Ссылки для упрощенного доступа

11 мая 2021, Бишкекское время 13:37

Токтогул и его Великая плеяда


Токтогул Сатылганов.

Токтогул со своей в высшей степени драматичной судьбой и многогранным творчеством стал самой знаковой фигурой того переломного времени, когда русский колониализм отживал свои последние дни, и наступала новая эпоха. И он стал языком, своеобразным зеркалом этого сложного, трагического периода, его выразителем и звонким голосом. За что и пострадал. Царские власти, вознамерившиеся подавить всякое протестное движение среди местного населения, превратили его в каторжника за участие в Андижанском антицарском восстании 1898 года, довели до сибирских железных руд, но, с другой стороны, обогатили как человека, как творческую, мыслящую личность. Вернувшись, он создал целую школу акынов-импровизаторов, музыкантов-комузистов и певцов, которая сформировалось вокруг его личности, под его непосредственным влиянием. К нему тянулись все, у него учились, его человеческий, моральный, творческий авторитет был высочайшим. Он был живой легендой, олицетворением совести и великомучеником, и его имя воздействовало на людей магически.

Токтогул представлял собой целый театр: когда он вспоминал свое горестное прошлое, особенно сибирский период и бегство, и исполнял песни и кербезы этого периода, люди плакали навзрыд. Потом он мог свободно перейти на исполнение своих музыкальных произведений, услаждая слух аудитории, после исполнял шутливые песни, развлекал людей песнями и мелодиями разных народов—русских, узбекских, казахских. Если попросят, он мог сказывать эпосы, великие и малые. Его музыкально-поэтический репертуар был необычайно богат, его жизнь - полна событий и драм, а его слово имело свою особую магию воздействия, поэтому неслучайно его называли с полным на то основанием «Тоо булбулу Токтогул», то есть Горным соловьем.

Говоря о Великой плеяде Токтогула, нельзя думать или представлять, что создание ее являлось некой целью певца или результатом его осознанных действий и усилий. Это получилось как бы само собою, в процессе близкого общения его современников с легендарным акыном и музыкантом. А Токтогул был бесспорно самым гениальным, самым талантливым из них, будучи непровзойденным акыном-импровизатором, виртуозом-комузистом, создателем многочисленных музыкальных произведений, песен, победителем всех айтышей -состязаний, обладавшим редкостно красивым голосом, который сохранился даже после ссылки в Сибирь.

А представители этой Великой плеяды не являли собой копии друг друга или копии Токтогула. Они были крупными творческими индивидуальностями, не похожими друг на друга, но перенявшими у великого акына его демократические традиции, гуманизм, его моральные, политические взгляды. Так создавалась его акынская школа, Великая плеяда Токтогула, лучшие представители которой - это Алымкул Усенбаев, Калык Акиев, Атай Огонбаев, Коргоол Досуев и другие. Они общались с Токтогулом, учились у него и всю жизнь гордились этим счастливым обстоятельством. Гордились своим близким соприкосновением к его гению такие непровзойденные акыны-импровизаторы, как Барпы, Эшмамбет, Дженижок, Тоголок Молдо.

Токтогул с раннего возраста постиг, что такое социальная несправедливость и очень рано обнаружил страсть к политике. Это и стало его трагедией, хотя благодарность и любовь народа за его прямоту и гражданскую смелость были огромными. Его ненависть к царским властям, к ишанам и калпа, спекулирующим от имени религии, с годами только росла и стала его глубоким убеждением. Он стал врагом религиозного мракобесия как удобного для ишанов и мулл способа угнетения простого народа. Своим стремлением к свободе и равноправию, ненавистью к любым формам эксплуатации народа и сословному разделению он полностью принадлежал к просветительской формации акынов и народных певцов.

Советская историография всегда отвергала его участие - хотя бы косвенное - в Андижанском восстании. Но, как показывают обнаруженные недавно новые факты, он действительносто принимал активное участие в восстании. В энциклопедии «Кыргызстан» (2001) сообщается: «В 1898 году вместе с мятежниками Андижана, среди 55 человек, приговоренных к семилетней каторге в Сибири, был и 34-летний Токтогул, который добирался до нее долгим путем (Наманган - Москва - Александровский централ), побывав в тюрьмах Тобольска, Тюмени и Иркутска. Жандармы, не владеющие языком поэта, могли унизить его до «потери сознания»​. Акын был приговорен к самым тяжелым каторжным работам в Сибири. Он работал на месторождениях свинца, меди, золота, на строительстве железной дороги Круглово-Байкал, в тяжелых условиях на лесопилке».

Он совершил побег и вернулся на родину примерно в 1904 году, потом вновь был задержан царской охранкой в 1910 году, но вскоре по требованию населения, путем переговоров, акын был отпущен на свободу. Поэтому понятно, почему он с таким воодушевлением встретил известие о свержении царя и стал самым активным сторонником Советской власти.

Да, он поддерживал новую власть, но это далеко не означоло, что он теперь перестал замечать недостатки, а его акынское меткое слово потеряло былую остроту. Известно, что, побывав во Фрунзе и ознакомившись уже с новой порослью чиновников, он не удержался от того, чтобы не сложить песни и о них, смело критикуя и называя все своими именами, как и раньше. Но в последние годы акын больше склонялся к философствованию, ездил по местам, чтобы поддержать народ, которому выпала нелегкая доля постреволюционных преобразований, коллектизизации и колхозного строительства. Его поздние санаты и терме, песни и назидания полны размышлений о быстротечности времени, о смысле жизни, о бренности бытия, о красоте родной земли.

Если бы не скакал скакун,
Если бы я был вечно юн,
Если бы не менялся мир
С первых до последних лун!

Если бы вечно траве зеленеть,
Если б вечно глазам не тускнеть,
А красавицам молодым
Если бы никогда не дурнеть!

Если б счастлив был мой народ,
Если б не было малых сирот,
Если б знать, смерть никогда
Умных и молодых не берет!
(перевод С.Липкина)

Таким образом, имя Токтогула воспринималось как синоним высокого поэтического слова, музыки, непровзойденных по своей красоте и музыкальному сопровождению песен, в то же время как личности, как великомученика и борца, как символа своей трагической эпохи. По сравнению с Калыгулом - знаменитым прорицателем и мыслителем, чьи произведения так и не сохранились за небольшими исключениями, и с Арстанбеком - великим акыном-заманистом второй половины Х1Х века, Токтогулу немыслимо повезло. Полное его собрание песен, санатов, айтышей составляют два тома, что считается очень большим объемом. Многие его кюи, наигрыши, мелодии, песни либо записывались (например, музыковед В. Виноградов переложил на ноты его 81 кюи и наигрышей) у тех, кто еще помнил их наизусть.

Так великий акын шагнул в бессмертие, которое оказалось намного счастливее, чем его трагическая жизнь.

Осмонакун Ибраимов, профессор.

XS
SM
MD
LG