Ссылки для упрощенного доступа

3 июня 2020, Бишкекское время 15:16

Преференциальное голосование: хорошо партийным боссам, плохо стране


Жогорку Кенеш.

Группа депутатов Жогорку Кенеша с прошлого года активно лоббирует законопроект о введении преференциального голосования на выборах в парламент. Суть предложенной системы состоит в том, чтобы на выборах считали голоса не только за партии, но и за каждого кандидата в отдельности.

Преференциальное голосование содержит в себе элементы пропорциональной (выборы партий) и мажоритарной (выборы кандидатов) систем. В данном случае кандидаты выдвигаются от имени партий, но в парламент проходят те кандидаты, которые набрали наибольшее количество голосов.

Как считают разработчики законопроекта, депутаты Жанар Акаев, Исхак Масалиев и Рыскелди Момбеков, при таком голосовании избиратель оказывает доверие конкретным людям в списке партии. И в самой партии, по их мнению, не должны возникать споры при распределении депутатских мандатов.

Инициаторы приводят примеры функционирования такой системы в странах Скандинавии. И, на первый взгляд, идеи депутатов кажутся привлекательными. Ведь в странах северной Европы открытые списки партий привели к уменьшению внутрипартийной коррупции и вероятности прохода в парламент представителей криминального мира и теневого бизнеса, усилению связи депутата с избирателями и внутрипартийной конкуренции. При этой системе исключается и возможность использования технологии «паровоз», когда во главе списка ставятся известные личности, а остальные идут вагонами и становятся депутатами вследствие того, что локомотивы после выборов выходят из списка.

Олигархизация в розницу

Теперь давайте рассмотрим риски, которые лежат на поверхности. Как показывает практика, часто корректировки избирательного законодательства в Кыргызстане не улучшают ситуацию, а, наоборот, ухудшают. К примеру, есть большой риск, что при преференциальной системе каждый кандидат внутри партии перед выборами начнет «бегать» не за партию, а, в первую очередь, за себя. Как следствие - внутрипартийная борьба, обиды и раскол. А мы ведь пытаемся развивать в Кыргызстане партии и партийную систему!

Второе. Где гарантия того, что в депутаты пройдет, к примеру, высокопрофессиональный юрист или педагог? Смогут или нет специалисты с малоизвестной фамилией тягаться с партийными «кошельками» и олигархами, чьи имена постоянно на слуху - это большой вопрос. Стоит учесть, что проблема подкупа избирателей была и остается для Кыргызстана существенной. Не получим ли мы вследствие этого в законодательном органе сплошь богачей от партий?

Не стоит забывать и о явлении, которое в современных условиях продолжает тормозить общественный прогресс – о трайбализме. Вместо того, чтобы призывать нас, избирателей, голосовать за партию, идею и программу, вполне могут, как раньше, призывать голосовать «за нашего кулуна», земляка, родича. И неважно, какая у кандидата профпригодность, главное, он - «свой». Таким образом, риск разделения общества по региональному признаку - на трайбы - является еще одним «минусом» преференциального голосования.

Четвертое – это квоты. Не «убьют» ли открытые партийные списки гендерную, молодежную, этническую квоту и места для ЛОВЗ, если, допустим, большинство избирателей захотят видеть на первых десяти местах только мужчин одной этнической группы? Если распределить депутатские мандаты в ЖК между мужчинами, то получим однополый парламент, а если будем придерживаться квот, то нанесем ущерб преференциям, которые высказали избиратели.

И, наконец, пятое - система преференциального голосования сложна для понимания избирателей. Например, инициаторы законопроекта не разъяснили, в отношении какого числа кандидатов в списке будут проставляться предпочтения избирателей. Только по первым пяти, десяти или по всем кандидатам на 120 мандатов? Если по первым пяти, то преференции избирателей будут выражены только в отношении небольшой группы кандидатов, а это может поставить под сомнение полноту принципа выражения преференций. Вы уверены, что прочитаете пофамильно все списки по 120 человек, скажем, 20 партий, которые выдвинутся в парламент? И потом из 2 400 фамилий выберете те самые?

Иди туда, не знаю куда

Поэтому прежде необходимо принять концептуальный документ о развитии парламента и парламентаризма, к примеру, на 2030-2040 годы. В рамках этого документа должны быть ответы на вопросы – мы хотим осуществить переход к парламентскому правлению или смешанному, как обеспечить качество парламента. В документе должны быть прописаны стратегические цели, надо определиться с моделью преференциального голосования, которых несколько видов. Нельзя сидеть 4-5 лет и вдруг предложить: «А давайте преференциальное голосование!».

Сейчас отсутствие такого концептуального или стратегического документа, в котором отражалось бы долгосрочное видение парламента, партий и в целом избирательной системы, отсутствие ориентиров усложняет понимание вносимых предложений об изменениях избирательного законодательства.

Во-вторых, внедрение этой системы обязательно должно проходить апробацию. Следует посмотреть недостатки. Апробация должна проходить в пилотных районах, к примеру, на выборах в городские кенеши, и только после исключения шероховатостей применяться на национальном уровне. Если будет принято решение о преференциальном голосовании, то надо сначала вводить изменения в законодательство о выборах депутатов местных кенешей, а потом уже думать о Жогорку Кенеше.

Необходимо в случае принятия этого законопроекта проводить и широкую информационную работу: как с партийцами о том, как эта система будет работать, так и широкую информационно-разъяснительную работу с избирателями - о механизмах и процедурах голосования. Непосредственная работа должна проводиться и с участковыми избирательными компаниями - как они будут использовать эту новую систему.

В чем интерес?

Почему некоторым партийным боссам идеи преференциального голосования кажутся привлекательными? Зачем им соглашаться на уменьшение собственного диктата при распределении мандатов и идти на зависимость от избирателей? Вероятно, выгода состоит в том, что такая система позволяет им взять деньги за включение в партийный список от потенциального кандидата, но не нести перед ним обязательств.

Допустим, лидер политической организации взял энную сумму у бизнесмена «А», включил его в список кандидатов от своей партии, взял на себя обязательство, но очередь «А» стать депутатом никак не подходит. Срок работы парламента заканчивается, бизнесмен «А» негодует, лидер партии нервничает.

А при преференциальном голосовании «владелец» партии теоретически берет ту же сумму за включение в партийный список кандидатов, но не несет всю полноту обязательств, если кандидат ввиду своей непопулярности преференционально не набирает нужное количество голосов избирателей.

То есть, по сути, это видится как попытка легализация тех процессов, которые и так происходили в партиях, но закулисно - это предварительные заявления о выходе из списков, клятвы на видеокамеру и так далее.

Идея, в целом, неплохая, возможно несвоевременная, все должно идти поэтапно, но это не дело нескольких месяцев.

Блог Бакыта Жумагулова. Мнение автора не отражает позицию редакции «Азаттык».

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG