Ссылки для упрощенного доступа

21 Октябрь 2017, Бишкекское время 00:01

На острове можно спрашивать остановки на кыргызском - многие из КР работают здесь водителями общественного транспорта.

По данным Федеральной миграционной службы РФ, трудовых мигрантов из КР во всех российских регионах нет только в Ингушетии. В последнее время кыргызские граждане стали активно осваивать и такие российские регионы, как Сахалин и Курильские острова. На вопросы «Азаттыка» отвечает журналист, блоггер, исследователь жизни кыргызских мигрантов Абдыжапар Нурдинов.

«Азаттык»: Абдыжапар, скажите сколько наших соотечественников трудятся на Сахалине? И отличается ли их положение от ситуации в Москве?

Нурдинов: В разгар сезона здесь на Сахалине находятся до 30 тысяч кыргызских граждан, а в другое время года - в районе 18-20 тысяч. Разумеется, есть отличия, хотя бы в том, что Москва - большой мегаполис, а Сахалин - это один из самых дальних и малочисленных российских регионов. Плюс ко всему это остров со своими особенными климатическими условиями.

Сахалин действительно нуждается в мигрантах. После трагедии на АЭС Фукусима в Японии из этого региона, по статистическим данным, выехали 210 тысяч местных жителей, опасаясь повторения трагедии. Сейчас их места занимают выходцы из стран Центральной Азии, преимущественно кыргызы, узбеки и таджики.

«Азаттык»: В среднем сколько получают мигранты на Сахалине? В каких сферах в основном там работают кыргызы?

Нурдинов: В других российских регионах по истечению срока регистрации иностранные трудовые мигранты обязаны покинуть территорию страны, а потом могут заново въехать. А так как Сахалин это остров, то здесь мигрант может до трех лет работать без проблем. Большинство тех, кто тут постоянно работают, стараются получить российское гражданство в отличие от сезонных рабочих.

Рабочий день тех, кто принял российское гражданство, регулируется Трудовым кодексом РФ. Согласно нему, у них 8-часовый рабочий день, различные социальные пакеты, включая те, которые предоставляются российским гражданам, живущим в сложных климатических условиях.

Абдыжапар Нурдинов
Абдыжапар Нурдинов
Но не все так радужно, есть и такие, кто незаконно тут работает. В среднем заработная плата тут колеблется в районе 30-35 тысяч рублей. На Сахалине можно встретить и наших врачей, и учителей. Они работают по своей специальности. Кроме этого, много наших соотечественников в сфере услуг и строительной индустрии.

Много таксистов и водителей общественного транспорта. Когда я только приехал на Сахалин, знакомые шутили и говорили, что я могу спросить, где мне выйти, на кыргызском языке. Оказывается, в Южно-Сахалинске среди водителей городского общественного транспорта очень много кыргызов.

«Азаттык»: Как вы оцениваете социальное положение наших мигрантов? Уделяют ли они сами должное внимание этому вопросу?

Нурдинов: В принципе большого отличия между Сахалином и остальными российскими регионами нет. Большинство мигрантов особо не обращают внимания своему здоровью. Например, беременные женщины из-за отсутствия социального страхования не встают на учет и не проходят должного медицинского обследования. Они обращаются к врачам только в сам момент рождения ребенка, вызывая скорую помощь.

В местных СМИ много пишут о таких случаях. Местные врачи жалуются, что из-за беспечности матерей в самый тяжелый момент им приходится брать на себя ответственность за сохранение здоровья и жизни женщины и ребенка, которого она носит под своим сердцем.

К сожалению, этот односторонний взгляд на истинное положение мигрантов показывает наших сограждан недалекими и безответственными к своему здоровью. Если на это взглянуть с другой стороны, у многих наших сограждан нет социального страхования, нет доступа к нему. Отсюда такие явления.

«Азаттык»: В Москве много говорят о криминализации мигрантской среды, а на Сахалине какова ситуация?

Нурдинов: Может быть есть какие-то мелкие правонарушения, но такого, чтобы мигранты сами себя обкрадывали, такого нет. Наверное, вы в курсе истории, которая приключилась с нашими соотечественниками в прошлом году на острове Шикотан. Если вспомните, то там наши мигранты стали жертвами обмана со стороны нашего соотечественника. В результате они, не получив ранее оговоренной суммы, остались ни с чем. Но, к сожалению, это история мало чему учит, потому что в разгар сезона, таким образом, на консервные заводы на Курильских островах могут привезти новых мигрантов.

«Азаттык»: А как вы оцениваете нравственное положение мигрантов?

Нурдинов: Мне сложно говорить, что мол тут что-то не так, потому что я тут всего лишь полгода. Но если опираться на опыт последних шести лет, как я начал исследование положения наших соотечественников в Казахстане и России, могу сказать одним словом – наш народ, к сожалению, деградирует. Мигранты ничем, кроме работы, не интересуются. Они не вовлечены в культурную жизнь тех стран, где находятся. В местных театрах и музеях фактически не бывают. Молодое поколение, которое дышит нам в затылок, не знает истории.

«Азаттык»: Скажите, как относятся местные власти и уроженцы Сахалина к кыргызским мигрантам?

Нурдинов: Представители местной власти положительно относятся к мигрантам из Кыргызстана. Например, случаи депортации среди наших соотечественников редко встретишь.

«Азаттык»: А на съемных квартирах мигранты, как в Москве, живут по 10-15 человек или есть различие?

Нурдинов: Таких случаев не так много, как в Москве. Если даже и встречается такое, то чаще всего в такой трехкомнатной квартире обычно живут родственники или же односельчане. Просто, наверное, им так легче прожить тут. Аренда квартиры стоит в зависимости от количества комнат от 8 до 30 тысяч рублей. Дорогих квартир достаточно много в Южно-Сахалинске.

«Азаттык»: Не разобщены ли кыргызские мигранты на Сахалине?

Нурдинов: Возможно, из-за того факта, что Родина далеко, я не замечал такого. Уже пять лет на Сахалине действует организация кыргызской диаспоры «Согласие-Ынтымак». Ее лидер Эшимбет Толубаев пытается регулировать различные вопросы между мигрантами и местными властями, проводит разные мероприятия, чтобы объединить всех кыргызов, находящихся на Сахалине.

«Азаттык»: Не могу не спросить и о другой печальной стороне миграции. Как решается вопрос доставки тел умерших наших соотечественников на Родину? Все-таки Сахалин – остров…

Нурдинов: Вы правы, в отличие от других российских регионов здесь все сложнее, учитывая географическое положение Сахалина. Отсюда нет прямых авиарейсов в Бишкек или в Ош. С российскими регионами Сахалин связан морским и авиасообщением. С Кыргызстаном только воздущное сообщение, поэтому отправка тел в таких случаях стоит до 100 тысяч рублей. Хорошо, что диаспоры очень помогают в таких случаях.

AI

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.



XS
SM
MD
LG