Ссылки для упрощенного доступа

23 апреля 2024, Бишкекское время 07:58

Задушить интеграцией


Саммит Межгосударственного совета ЕврАзЭС, Москва, 19 марта 2012 года.
Саммит Межгосударственного совета ЕврАзЭС, Москва, 19 марта 2012 года.

Чем больше на просторах бывшего СССР говорят об интеграции, тем больше возникает подозрений о ней – это действительно дверь в мир или всего лишь глухой забор?

На днях в Бишкеке состоялось экспертное обсуждение на тему «Интеграционные процессы в Центральной Азии: проблемы и перспективы».

Вопрос, что называется, с давней историей, а потому можно было бы отмахнуться от очередной попытки мозгового штурма. Поскольку все предыдущие «брейн-сторминги» приблизили нас к искомому результату не более, чем в самом начале разговоров об интеграционном сближении постсоветских государств. А им, этим разговорам, напомним, уже более 20 лет.

Что хорошего можно отметить в идее интеграции стран, некогда бывших единой коммунистической империей? Строго говоря, в ней хороша собственно сама эта идея, и ничего более.

Поскольку все предыдущие годы новые суверенные республики были слишком увлечены центробежными тенденциями, и лишь с истощением заложенного еще при СССР запаса экономической и интеллектуальной прочности правящие элиты разрозненных членов СНГ начали сколь-нибудь серьезные подвижки в процессе создания работоспособных интеграционных платформ.

Одна из участниц круглого стола Эльмира Ногойбаева, директор аналитического центра «Полис-Азия», задала тон обсуждению, предложив определиться, а вернее угадать, на каких основах руководство стран вообще всего постсоветского блока, а не только ЦА-региона, намерено крепить интеграционную солидарность: политических, экономических, социокультурных или иных ценностных системах? И тогда все мы смогли бы получить ответ, а для чего вообще мы создаем новые союзы?

А руководитель форсайт-центра «Barometer.kg», экс-министр иностранных дел КР Эднан Карабаев считает, что идеальным выходом было бы осознание властями республик Центральной Азии острой необходимости создавать субрегиональный альянс с полноформатными функциями межгосударственного союза.

Однако он же реалистично предупредил, что влиятельные игроки геополитической арены в лице России, Китая и США вряд ли позволят создать здесь такой союз, потому что великие державы видят в Центральной Азии лишь «ресурсные территории», пользоваться которыми легче и выгоднее, когда все здешние страны разобщены.

Политолог Тамерлан Ибраимов вовремя подчеркнул, что гоняться за членством в любых интеграционных образованиях ради галочки – совсем бесперспективный путь, потому как с кем бы Кыргызстан не «дружил», уважать его и считаться с ним будут лишь тогда, когда он станет сильным, устойчивым и на самом деле независимым. А со слабыми партнерами никто никогда всерьез считаться не будет.

В самом деле, разноуровневое состояние центральноазиатских стран по политическим и экономическим критериям значительно усложняет поиск единственной взаимоприемлемой формулы их интеграционного общежития, взять хотя бы нынешнее состояние дипломатических отношений Таджикистана и Узбекистана, как никогда близких с открытому конфликту.

И в этом смысле очень кстати прозвучало напоминание Эльмиры Ногойбаевой, что активизация разговоров о необходимости строить прочный фундамент межгосударственных образований странным образом совпадают с периодом выборных кампаний в тех странах, лидеры которых особенно заметно начинают говорить о сближении и дружбе по всем фронтам. И дальше всех, конечно, пошел избранный президент России Владимир Путин, чья инаугурация состоится 7 мая.

Ведь его проект по созданию Объединенного экономического пространства, на смену которому должен прийти Евразийский союз, многие аналитики уже назвали попыткой воссоздания СССР. Не отстает от него и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который еще ранее предлагал идею Центральноазиатского союза, где центростремительным ядром, по логике казахского лидера, должен быть, конечно же, Казахстан.

И пусть задумка казахского президента не столь циклопическа, как у его российского коллеги – что, безусловно, понятно, учитывая геополитические и финансовые возможности двух автократий – общий признак у них есть. Это идея доминирования среди вассальных стран, подчиненных мягкой диктатуре политического, ресурсного и экономического превосходства альфа-государств означенных субрегионов – евразийского и центральноазиатского.

Вот и казахстанский гость вышеназванного круглого стола не обошелся без пафосно-укоризненного замечания, что «обсуждение идей интеграции порой превращается в борьбу за мелкие торговые интересы и создается впечатление, что речь идет о неком торговом клубе». Это был заместитель директора Центра анализа общественных проблем, экономист Канат Берентаев.

Он же указал на сверхидею интеграции по казахскому рецепту: «Необходимость быстрой региональной интеграции - это ответ на вызовы доминирующей модели глобализации мирохозяйственной системы под эгидой США и необходимое условие максимального сохранения национального суверенитета малых и средних стран». Это означает применение известного принципа времен двуполярного мира – «Против кого дружить будем?».

Слава богу, в Кыргызстане уже выросли из коротких штанишек политико-идеологической сепарирования и на вещи стали смотреть гораздо шире, незашореннее и практичнее. Вот что говорит уже наш экономист Айдар Мокенов, не принимавший участия в круглом столе, но пообщавшийся с «Азаттыком» по нашей просьбе: «Не надо выбирать модели интеграции. Просто надо торговать в существующих реалиях и приспосабливаться ко всем режимам торговли».

По мнению отечественного эксперта, под интеграцией прежде всего нужно понимать простое разделение труда, и он не склонен смешивать экономику с политикой, по крайней мере, не в такой пропорции, чтобы последняя начала довлеть над первой. И с таким голым практицизмом трудно спорить, особенно если этот подход на самом деле поможет стране разбогатеть лишь за счет открытости миру и умелому поиску своей ниши в глобальной экономики.

XS
SM
MD
LG