прав женщин. Кыргызское общество должно понимать, что на самом деле считать обычаями и культурными особенностями.

За этой проблемой стоит насилие во всем обществе. За ней стоит невозможность развития структур и будущие искалеченные поколения. То есть мы должны отнестись к ней со всей серьезностью – и власти, и общественные организации, религиозные институты – все должны одинаково серьезно отнестись к этой проблеме.

Я благодарна тем 14 общественным организациям, которые смогли эту проблему вынести на такой уровень, довести до сведения ООН, заставили заработать весь этот механизм на благо женщин Кыргызстана… Но! Этого недостаточно. Мы должны быть еще сильнее, на всех своих постах, где мы сейчас работаем.

«Азаттык»: В Кыргызстане вы обратили внимание на роль религиозных институтов в деле защиты прав женщин?

Лия Надарая: Когда были Кыргызстане, мы не один раз встречались с представителями религиозных институтов. Они утверждали, что никак не оправдывают похищения. И что вообще в кыргызской традиции еще досоветского периода сами религиозные институты регулировали, чтобы это не приняло насильственную форму.

И мы должны понять, что вот эти как бы пережитки, рудименты, возвращаются к нам в новой форме без тех защитных механизмов, которые существовали тогда. И сейчас главная роль - на государстве. А религиозные институты должны хорошо знать, что они под государством, а не над ним.

Конечно, все можно интерпретировать и придумать. Но надо хорошо изучить саму кыргызскую культуру, которая уже в 19 веке это регулировала. И надо не с той идентичностью себя связывать, которая как бы доисторическая, а с теми позитивными кыргызскими корнями, которые существуют в вашем обществе. И я вижу эти корни, и я ценю эти корни.

«Азаттык»: У вас не создалось впечатление, что в Кыргызстане права женщин защищают лишь неправительственные организации?

Лия Надарая: Конечно, это огромный труд женских организаций. Это только на женских организациях лежит, и я знаю этот труд, я сама прошла через это. И я опять же благодарная тем 14 женским организациям, которые эту проблему так хорошо осветили и донесли до нас свой голос.

...Проблема очень глубинна и серьезна. Нельзя к ней снисходительно относиться и принимать ее за культурную идентичность... Мы должны научиться распознавать, что такое традиция, а что такое культурная идентичность. Что такое нарушение прав человека, особенно прав женщин.

Я считаю, что усиление женщин - это дело самих женщин, но, в первую очередь, это забота общества и государства. Сами мы настолько слабы, что своими собственными силами мы это не сможем сделать, если нам не поможет государство.

Роль семьи такова, что в первую очередь, женщины должны оберегать своих детей. Они должны учить своих детей, растить своих детей свободными, образованными, готовыми для жизни.

А в семье, к сожалению, в наших странах, и в моей тоже, царит еще патриархат. Власть мужчины, власть сильного над слабыми, сама система семьи в наших обществах - она, к сожалению, пока не совсем демократичная. И мы должны посмотреть этой проблеме в глаза тоже и работать в этом направлении.

«Азаттык»: Какие рекомендации внес Комитет ООН властям и обществу Кыргызстана?

Лия Надарая: Ну, во-первых, я бы рекомендовала мой конек – это образование. Я считаю, что образование – это самый сильный механизм для изменения общества. Об этом (ала качуу – прим.ред.) должно говориться открыто, этому надо учить в школах, на эту тему должны устраиваться студенческие дискуссионные клубы… То есть необходимо стремиться к тому, чтобы общество само начало тоже развиваться и освобождаться от старых недугов.

Даже новым поколением это расценивается как бы романтически, как некая игра. Меня вот это поразило: мы пытаемся с этим бороться, но пока похищение невест будет так романтизироваться самим же обществом, и особенно молодыми людьми, от этой проблемы нам не уйти.

Необходимо ужесточить законодательство, улучшить имплементацию и превенцию. Эти нормативы имеют все государства, которые подписывали и ратифицировали конвенцию.

Мы каждый год улучшаем механизмы мониторинга качества имплементации своих рекомендаций. Так что, наверное, прислушаться к нам было бы хорошо.

Я с большим удовольствием послушала бы такие позитивные шаги и изменения, озвученные в следующем отчете Кыргызстана, который надлежит получить уже довольно-таки скоро. И я жду, что мы будем наглядно видеть, что было сделано и как было это достигнуто.

«Азаттык»: В случае если Комитет ООН не примет отчет властей Кыргызстана, что тогда?

Лия Надарая: В случае если Комитет ООН не примет отчет правительства Кыргызстана, это будет означать, что власти страны не смогли провести достаточную работу по искоренению явления ала качуу и в деле защиты прав женщин. Конечно, на нашем уровне, у нас нет таких принудительных мер. Мы можем рекомендовать, мы можем осуществлять техническую помощь, но дальнейшие действия не в наших силах.

Но неодобрение международного сообщества, я думаю, серьезный механизм. Он неплохо работает.

«Азаттык»: Международные институты отмечают, что коррупция в правоохранительных органах Кыргызстана сильно разрослась. Насколько эффективно можно в такой системе бороться с насилием в отношении женщин, в том числе с таким явлением как ала качуу?

Лия Надарая: Достичь при коррупции результата в любом направлении почти невозможно. Так что коррупция – это проблема очень серьезная. И мы испытали это на себе, в таком масштабе, что Грузия знает, как можно утонуть в ней. Конечно, результаты будут уменьшены и не будут такие эффективные. Особенно если учесть то, что экономическая субординация женщин в наших странах очень высокая. То есть женщина гораздо меньше получает, женщина не контролирует капитал и зачастую даже не контролирует собственные доходы.

Я считаю, что усиление женщин - это дело самих женщин, но, в первую очередь, это забота общества и государства. Сами мы настолько слабы, что своими собственными силами мы это не сможем сделать, если нам не поможет государство.

Она даже физически не принадлежит самой себе, не говоря уже о собственной экономике. Если даже физически она субординирована, то о какой экономике можно говорить? Экономически она вообще принадлежит кому-то.

«Азаттык»: Какие у вас впечатления остались после поездки в Кыргызстан, где вы встречались с разными людьми и представителями общества?

Лия Надарая: Меня в первую очередь удивила та улыбка, которая появлялась на лице у молодых людей, женщин и мужчин, когда мы начинали задавать им вопросы о похищениях невест. Почему меня это удивило? Это был показатель того, что похищение невест расценивается даже новым поколением как романтическая игра. Меня вот это поразило, что мы пытаемся с этим бороться, но пока это явление будет так романтизировано самим же обществом, и особенно молодыми людьми, от этой проблемы нам не уйти.

Меня удивило как бы отсутствие критики у большинства. Конечно, я видела несколько очень активных девушек, когда мы встречались в университетах, которые радикально отстаивали собственное пространство. Но в основном большинством представителей даже нового поколения это рассматривается как романтика. Пока это будет рассматриваться как романтика, нам с этой проблемой не справиться. То есть опять же я прихожу к тому, что все-таки главное – работа со стереотипами.

Что касается общественных и властных институтов, то вначале была та же улыбка, та же готовность как бы прикрыть это явление какими-то культурными особенностями и так далее, что это романтика и только. И даже были такие сравнения, что «я сама была украдена» или, допустим, я сам свою жену украл, когда мы были молоды, нам хотелось быстренько пожениться и поэтому мы сбежали... Но при этом они отмечали, что «здесь насилия не было, здесь просто было ускорение свадьбы и так далее». Вот такое желание как бы приуменьшить значимость этой проблемы - такое было.

Но мы не должны рассматривать этот визит как наказание, это та же работа. Когда приезжает ООН и начинает объяснять, это работа с проблемой на очень высоком уровне. Мне кажется, именно это дает результат, вот такого рода рекомендации и приносят позитивные плоды.

Напомним, Кыргызстан должен представить отчет о проделанной работе в этом направлении комитету в Женеве до марта 2019 года.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Журналист радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG