Ссылки для упрощенного доступа

6 марта 2021, Бишкекское время 21:24

Сооронкулова: Рукоплескать тому, что сейчас происходит с судьями, не надо


Клара Сооронкулова.

Генпрокуратура возбудила уголовное дело в отношении судьи Нарынского городского суда. Его обвиняют в том, что он незаконно оштрафовал участников процесса за неуважение к суду и вменяют преступления, предусмотренные двумя статьями Уголовного кодекса. Служителю Фемиды грозит реальный тюремный срок.

Судью обвиняют в вынесении заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного постановления. Но, как считают юристы, эта статья может быть применена к любому судье. Почему? На этот и другие вопросы «Азаттыка» ответила экс-судья Конституционной палаты Клара Сооронкулова.

«Азаттык»: Возбуждено уголовное дело на очередного судью. На этот раз за то, что он незаконно оштрафовал участников судебного процесса за неуважение к суду. Но в то же время судьи, в адрес которых часто и громко высказывается критика, наблюдают за этим со стороны…

Сейчас немного почистят, сколько-то судей будет привлечено к ответственности, но здесь нет единообразной практики, нет объективности...
Клара Сооронкулова.

Сооронкулова: Существует очень большая проблема с этой статьей – «Неправосудный судебный акт». Там формулировка такая: вынесение заведомо неправосудного судебного акта. То есть, заведомость предполагает, что судья знает, что он незаконный, но в силу каких-то своих интересов он выносит этот акт.

Норма очень опасная, потому что по этой статье можно привлечь любого судью, акт которого отменен. А судей, у которых не было бы отмененных актов, нет.

«Азаттык»: То есть, это палка о двух концах?

Сооронкулова: Да, это очень опасная статья. В нормальных странах такой статьи нет. Потому что считается, что судья имеет право на судебную ошибку, он не может все знать. Поэтому существуют инстанции, которые эту судебную ошибку должны исправлять. Если, например, судья в силу каких-то интересов выносит незаконный акт, то это, в принципе, должно квалифицироваться как злоупотребление, халатность или какое-либо коррупционное проявление. То есть, надо доказывать, в каких интересах судья вынес неправосудный акт. Поэтому во всем, что сейчас происходит с судьями, есть некоторая избирательность.

Мне кажется, здесь есть доля популизма. То есть, сейчас немного почистят, какое-то число судей будет привлечено к ответственности, но здесь нет единообразной практики, нет объективности. Если говорить о неправосудности решений, давайте тогда начинать с дела того же Текебаева.

«Азаттык»: Такая «чистка» путем возбуждения уголовных дел может положительно повлиять на продвижение судебной реформы? А может, стоит «заходить» с другой стороны?

Сооронкулова: Я считаю, что это чистейшей воды популизм. Это просто желание показать, что «вот так мы расчищаем судебную систему». Но стоит вопрос о том, действительно ли мы избавляемся от тех судей, которые реально выносили неправосудные решения, которые выполняли политические заказы или в каких-то других корыстных интересах. Потому, судя по всему, судьи, которые были обласканы при всех режимах, обласканы и сейчас. Все резонансные дела ведут те же судьи. Что бы нам сейчас ни демонстрировала власть, она никогда не откажется от того, чтобы использовать суд в качестве орудия расправы над оппонентами или для удовлетворения каких-то личных интересов.

Поэтому рукоплескать тому, что сейчас происходит с судьями, не надо. Это очень опасная тенденция. Это очень большая угроза независимости, которой-то и нет, в принципе. Такой статьи в Уголовном кодексе вообще не должно быть, я считаю.

«Азаттык»: Получается, это не просто палка о двух концах, а палка для «битья», которую достаают при необходимости?

Сооронкулова: Эта статья всегда была «палкой», которую можно применять только в отношении судей первой и второй инстанций. К судьям Верховного суда применить ее невозможно. Потому что Конституционная палата приняла решение о том, что если акт не отменен, он не считается неправосудным.

В случае же с нарынским судьей, я считаю, вполне вероятно могла быть ошибка, связанная с тем, что он не знал и не понимал сути и, возможно, неправильно применил норму права. Но я не вижу здесь какой-то заведомости, какого-то личного интереса.

«Азаттык»: Вы считаете, что можно было ограничиться дисциплинарным взысканием?

Сооронкулова: Конечно. Если посмотреть решения Дисциплинарной комиссии, там каждого второго можно привлекать за заведомость. Но они же не привлекают. Почему они в одном случае говорят, что он, да, нарушил правила, давайте ограничимся выговором, но в аналогичном случае привлекают к уголовной ответственности.

XS
SM
MD
LG