Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 18:20

У нашей родины существуют свои символы и они, бесспорно, прекрасны. Ала-Тоо, например. Это поэтический синоним Кыргызстана, как слово Русь - России. Таковы Иссык-Куль, величественный Хан-Тенгри, седовласый Алай, священная Сулайман-гора, дивные ореховые леса Арсланбоба, горы Тянь-Шаня. В этом же ряду символов легендарный Талас—древняя столица кыргызов, земля Манаса Великодушного, озера Сары-Челек, Сон-Куль и т.д.

Одно из самых сильных впечатлений моей юности - никак не Бишкек (в то время Фрунзе), увиденный в ранние 70-е глазами деревенского парнишки, даже не Москва, куда я попал позднее, и не Иссык-Куль. Помню, как меня поразила река Нарын, там, где она, ничуть не ослабляя свое сумасшедшее течение, набранное в ледниковых горах Тянь-Шаня, протекала мимо узбекского города Уч-Коргон, студено-пенистая, свободная и неукротимая. Она с жуткой силой билась об огромные валуны, поднимая брызги до высоченного автомобильного моста из металла и бетона, неистово шумя и оглушая диким ревом так, что становилось страшно. Я, студент-первокурсник, тогда стоял на берегу Нарына долго, очарованный этой силой и необычной красотой, а на душе было как-то тепло и гордо… Оттого, наверное, что Нарын - это наша, великая кыргызская река.

Не случайно я затеял разговор о символах. Ведь символы - это некие чувства, направление мыслей, которые эти символы выражают, одновременно подталкивая к определенным мечтаниям… Отсюда и тема нашего разговора - существует ли Кыргызская мечта? И если да, то в чем она выражается?

Помнится, как однажды вслух размечтался Чингиз Торекулович Айтматов. Дело было в начале 80-х, в большом зале филармонии, а речь шла об обмелении Иссык-Куля, о котором тогда говорили все и начали даже создавать некий фонд по спасению озера. Он размышлял о значении этого уникального кыргызского моря для всех нас. Как Мартин Лютер Кинг, он начал: «Я мечтаю…». Может быть, это была вообще первая вслух произнесенная, публичная мечта на кыргызской земле, хотя допускаю, что и раньше могло быть что-то вроде этого. «Я мечтаю, чтобы Иссык-Куль сохранился в своей первозданной красоте и наш народ вечно жил и благоденствовал на его берегах, по последнему слову цивилизации его обустроив и радушно встречая гостей отовсюду, да чтобы был дома мир, и солнце сошлось в наш благословенный чамгарак…».

Чингиз Торекулович так размечтался, что зал на некоторое время затих. Казалось, и присутствующие унеслись на волне айтматовской мечты куда-то в будущее и представляли, как бы выглядело иссыккульское побережье, окруженное сверкающими зданиями современных курортов, а на голубой воде озера снуют белые яхты и разноцветные паруса, а кыргызы управляют этой неземной красотой, здоровые, загорелые и счастливые…

Кстати говоря, мечтал в свое время и Манас Великодушный. Как рассказывает эпос, он облюбовал Ала-Тоо, куда привел из Алтая кыргызов, уговорив их оставить родные места и ведя людей за собой, как библейский Моисей, на землю более безопасную, отдаленную от врагов и благодатную. Сказано в эпосе, как он поднялся на легендарный Кароол-Добо в благословенном Таласе, где сейчас расположилась наша духовная Мекка - «Манас-Ордо», и представлял, как здесь будут жить кыргызы, сплоченные и свободные. Цитировать из эпоса не станем - это займет слишком много места, но напомним, что когда Манас, спрыгнув с коня Аккула, руками разрыхлил почву, чтобы оценить землю, то под ней обнаружилось… золото («​торт ээли жерди казганда, алтын чыкты астынан»). Конечно, это метафора, но никакой метафорой не является тот факт, что в том же Таласе потом будет обнаружено несколько крупных месторождений золота.

Что ж, мечта Манаса почти реализовалась, если иметь в виду факт, что мы живем на своей земле, не исчезли, не рассыпались и не растворились в других народах, живем в мировом сообществе как самостоятельная нация и независимое государство. Однако, все остальное только начинается. И тут поневоле задумаешься о том, что мы видим каждый день, что обнадеживает, а что нет.

Утешим себя - позитив, бесспорно, есть. Только о нем мы не пишем, пишем только о негативе - это наша давняя журналистская привычка. Пишем, например, о криминальных элементах, о депутатах-жуликах, о малолетках, которых насилуют педофилы и т.д. Но не пишем о хорошем и положительном. О Бишкеке, например. О том же Оше. О нашей молодежи. О поднимающемся селе. О нашем народе-труженике. И выясняется, что не все так мрачно и бепросветно, как описывают. Успехи и достижения все равно есть.

Особенно радуют наши строители. Приятно видеть, как столица возрождается, какие красивые дома и торговые центры возводятся с удивительной скоростью. Наши строители овладели всеми секретами своего дела и оказались с хорошим вкусом: у нас нет причин жаловаться на то, что новые здания портят облик столицы, как это было раньше. Сейчас мы видим похвальное разнообразие строений. Нет, убогого вида киоски, разные забегаловки без соответствующего архитектурно-эстетического исполнения встречаются повсюду, следы коррупции и здесь наглядны, но тем не менее город наш становится лучше. Ну да, о дурных дорогах молчу, о театре имени Айтматова с позорными пристройками, до сих пор не снесенными, тоже - об этом писали уже сто раз. Мне хочется говорить именно о позитиве.

Да, радует наша молодежь, которая знает языки, учится и одновременно работает, стремится ко всему новому и передовому. А те, кто за границей, почти все учатся на стипендии, выплачиваемые тамошними университетами за хорошую успеваемость. Многие кыргызстанцы делают настоящие успехи за границей, став бизнесменами, банкирами, учеными, блестящими адвокатами. Они готовы в любую минуту приехать и помочь стране. Мы просто счастливы узнать, что они там, где-то в Чикаго или в Екатеринбурге, создают какие-то фонды, чем-то хотят помочь стране, родным, друг другу, наконец. Разве это не говорит о чем-то очень важном, например, о крепости наших корней и национального духа?

Самое приятное, о позитиве говорят наши зарубежные гости. Например, меня сильно обрадовало высказывание одной гостьи из Турции, стажера Кыргызско-Турецкого университета ​«Манас»​ , которая с восторгом отметила вежливость кыргызской молодежи в общественных местах. По ее словам, молодые люди буквально соскакивают с мест в маршрутке или автобусе, если увидят человека чуть старше по возрасту, особенно женщин. И все отмечают чистоту салонов городского транспорта, хотя наши водители маршруток вряд ли заслуживают комплимента, если судить по их манере вождения.

Есть серьезные успехи в искусствах. Пусть не получил «Оскара», но кинофильм «Курманжан-датка» С. Шер-Нияза с местными нашими актерами стал серьезным событием в культуре страны. Главное, он вдохновил и других киношников на такую же творческую работу. Даже Атай Омурзаков, невероятно талантливый наш юный танцор, поражающий всех там, где появляется со своими номерами, это наш общий, кыргызстанский успех. Все-таки хорошей была идеологема прежних лет: «Успех каждого кыргызстанца - успех всей страны».

Из университетов вперед вырвались двое - Кыргызско-Турецкий университет «Манас» , лучший межправительственный кыргызско-турецкий проект, и Ошский государственный. Кто мог подумать, что наш флагман - КНУ - деградирует до такой степени, а считавшийся когда-то провинциальным ОшГУ покажет наилучшие результаты по своим условиям, обеспечив преподавательский состав самой высокой среди кыргызских университетов зарплатой.

Особая тема - наше село. Как написал на сайте радио «Азаттык» один житель Ак-Талинского района, подъем наблюдается именно в селе. Пусть это пока не массовое явление, но факт, в наших селах один за другим появляются дома со всеми удобствами, включая туалеты и ванны внутри дома, спутниковые антенны на крышах, что создаются художественные коллективы и хоры в сельских домах культуры. Не везде такое, но движение началось.

