Ссылки для упрощенного доступа

19 Октябрь 2017, Бишкекское время 22:39
Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов обратился с открытым письмом к председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ генерал-полковнику Александру Бастрыкину в связи с угрозами в адрес шеф-редактора "Новой" Сергея Соколова. В целях безопасности Соколов временно покинул страну, - сообщил Дмитрий Муратов в интервью Радио Свобода.

В своем письме Дмитрий Муратов приводит подоплеку дела: 4 июня Сергей Соколов, по приглашению Александра Бастрыкина вылетел вместе с главой СКР в Краснодарский край на совещание, посвященное расследованию уголовного дела по массовому убийству в станице Кущевская. Ранее Соколов в статье под названием "10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь — это прейскурант государства", по мнению Бастрыкина, "оскорбительно" отозвался о приговоре в отношении бывшего депутата Кущевского муниципального совета от "Единой России", одного из осужденных по делу Кущевки Сергея Цеповяза. Тот обвинялся в укрывательстве убийства 12-ти человек в доме фермера Аметова в 2010 году и был приговорен в итоге лишь к выплате штрафа в размере 150 тысяч рублей. Дмитрий Муратов в открытом обращении пишет: "На совещании в Нальчике приглашенный Вами в президиум Соколов извинения лично перед Вами за эмоциональный перехлест принес, однако задал ряд вопросов по сути расследования. Его извинения Вы в результате не приняли, грубо потребовав покинуть зал (эпитеты опускаю).

Об этом беспрецедентном в практике правоохранительных органов случае с приглашением журналиста на совещание и публичном выяснении отношений на грани фола сообщили все ведущие, в том числе и правительственные, СМИ в России и за рубежом".


Дмитрий Муратов подчеркивает, что считает вполне допустимым прилюдное выяснение отношений в случае, когда эмоции захлестывают обе стороны, и никто не боится "нарушить устоявшийся протокол". Однако история на этом не заканчивается. По утверждению главного редактора "Новой газеты", после приземления борта, на котором Бастрыкин с группой журналистов возвращался в Москву, Сергей Соколов был усажен в машину охраной главы СКР и без объяснения причин увезен в подмосковный лес. Там Бастрыкин остался один на один с журналистом и "в крайне экспрессивной форме" высказал Соколову свое мнение о самой газете, о ее редакционной политике и о погибшем обозревателе "Новой" Анне Политковской. По словам Дмитрия Муратова, в газете к словам генерал-полковника отнеслись "со всей серьезностью" и потому требуют гарантий безопасности для своего коллеги: "Мы работали на многих войнах. Мы хоронили наших коллег. Мы принесли Вам извинения в газете за избыточные эмоции и двусмысленную формулировку.

Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать. Требовать гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции. Я надеюсь, мы сможем преодолеть взаимный эмоциональный срыв (если это не было чем-то большим). Также прошу Вас довести до Ваших подчиненных, ставших свидетелями конфликта на совещании в Нальчике, не воспринимать сотрудников "Новой газеты", работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты".


По просьбе Радио Свобода Дмитрий Муратов рассказал, почему появилось открытое письмо главе Следственного комитета и каким образом редакция "Новой газеты" пытается обеспечить безопасность Сергея Соколова:

– Мое письмо написано и опубликовано в "Новой газете" по решению редакционной коллегии. Дело в том, что после истории с вывозом Сергея Соколова в лес и прозвучавших в его адрес угроз убийством редакционная коллегия просила о встрече с господином Бастрыкиным, но нам в этой встрече было отказано. Поэтому мне пришлось обратиться к Александру Бастрыкину письменно… Вполне вероятно, что все произошедшее было результатом эмоционального срыва господина Бастрыкина и мы по-человечески поймем уставшего человека. Однако надо помнить, что этот уставший человек – генерал-полковник юстиции, профессор и руководитель российского аналога ФБР. Очень бы хотелось думать, что в его словах содержалась не угроза, а раздражение. Но для этого он должен сам, лично дать гарантии безопасности Сергею Соколову и редакции газеты.

– А если такие гарантии получены не будут? Вы уже обдумали ваши дальнейшие действия?

– Дальнейшие действия будут осуществляться в строгом соответствии с законом, Уголовно-процессуальным кодексом и правилами поведения на медийном пространстве. От судебных исков до масштабных пресс-конференций, международных конференций, обращений к президенту, обращений профессионального сообщества. Мы предусмотрели множество интересных мероприятий, крайне любопытных, чтобы защитить нашего сотрудника. Но я очень рассчитываю, что Александр Иванович Бастрыкин проявит добрую волю и оценит, в том числе, нашу позицию, направленную на возобновление сотрудничества. Именно в надежде на это мы специально не изложили никаких подробностей, которые могли бы раздуть эту историю. Все такого рода подробности были опущены.

– Если добрая воля со стороны руководителя Следственного комитета не будет проявлена, последуют подробности?

– Естественно!

– Вы какие-то сроки наметили?

– Есть срок, отпущенный на получение ответа: одна неделя. В крайнем случае закон подразумевает и две недели – мы можем подождать, ничего страшного. Нам безопасность Соколова намного важнее, чем любая информационная буча. Цель редакции – не какое-то информационное сражение, а получение гарантий безопасности для своего ведущего сотрудника, моего заместителя Сергея Соколова.

– А в данный момент безопасность Соколову обеспечена?

– Конечно. Мы его отправили из страны, – сказал Дмитрий Муратов.

Никаких официальных комментариев в связи с этой ситуацией от Следственного комитета пока не последовало.

Русская служба РСЕ\РС

XS
SM
MD
LG