Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 11:07

Гольц: Участие в сирийской операции не отвечает интересам Кыргызстана и Казахстана


Александр Гольц

Первые предположения о том, что во время последних переговоров в Астане по Сирии Россия предложила Кыргызстану и Казахстану принять участие в операции по Сирии, появились после встреч министра обороны РФ Сергея Шойгу с президентами двух стран.

Но президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев опроверг информацию о переговорах по возможной отправке миротворческих войск в Сирию.

Российские СМИ написали о предложении со ссылкой на председателя Комитета по делам обороны Госдумы РФ Владимира Шаманова.

Об интересах Москвы в этом вопросе «Азаттык» поговорил с военным аналитиком Александром Гольц.

Гольц: Безусловно, это в интересах России. ОДКБ по больше части носит символический характер. Ну, или можно сказать, что основные задачи в рамках ОДКБ все-таки возложены на Россию. И коллективные оперативные силы развертывания тоже носят скорее символической характер, что может позволить России в нужный момент вмешаться в неприятное развитие событий на территории Центральной Азии.

Вдруг появилась замечательная возможность продемонстрировать, что ОДКБ является важным международным альянсом. Это имеет важное символическое значение, что страны ОДКБ в виде коллективных миротворческих сил принимают участие в сирийской операции. Я думаю, что в данной ситуации важно и то, что Россия старается свести до минимума свое участие в наземной операции. А поддержание зон деэскалации требует если не значительного, то некоторого количества сухопутных войск, и здесь Кыргызстан и Казахстан могут оказаться очень кстати.

Азаттык: Получается, что Россия не хочет направлять в достаточном количестве свои войска в Сирию?

Гольц: России нужна живая сила. Еще раз повторю, что Россия очень осторожно подходит к своему участию в наземных операциях. Для того, чтобы контролировать режим деэскалации, нужен существенный контингент войск. И тут уж помощь со стороны Казахстана и Кыргызстана лишней точно не будет. Еще раз, Россия очень осторожно к этому относится, потому что если солдат на земле, всегда есть риск что его убьют. А для российской власти очень существенно избежать большого количества жертв среди своих войск. Ну и потом перед российскими вооруженными силами стоят разные задачи, в частности, участвовать в конфронтации с НАТО, поэтому участие Кыргызстана и Казахстана будет иметь не только символическое, но и практическое значение.

Азаттык: Сколько российских военных находится в Сирии и каков бюджет операции?

​Гольц: Точно неизвестно, но это 3-4 тысячи. Этого никто не знает. Я с большим скептицизмом отношусь к расчетам, которые появляются. Мы не имеем никаких данных, чтобы посчитать стоимость операции.

Азаттык: Известно, что на Западе негативно относятся к значению операции России в Сирии. Ее обвиняют в открытой поддержке режима Башара Асада. Какое мнение по этому поводу в России?

Гольц: Российское общественное мнение вполне благожелательно относится к этой операции. Россиян убедили, что участвуют только профессиональные военные, что жертв практически нет и что в основном идут воздушные операции, в результате которых они успешно бомбят противников с воздуха.

Азаттык: Договоренности по Сирии в Астане были заключены между Россией, Турцией и Ираном, официальный Дамаск их поддержал, но сирийская оппозиция выступила против, США заявили о наличии непонятных обстоятельств. Согласно плану в начале июня должна была быть определена карта зон деэскалации. На каком уровне этот процесс?

Гольц: Пока что стороны только обмениваются своими предложениями то поводу того, где, как, какой должен быть режим деэскалации. Насколько я понимаю, окончательных договоренностей на этот счет нет.

Азаттык: Если России удастся убедить Кыргызстан и Казахстан отправить какое-то число военных, то получится, что Бишкек и Астана поддерживают позицию Москвы во внутреннем политическом конфликте Сирии?

​Гольц: Участие в обеспечении зон деэскалации не означает, по крайней мере, формальное участие в военных действиях, что кто-то на чьей-то стороне. Это все-таки миротворческая операция. Однако печальный опыт организации подобных зон, свидетельствует, что как только создаются такие зоны деэскалации, они становятся очень притягательными для сторон, участвующих в военном конфликте. Это хорошее место, куда можно подвести свои потрепанные в предыдущих боях подразделения, переформировать их и так далее. В общем, режим деэскалации больше нарушается, чем соблюдается. И те, кто будет его обеспечивать, так или иначе, окажутся вовлеченными в этот сирийский конфликт.

Азаттык: Решение в данный момент не принято, но скажите, отвечает ли национальным интересам участие Кыргызстана и Казахстана в сирийской операции по предложению России?

Гольц: Не думаю, если честно, что в интересах этих стран участвовать в этой операции. С одной стороны, конечно, это подрывает их международный престиж, но с другой – любое участие в сирийской операции означает, что какие-нибудь боевики ИГИЛ будут рассматривать эту страну в качестве своего противника. При том, что Кыргызстан и Казахстан находятся довольно близко к турбулентному Афганистану, я не думаю, что серьезное участие в сирийском конфликте в интересах этих стран.

XS
SM
MD
LG