Ссылки для упрощенного доступа

10 мая 2021, Бишкекское время 01:17

Нужен ли мониторинг НПО?


Зачем нужен мониторинг неправительственных организаций и какое место они сегодня занимают в обществе?

Нужны ли перемены в гражданском обществе Кыргызстана, которое традиционно считается сильным и влиятельным? На вопросы «Азаттыка» отвечает депутат парламентской фракции «Ата-Журт» Надира Нарматова, лидер «Коалиции за демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова и докторант, исследователь гражданского сообщества Сайрагуль Матикеева по телефону из Соединенных Штатов.

«Азаттык»: Надира, на днях, выступая в парламенте, вы сказали, что общественные организации на зарубежные гранты проводят политику по очернению Кыргызстана. Насколько были обоснованны ваши высказывания?

Надира Нарматова: Я считаю, что парламент должен провести мониторинг деятельности неправительственных организаций за последние 20 лет - с тех пор как Кыргызстан стал независимым государством.

Если есть общественные организации, приносящие пользу государству, пускай работают. Я считаю, что необходимо провести мониторинг деятельности таких организаций, которые на иностранные деньги проводят антигосударственную политику, разжигая межнациональную рознь, создавая, таким образом, угрозу национальной безопасности государства.

Вообще-то впервые с такой инициативой я выступила еще в прошлом году. Со стороны ГКНБ были предприняты ряд мер. Основываясь на некоторые факты, я была вынуждена сделать такое заявление.

Кыргызстан - суверенное и независимое государство. Поэтому оно обязано проводить самостоятельную внутреннюю политику, основываясь на свои правила управления страной. Слава Богу, у нас работает Конституция, есть парламент и президент, уже три года мы живем как парламентская республика. Есть коалиционное правительство, сформированное парламентом. Кабинет министров проводит свою политику. Поэтому никто не имеет право вмешиваться в наши внутренние дела. Мы не должны давать дорогу этому.

Мы говорим так, потому что нашему государству сегодня как воздух необходима стабильность и спокойствие. Думаю, нет ничего постыдного в том, чтобы проводить мониторинг и выявлять тех, кто на чужие, иностранные деньги проводит работу, которая приносит вред государству, а также насколько эти проекты приносят пользу нам. Это разве плохо?

Динара Ошуракунова: Для меня непонятен этот мониторинг. Что это такое? Кто будет его проводить? Государственные органы? Если речь идет о них, то они и так его проводят. Все грантополучатели отчитываются перед Социальным фондом, платят соответствующие налоги и регулярно cдают отчеты о своей проделанной работе государственным органам. Если парламентариям так интересно, пускай идут в тот же Соцфонд или в налоговую инспекцию и Министерство юстиции - там вся информация о деятельности неправительственных организаций, начиная от уставов и другой информации. Вплоть до того, откуда и сколько грантовых средств они получили.

Во-вторых, все международные организации, работающие здесь, также зарегистрированы в Кыргызстане. Кстати говоря, государство само их сюда позвало, а потом дало им аккредитацию для осуществления деятельности. Эти же самые международные организации дают гранты, в том числе и государственным органам власти, в их числе и парламенту.

В-третьих, возможно у депутатов вызывают опасения незарегистрированные организации. Например, мы же видим, сколько мечетей у нас строятся организациями, которые приезжают из разных стран и чья деятельность непрозрачна.

Я бы хотела подчеркнуть, что мы делаем немалый вклад в государственный бюджет в виде налогов. Мы открываем рабочие места, предоставляем работу. Деятельность того же парламента финансируется из государственного бюджета, в который мы также вкладываем средства, привлекая в страну иностранные инвестиции.

Сайрагуль Матикеева: Я не понимаю, зачем нужен мониторинг неправительственных организаций. В нашей Конституции законодательно закреплено, что каждый гражданин может что-то делать для своего развития. Неправительственные, общественные организации как раз в рамках этого и ведут свою деятельность. Для регистрации Министерство юстиции требует кучу документов, плюс ко всему они еще и налоги платят.

Например, самый действенный способ в осуществлении мониторинга деятельности неправительственного сектора – финансовый рычаг. В той же Европе, Соединенных Штатах, Канаде и Австралии действуют миллионы различных общественных организаций. В отличие от нас, их деятельность финансируется со стороны государственных органов власти, предпринимателей и частных лиц.

Здесь, думаю, уместней поставить вопрос: какой вклад сделали НПО для страны? Гражданские организации сделали очень многое для развития государства, для роста гражданского самосознания и повышения активности граждан, а также много других вещей, которые не видны для общества. Если государство хочет контролировать деятельность НПО, оно должно и само что-то сделать в этом направлении. Например, закон о социальном заказе так и не продвигается. Хотя если бы этот закон работал, можно было бы осуществлять мониторинг, предоставляя финансирование в рамках социального заказа. И вообще я далека от мысли, что гражданские организации работают еще на кого-то, кроме нашей страны.
AI

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

Смотреть комментарии (1)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG