Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 00:01

С чем связаны частые визиты высокопоставленных российских политиков в КР? Кому из кандидатов Россия отдает предпочтение? Насколько реально, что выборы выиграет прозападный политик? На эти и другие вопросы отвечает завотделом Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин.

“Азаттык”: На днях Кыргызстан посетила председатель Совета Федерации Федерального собрания России Валентина Матвиенко. До этого находился с визитом спикер Госдумы Вячеслав Володин. Некоторые аналитики, напоминая, что до этого сам президент Атамбаев побывал в Москве, связывают такой обмен визитами с президентскими выборами. Сейчас ведь вовсю идет процесс выдвижения кандидатов.

Грозин: Я все-таки думаю, что связь, если таковая и имеет место, достаточно опосредованная. Все же понимают, что до 15 октября еще достаточно много времени. Да, идет активное выдвижение кандидатов. Очевидно, что их там наберется не один десяток. Насколько я могу судить, насколько знаю ситуацию, у России нет особого беспокойства по поводу будущего мероприятия в Кыргызстане.

Люди, которые серьезно претендуют на управление страной, очевидно, их пятерка. Может и меньше. Начиная с премьера, заканчивая экс-премьером, включая известные фамилии. Реальных претендентов пятерка. Из этой пятерки никто не вызывает серьезной аллергии у Кремля.

“Азаттык”: Чисто гипотетически, кто, по-вашему, мог бы вызвать, как вы выразились, аллегрию? Кто из кандидатов или какой расклад мог бы вызвать беспокойство?

Грозин: Тут можно строить разные догадки, спекуляции. На самом деле, нет таких людей, которых можно было бы назвать, например, кыргызстанским Саакашвили или кыргызстанским Ющенко, кыргызстанским Порошенко. Таких не просматривается. Не потому что эта заслуга России или особенности кыргызского электорального состояния. Просто большинство населения, это вся социология, что государством санкционировано, независимо фиксирует умонастроения в пользу расширения партнерства с Россией с учетом членства организации в ЕАЭС. Есть разные оценки, но выиграли, в первую очередь, трудовые мигранты из Кыргызстана. За каждым из них семьи, за каждым из них родственники. Большинство населения склоняется к сохранению партнерства с Россией на том уровне, на котором сейчас существует, или к расширению.

Понятно, что политики понимают это. И для того, чтобы заручиться поддержкой большинства населения, используют эту тематику. Насколько они искренни в этом, насколько они друзья России - тут можно говорить, спорить и все такое. Понятно, что исходя из объективной ситуации, когда Кыргызстану особо рассчитывать не на что, откровенно говоря. Еще остается Китай, но, здесь, вы сами знаете, есть очень много плюсов, минусов. Настроения общества на этот счет отличные, так скажем.

С Россией попроще. Кроме того, Россия выделяет деньги, списывает кредиты. Все это знают. По большому счету политики дуют в эту электоральную дуду и стараются выразить свою дружбу и все такое прочее к Кремлю. Кремль понимает, что все эти высказывания часто носят конъюнктурный характер, но на самом деле есть же объективные обстоятельства.

“Азаттык”: Кремль это понимает и подыгрывает?

Грозин: Как подыгрывает? Посмотрите, по “ящику” на этот счет практически ничего нет, прессы мало. Потому что смысла бежать впереди паровоза пока еще нет.

“Азаттык”: То есть, Кремль еще не определился со своими предпочтениями?

Грозин: Да и, я думаю, не озвучит их. А зачем? Знаете, великий наш восточный сосед ведет себя в этом смысле гораздо мудрее. Он ведь тоже ничего не озвучивают. Китай занимается только мониторингом. Я достаточно часто езжу в эту страну, общаюсь с разными экспертами там. Они беспокоились в 2005 году. Они боялись, что после Акаева к власти придут люди, которые, скажем так, достаточно критично настроены по отношению к Китаю. Потом выяснилось, что они там не говорили – Бекназаров, Мадумаров и так далее. На самом деле все они договороспособные. Пекин умеет найти общий язык со всеми ими.

Поэтому в 2010 году они уже не беспокоились. А сейчас они тем более не беспокоятся. Потому что республику подсадили на китайские кредиты. Самая большая задолженность - перед Китаем. Кто бы ни пришел, он будет вынужден считаться с этой объективной реальностью. Та же позиция и у России. Кто бы ни пришел, есть объективная реальность. С одном стороны, это зависимость Кыргызстана от российских инвестиций, от российского трудового рынка, от российской базы, в конце концов. Эту реальность преодолеть достаточно сложно, если вообще кто-то озаботится этим.

“Азаттык”: То есть, российский фактор будет довольно ощутимым, если не решающим в выборах?

Грозин: Но, думаю, что может сделать Россия гипотетически, поддержав Сариева или Бабанова или кого-то еще. России, по большому счету, без разницы, я так понимаю, придет Жээнбеков, Бабанов, Сариев или кто-то еще. Медийная поддержка может быть оказана, безусловно. Пиарщики российские подсуетятся. Но Кыргызстан сейчас, насколько я могу судить, обходится своими ресурсами. Все предвыборные штабы работают сами. Зачем им какие-то варяги, которые просто хуже понимают ситуацию в стране? Да и денег сейчас стало меньше. Я не слышал, чтобы российские пиарщики туда ездили. Другое дело - из Бишкека очень...

“Азаттык”: Насколько плодотворны встречи в Москве? Это же встречи в Госдуме с парламентариями, группами?

Грозин: Тогда, когда нет определенности в симпатиях Кремля. А ее просто нет по определению. Потому что, сколько бы ни хватал Атамбаев за локоть Путина или Медведева, они все равно каких-то фамилий не называли и не говорили, что будут работать за или против человека, который пойдет, пользуясь поддержкой СДПК. Почему? Не потому что они такие зловредные российские лидеры, а потому что в этом нет необходимости. У России, насколько я могу судить, могу и ошибаться, есть определенный список критериев, которым желательно отвечал бы будущий кандидат. А фамилии, персоналии какие-то никто здесь озвучивать не собираются.

“Азаттык”: Я так поняла, что основной критерий заключается в том, чтобы не как Саакашвили и Порошенко. То есть, не такой политик, который смотрел бы на Запад?

Грозин: Это уже, что называется, крайние варианты. Я сомневаюсь, что у политика прозападного, откровенно говоря, есть какие-то серьезные перспективы. Посмотрите, как себя сейчас ощущает официальная оппозиция. Сектор НПО достаточно просел. Видимо, потому, что нет запроса общественного с одной стороны. Такого, какой был еще несколько лет назад. Во-первых. А во-вторых, видимо, действительно есть какие-то материальные сложности. Но дело даже не в этом. Общественное настроение сейчас достаточно консервативное, так скажем.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG