Ссылки для упрощенного доступа

23 Ноябрь 2019, Бишкекское время 04:59

Два детских суицида в одном районе за неделю


Иллюстративное фото.

На прошлой неделе в двух разных населенных пунктах Аксыйского района Джалал-Абадской области свели счеты с жизнью двое подростков. По обоим фактам были возбуждены уголовные дела, которые сейчас расследуются. Директора школ, где учились дети, покинули должности по собственному желанию.

Родственница одного из скончавшихся подростков считает, что причиной суицида подростка могло стать давление, которое оказывали на школьника преподаватель и сотрудники милиции.

Учащийся школы в селе Кашка-Суу Аксыйского района покончил с собой 9 октября, а девочка в городе Таш-Кумыре повесилась 11 октября.

Пресс-секретарь Управления внутренних дел Джалал-Абадской области Нурдин Жээнтаев сообщил, что по итогам осмотра на телах подростков признаков насильственных действий не обнаружено:

«По предварительным данным, школьник из села Кашка-Суу, мальчик, повесился из-за того, что учительница отругала его за использование телефона в школе. Идя вместе с друзьями по дороге из школы, он, оказывается, сказал: «Надоело, лучше умереть». После этого он повесился в своем сарае. Через три дня в сарае одного из сел, которое относится к городу Таш-Кумыру, нашли тело школьницы, которая тоже совершила суицид. Причины ее поступка непонятны, но рядом с телом обнаружили записку, где было написано: «Мама, прости меня, я ухожу вслед за ним». Родители обоих подростков заявили, что не имеют ни к кому претензий, и отказались писать заявления».

По данным областной прокуратуры, оба факта зарегистрированы в ЕРПП, назначены судебно-медицинские экспертизы, следственные мероприятия продолжаются, несмотря на отказ родителей обоих школьников писать заявления.

Мальчик из села Кашка-Суу учился в 9 классе школы №27. Третий ребенок из пяти в семье. По словам близких он хорошо воспитан и учился хорошо. Тетя погибшего Торайым Сагынбаева считает, что ее племянника на такой шаг могли толкнуть несколько причин:

«В тот день преподаватель, оказывается, отобрала у него телефон. А после уроков не вернула его, заставив племянника написать заявление и наказав привести родителей в школу. Одноклассники говорят, что видели, как заместитель директора потом ударила его по лицу. Незадолго до этого, когда Азимбек стоял с ребятами, которые пили на улице «Флеш», его задержал инспектор по работе с несовершеннолетними и сфотографировал. Потом эту фотографию инспектор отправил в группу учителей в «Вотсапе», сказав, чтобы подростки не употребляли спиртное. Кроме того, инспектор, оказывается, потребовал у моего племянника деньги, если тот не хочет оказаться списке тех, кто состоит на учете в ИДН. Естественно, подросток, который в жизни не пробовал алкоголь, очень был обижен такими обвинениями. Получается, первой причиной суицида стал страх быть опозоренным, так как будут говорить, что он, будучи сыном молдо, употребляет спиртные напитки. А второе – это то, что учительница отобрала телефон и заставила писать объяснительную».

Торайым Сагынбаева добавила, что даже если нет заявлений от родственников, соответствующие органы должны расследовать произошедшее. А отказ писать заявление она объяснила следующим образом:

«Для того, чтобы проводить следственные мероприятия должна быть проведена судебно-медицинская экспертиза. А его отец, услышав, что и во время судебных заседаний может быть проведена повторная проверка с эксгумацией тела, отказался писать заявление. Но государство и Министерство образования могло бы в защиту прав подростка подать заявление или иск. Неужели не будут приняты меры в отношении руководства школы и сотрудника милиции? Если родители не обращаются, то так и закроют глаза на это? Когда у кыргызов или мусульман дети шли на суицид? Его смерть - это не просто самоубийство, а вынужденная мера, на которую он пошел от отчаяния. Я хотела обратиться к соответствующим органам, чтобы они расследовали смерть мальчика».

После случившегося стало известно, что директор и социальный педагог школы №27, где обучается около 700 детей, уволились по собственному желанию.

Через три дня после гибели 16-летнего подростка из села Кашка-Суу повесилась 15-летняя ученица 9 класса поселка Майли-Сай, относящегося к городу Таш-Кумыру. Судя по ее предсмертной записке, подростки встречались друг с другом.

Погибшая написала: «Мама, прости меня, я ушла вслед за своим парнем, похороните меня рядом с ним». Близкие девочки также не стали обращаться в правоохранительные органы. Но причины отказа они пока не объясняют.

Методист Аксыйского районного отдела образования Изат Калыкова сообщила следующее:

«После этих фактов в школах проводятся разъяснительные работы. Директор школы, понимая, что «не имеет морального права дальше работать», покинула свой пост. 30 октября на уровне района будет проведена встреча, где также обсудим этот вопрос. Запрет на использование телефонов в школе был принят на родительском собрании. Это считается внутренним правилом школы. И учитель имел право указать на это. Конечно, мы сожалеем о случившемся, никто не думал, что все так закончится».

В Джалал-Абадской области за девять месяцев 2018 года совершили суицид 11 подростков. А с начала этого года уже зарегистрировано восемь фактов самоуибйства.

Руководитель «Лиги защиты прав ребенка» Назгуль Турдубекова говорит, что в большинстве случаев дети не ценят жизнь под влиянием различных факторов:

«Детская психика очень нежная, она не осознает ценнось человеческой жизни. Если их обидеть или сильно задеть, то не справившись с эмоциями, они могут совершить непоправимое. Родители должны быть особенно внимательными к подросткам. В школах социальные педагоги и психологи должны выявлять детей, которые ведут себя не так, как обычно, или не могут влиться в коллектив и работать с ними. В школах надо не только давать детям знания, но и говорить ученикам об их правах»​.

Назгуль Турдубекова считает, что общество также должно быть заинтересовано в том, чтобы сформировать у детей способность свободно выражать свое мнение:

«Мы должны создать им условия, чтобы они могли вести себя, как хочется, и свободно выражать свои мысли. Поэтому пока в каждой школе не будет создана атмосфера, где защищены права каждого ребенка, будут возникать такие проблемы. Если подросток никому не доверяет, то в Кыргызстане работает телефон доверия - номер 111. Позвонив по нему, они могут свободно высказаться и получить совет»​.

По данным Министерства образования и науки, в 2018 году в стране покончили жизнь самоубийством 88 школьников. Ранее Институт обмудсмена также делал заявления о том, что семейные конфликты и разногласия с родителями могут быть одной из причин суицидов в подростковой среде.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG