Ссылки для упрощенного доступа

14 июня 2021, Бишкекское время 02:32

Рита Карасартова: Я не хочу ничего советовать Токону Мамытову


Рита Карасартова.

Гражданский активист Рита Карасартова поделилась с «Азаттыком» своим мнением по поводу результатов голосования в парламенте на выборах омбудсмена Кыргызстана.

Депутаты Жогорку Кенеша 26 сентября избрали на должность акыйкатчи Кыргызстана Токона Мамытова. Его кандидатура была выдвинута фракцией СДПК.

По итогам тайного голосования ему отдали предпочтение 79 депутатов, на втором месте с 19 голосами «за» оказался Канатбек Азиз, которого выдвинула фракция «Ата Мекен». А Рита Карасартова и Рыскул Бактыбаев, предложенные фракцией «Бир Бол», получили 9 и 6 голосов соответственно.

Рита Карасартова после окончания выборов поделилась своим мнением.

«Азаттык»: Большинство предполагали, что омбудсменом станет кандидат, предложенный партией власти. В итоге так и случилось, был избран Токон Мамытов. А какие вы возлагали надежды на эти выборы?

Рита Карасартова: Из-за того, что постоянно выигрывали кандидаты, выдвинутые с согласия власти, сформировалось мнение, что «в любом случае они утвердят своего человека». Я тоже так думала.

Но из-за того, что не было давления, как раньше, и из-за слов президента о том, что «я не намерен вмешиваться», в глубине души я надеялась. Несмотря на то, что хорошо знаешь политику, этим словам, оказывается, веришь. Несмотря на то, что сомнения были, я верила. Я не думала, что вопрос был решен заранее.

«Азаттык»: В то же время некоторые депутаты от фракции СДПК, те же Рыскельди Момбеков, Ирина Карамушкина, Карамат Орозова, открыто поддержали вас.

Рита Карасартова: Для меня это стало полной неожиданностью. То, что Момбеков и Карамушкина поддержали меня, возможно, объясняется внутренним разладом в СДПК. Точных причин я не знаю. А возможно, они, действительно, поверили в меня. А Карамат Орозова, как известно, активная защитница интересов Баткенской области. Возможно, когда Токон Мамытов возглавлял Пограничную службу, она заметила какие-то недостатки в его работе, и зная об этих промахах она решила поддержать не его, а меня.

У меня возник лишь один вопрос – неужели у нас настолько все плохо? Почему они выбрали чекиста? Почему был избран Токон Мамытов, который при любой власти занимал высокие должности? Возможно, депутаты от СДПК, которые поддержали меня, проголосовали бы за другого подходящего кандидата, если бы он был.

«Азаттык»: На ваш взгляд, Токон Мамытов не подходит на эту должность?

Рита Карасартова: Я не говорю о личных качествах этого человека. Но бывший чекист, бывший работник погранслужбы… Другими словами, человек, который служил в структурах, которые зачастую попирают права граждан, не должен становиться руководителем организации, которая занимается правозащитной деятельностью.

Кроме того, на сегодня все ветви власти находятся под пристальным вниманием Государственного комитета национальной безопасности. Можно предположить, что с приходом Токона Мамытова структура по защите прав человека также перейдет под надзор ГКНБ. Я против этого.

«Азаттык»: Эта была уже ваша третья попытка стать омбудсменом Кыргызстана. Чем важна для вас эта должность, каких изменений вы хотели бы добиться в Институте омбудсмена?

Рита Карасартова: Вначале я понимала, что не смогу пройти на этот пост. В первый раз я шла на выборы самовыдвиженцем. Депутаты в одно время заявляли, мол, вы, правозащитники, не выдвигая свои кандидатуры критикуете нас, но вы сначала баллотируйтесь, и если мы вас не поддержим, тогда критикуйте. И тогда я решила побороться. Во второй раз мою кандидатуру выдвинула фракция «Республика». Были сомнения, что парламентская фракция выдвинет в качестве кандидата представителя гражданского общества. В этот раз мою кандидатуру предложила фракция «Бир Бол». Но прежняя система ничуть не изменилась.

«Азаттык»: Как бы там ни было, омбудсмен уже избран. На что, по вашему мнению, должен обратить внимание в своей работе Токон Мамытов?

Граждане и раньше в поисках справедливости обращались к омбудсмену, парламенту. Это будет продолжаться и впредь. А омбудсмен будет занят статистикой.

Рита Карасартова: На мой взгляд, он окончательно разрушит институт, который уже начал разрушаться. Я далека от мысли, что человек, который не знает прав человека, завтра начнет защищать этим самые права.

Граждане и раньше в поисках справедливости обращались к омбудсмену, парламенту. Это будет продолжаться и впредь. А омбудсмен будет занят статистикой.

Я не хочу ничего советовать этому человеку. Токон Мамытов даже не сможет обратиться к гражданскому обществу, предложить совместную работу. Как сможет с нами работать человек, который в свое время преследовал нас, сажал нас? Они будут просто отчитываться, что «к нам обратились 15 тысяч человек, 20 тысяч человек...». Люди, у которых нет выхода, будут продолжать обращаться к омбудсмену. Но какая им помощь будет оказана? Вот в этом весь вопрос…

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG