Ссылки для упрощенного доступа

7 Апрель 2020, Бишкекское время 00:17

Объемы теневой экономики в Центральной Азии, семейное насилие в КР и коронавирус


Обзор мировой прессы (17-23 февраля).

Обзор мировой прессы (17-23 февраля).

Один из авторов аналитического издания Eurasinet Сэм Бхутия представил вниманию читателей статью об объеме теневой экономики в Центральной Азии:

«Рынки являются основой экономической активности в Центральной Азии. Оживленные базары под открытым небом - это признаки большого неформального сектора или «теневой экономики». Транзакции там совершаются вне рамок государственного регулирования...

Массовая рыночная экономика Кыргызстана является и движущей силой экономического роста, и препятствием. Неформальный сектор создает рабочие места, но не приносит дохода бюджету. Это также вредит росту, поскольку предприятия в тени не имеют доступа к официальным банковским кредитам. Это актуально и в Узбекистане, где, по данным Всемирного банка , около двух третей трудящихся занято в частном бизнесе.

По данным Национальной академии наук Казахстана за 2019 год, «неформальная экономика» в Узбекистане составила 29-33%, в Казахстане - 22-27%, а в Кыргызстане - 17-19%. Однако, по оценкам индекса трансформации Бертельсманна (ИТБ) в 2018 году, теневая экономика составила около 1/3 от ВВП в Таджикистане и 1/4 в Кыргызстане. Для сравнения, этот показатель намного меньше, к примеру, в Германии, там он равен примерно 12% объема ВВП.

Власти стран Центральной Азии пока не заинтересованы в изменении ситуации. Однако у Узбекистана есть потенциал для лидерства, так как президент этой страны Шавкат Мирзиеев подчеркнул необходимость вывода теневой экономики и начал с того, что отпустил рынок иностранной валюты в свободное плавание».

Процветающее в Кыргызстане семейное насилие

На сайте организации Open Democracy вышли две статьи, посвященные теме семейного насилия в Кыргызстане. Там, в частности, отмечено, что, несмотря на принятый почти три года назад в Кыргызстане закон против насилия в семьях, мало что изменилось: обращающиеся жестоко со своими женами мужчины все равно остаются без наказания, и в последнее время это превратилось в острую социальную проблему.

Через историю Дианы передана проблема домашнего насилия, с которым женщинам в Кыргызстане тяжело бороться:

«Похищения невест происходят и сейчас, несмотря на то, что наказание за это деяние в 2017 году было ужесточено. В 2018 году МВД Кыргызстана сообщило, что за предыдущие пять лет было зарегистрировано 895 таких происшествий, но в 727 случаях дела были прекращены, лишь по 168 из них были возбуждены уголовные производства и переданы в суд, то есть, в среднем 33 дела в год. Среди дел о домашнем насилии в 92% случаях пострадавшие – это женщины, а оставшиеся 8% - мужчины.

Если в 2011 году было зарегистрировано 1714 случаев бытового насилия в отношении женщин, то в 2018 году эта цифра возросла в четыре раза - до 6 522. Эти цифры взяты из данных Национального статистического комитета КР, но реальные показатели могут быть намного выше - не каждая жертва обращается в полицию или просит членов семьи о помощи. В 2017 году был принят новый закон «Об охране и защите от насилия в семье», согласно которому пострадавшей от насилия женщине выдается охранный ордер сроком от трех дней до месяца. Однако получают его не так много женщин. В случае если агрессор нарушает условия этого охранного ордера, на него может быть наложен штраф от 30 тысяч до 60 тысяч сомов или его могут приговорить к исправительным работам на срок от 4 до 6 месяцев или общественным работам в течение 40–60 часов. Но у жертвы нет никаких гарантий, что насилие не повторится.

В стране действует 14 негосударственных кризисных центров, но только в двух из них есть приюты: это «Сезим» в Бишкеке и «Ак журок» в Оше, и оба они зависят от благотворителей. В мае 2019 года организация Human Rights Watch опубликовала отчет об усилиях правительства Кыргызстана по обеспечению мер безопасности для женщин и девочек в стране. Участники кампании пришли к выводу, что система охранных ордеров оказалась неэффективна для обеспечения защиты пострадавших. Слабость этих мер против насилия в семье была, наконец, признана на правительственном уровне, когда в начале января 2020 года семейные ссоры привели к жестокому избиению мужьям и смерти двух женщин.

Согласно данным Демократической сети женщин, в результате бытового насилия в Кыргызстане в период с 2013 по 2018 годы было убито 186 женщин. В 2018 году уже было 62 убитых и 288 получивших травмы. Очевидно, что в Кыргызстане нет страховки от насилия. Это может случиться с любой женщиной - независимо от ее места жительства, образования или социального статуса», - говорится в статье.

Удар коронавируса по мировой экономике

Журнал Foreign Policy обратился к теме влияния распространившегося по земному шару коронавируса на мировую экономику:

«Чтобы понять эту тенденцию, достаточно взглянуть на корпорацию Apple, чьи продажи упали, что вызвало потрясение на мировых рынках. Вспышка заболевания в Китае влияет не только на соседние Японию и Южную Корею, но и сказывается на производстве европейских стран, частности, Германии. 18 февраля президент Южной Кореи Мун Чжэ-Ин объявил чрезвычайную ситуацию, призвав к отчаянным мерам по ограничению ущерба экономике, тесно переплетенной с Китаем. Сингапур, Таиланд и Малайзия также планируют предпринять ряд мер по стимулированию экономической активности и компенсации потерь.

В Японии автопроизводители Toyota и Nissan также столкнулись с проблемами, помимо этого снизился поток туристов из Китая в эту страну. Задержки также наблюдаются в деятельности китайских компаний, работающий над проектами инициативы «Один пояс – один путь» в Юго-Восточной Азии.

В самом Китае пострадали средний и малый бизнес. Пока крупные корпорации могут выплачивать заработную плату сотрудникам, которые подверглись болезни, являющийся основой экономики страны малый и средний бизнес не может себе это позволить.

Немецкие инвесторы, как показал опрос, не скрывают опасений, что коронавирус и его последствия подорвут мировую торговлю, а также и помешают восстановлению Германии, где наблюдается спад производства в ключевом - автомобильном - секторе.

Состоится ли Токийская Олимпиада?

С распространением коронавируса стали появляться и разговоры о том, что под угрозой срыва может оказаться ожидаемая летом 2020 года Олимпиада в Токио (Япония). Об этом пишет журнал Time.

По некоторым оценкам, ущерб от COVID-19 может обойтись мировой экономике более чем в 280 млрд долларов в первом квартале 2020 года. Уменьшается и количество туристов, уже около 20 авиакомпаний отменили все рейсы в материковый Китай. А расположенная в Гонконге Cathay Pacific сократила пропускную способность сети на 40% и попросила 27 тысяч сотрудников взять неоплачиваемый отпуск, чтобы помочь ей остаться на плаву.

Эстафета Олимпийского огня должна была начаться в марте и охватить все 47 префектур Японии за 121 день, что совпадает с популярным цветением сакуры. Президент оргкомитета Олимпийских игр Йоширо Мори, выступая 13 февраля на пресс-конференции, подчеркнул, что «вопрос об отмене или переносе Игр не рассматривается». Но четыре дня спустя власти вынуждены были отменить Токийский марафон, который должен был состояться 1 марта.

Член Международного олимпийского комитета Дик Паунд сказал TIME, что организация внимательно следит за ситуацией вокруг коронавируса. Пока трудно оценить влияние этих событий на Японию, если Олимпиаду придется отменить или перенести. Но согласно последним прогнозам инвестиции в Олимпиаду ошеломляют - Игры могут обойтись в 25 млрд долларов.

В период с 2019 по 2021 год в девяти крупных городах Японии планируется открыть 80 тысяч гостиничных номеров. Но в случае отмены Олимпийских игр, пишет издание, это может повлечь и политический ущерб для действующего премьер-министра Японии Синдзо Абэ.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

XS
SM
MD
LG