Сейчас модно почитание своих талантливых земляков, особенно ушедших. Люди не жалеют на это ни денег, ни времени. В прошлом году газеты написали, как в далеком Джумгальском районе отмечали юбилей легендарного баатыра Байзака. Все расходы, включая призы (главные призы были в виде самых настоящих джипов престижных марок) взяли на себя бизнесмены, выходцы из этого района. Но самое интересное, ни местные, ни центральная власти ничем абсолютно не помогли, кроме как откомандировать своего представителя для озвучивания формального приветствия пославшего его на мероприятие руководителя.

Но особенно радует то, что именно в селах люди начали регулировать быт, вести рациональный образ жизни, включая то, как и в каком порядке справлять поминки, как не допустить излишнюю расточительность, бездумно забивая животных, как помочь друг другу в беде и т.д. То есть ту самую социальную мобилизацию, без которой невозможно поднять уровень жизни и улучшить быт, взяли на себя местные жители, но не государство. Что не менее важно, именно сами люди начали проводить среди сельчан работу, чтобы снизить уровень алкоголизма, поощрять благотворительность, осваивать новые формы хозяйствования.

Но надо идти дальше. Надо мечтать! Я помню, как четыре года назад мы с Темиром Сариевым, тогда еще рядовым министром экономики, «размечтались»: о создании нескольких очагов экономического роста в Кыргызстане. Мечтали, например, о небольшом курортном городе с названием Хан-Тенгри-сити на берегу Иссык-Куля со статусом свободной экономической зоны, который бы включал в себя Тамчинский аэропорт и располагался на пустующем участке выше села Тамчи. За аналогию был взят Атлантик-Сити, небольшой город-курорт на восточном побережье Америки с многочисленными казино, шоппинг-центрами, банками, зрелищными заведениями и со своим аэропортом. Вспомнили, что тот же Лас-Вегас возник в чахлой пустыне Невада. Мы тогда сошлись на мысли, что Хан-Тенгри-сити - вполне реализуемый проект, нужна только политическая воля и целенаправленная работа властей. Главное, нужно взяться за дело и создать для инвесторов благоприятные условия.

Мы тогда говорили, что пора бы в Бишкеке построить хотя бы пару современных высоток-небоскребов. Вовсе не обязательно в 40 этажей, достаточно и двадцати-тридцати. Для бизнес-центра, офиса международной торговли и финансов. Даже место приметили - площадь, где стоит скульптура «Борцам революции». Ни в коем случае не нужно трогать скульптуру - она только украсит будущий архитектурный комплекс, символизирующий новый Кыргызстан. Как человек, изнутри знающий бизнес, Темир Аргенбаевич тогда согласился с тем, что желающие строить небоскребы-близнецы в центре Бишкека в мире найдутся, не говоря о серьезных возможностях местных бизнес-структур.

Мы говорили и том, что давно пора привести в порядок два наших архитектурных памятника средневековья - башню Бурана на севере и Узгенскую на юге. Обе остались совершенно бесхозными, их окрестности заросли бурьяном. Между тем обе могли стать обязательным пунктом для туристов, будь они застроены соответствующей инфраструктурой для отдыха, обзавелись своей гостиницей, например, и т.д. Наглядные примеры уже есть: необычайно популярные «Рух-Ордо» в Чолпон-Ате и «Манас-Ордо» в Таласе. Оба они уже считаются уникальными памятниками нашей национальной культуры. Мы с Темиром Сариевым тогда смеялись: все можно реализовать, надо только мечтать… К сожалению, его тогда не поддержали депутаты, половина которых оказались банально криминализированными.

Словом, нам нужна своя Кыргызская мечта. Не обязательно американская. Даже не грузинская, которая появилась при Саакашвили. А наша. Кыргызская. По-настоящему благородная, высокая, амбициозная. На будущность страны нацеленная. Главное, не заоблачная, на пустом трепе основанная. А серьезная, практически полезная и экономически выгодная.

Иначе ничего не добьемся.

Осмонакун Ибраимов, профессор.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG