Ссылки для упрощенного доступа

22 мая 2022, Бишкекское время 14:50

Антикоррупционная стратегия: основная проблема в управлении


Здание администрации президента и кабинета министров КР.

Антикоррупционный деловой совет при президенте разработал стратегию борьбы с коррупцией. В результате ее реализации планируется к 2024 году подняться на 94-е место в Индексе восприятия коррупции по версии международной организации Transparency International.

Руководитель АДС Нурипа Муканова на этой неделе на заседании профильного комитета Жогорку Кенеша презентовала проект стратегии по борьбе с коррупцией депутатам.

«В прошлогоднем рейтинге Transparency International мы опустились со 124-го места на 144-е. В стратегии прописаны основные индикаторы, в результате запланированных мероприятий в 2022 году мы должны вернуться на 124 место. В 2023 году планируем подняться на 106 место, в 2024-м – на 94-е. Существует много видов коррупции. В Кыргызстане мы выделили два вида – системную и вынужденную. Коррупция – это управленческая проблема, поэтому повлиять на нее можно через управленческие решения. В эту стратегию мы включили три принципа - технологический, психологический и социологический. Необходимо минимизировать человеческий фактор для каждого сотрудника, внедрить автоматизированную систему мониторинга коррупции. Если между государственными органами и гражданами или бизнесом существует автоматизированная система, то коррупция не будет возникать. А если не создаются должные условия, имеются непонятные законы и процедуры, то неизбежно возникает коррупция», - сказала Муканова.

Она считает, что коррупция имеет место по причине того, что кабинет министров взял на себя и проведение политики, и исполнительные функции, и надзор.

В проекте предусмотрены и нормы для борьбы с коррупцией в правоохранительных и судебных органах, отмечается, что их работа должна быть открытой и подотчетной, чего можно добиться через максимальную цифровизацию, новые организационные стандарты работы, повышение качества проведения следствия, внедрение в судах института присяжных, систематический мониторинг имущества сотрудников правоохранительных и судебных органов.

В прошлогоднем рейтинге Transparency International Кыргызстан на 20 пунктов ухудшил свои позиции с 2020 года. Для оценки уровня коррупции организация использует шкалу от нуля до 100 единиц. Отсутствие баллов говорит о высоком уровне коррупции, а 100 баллов означает, что в государствах это явление искоренено. Позиции для стран рассчитываются с учетом этих показателей. Чем больше баллов, тем выше располагается государство в индексе восприятия коррупции.

При обсуждении стратегии в парламенте был поднят вопрос об определении статуса самого Антикоррупционного делового совета. Председатель комитета ЖК по аграрной политике, водным ресурсам, экологии и региональному развитию Аманкан Кенжебаев выразил мнение, что стратегию необходимо разрабатывать совместно с парламентом.

«Сколько лет уже создают антикоррупционные структуры. Но никаких результатов не достигнуто. Ни в правоохранительных органах, ни в судах ситуация не улучшилась. Народ только об этом и говорит», - сказал депутат.

Эксперт Эркайым Мамбеталиева считает, что в Кыргызстане борьба с коррупцией не проводится системно:

- Такие стратегии разрабатывались и ранее. Уменьшить коррупцию можно только тогда, когда решения будут приниматься открыто, а народ - иметь возможность контроля. Сейчас госзакупки делают не открытыми, а, наоборот, закрытыми, даже закон приняли. В таких условиях какие бы стратегии ни писали, они останутся декларативными. В первую очередь в государственных органах не должно быть конфликта интересов.

Ранее президент Садыр Жапаров подписал закон «О государственных закупках». Как сообщили в пресс-службе парламента, целью закона являются «достижение максимальной выгоды путем эффективного и экономичного использования ресурсов, упрощение процедур государственных закупок и минимизация коррупционных проявлений».

Закон был принят Жогорку Кенешем 6 апреля 2022 года. В ходе его обсуждения некоторые парламентарии заявили, что с принятием нового закона «государственные компании будут устанавливать торговые связи со своими родственниками, и коррупция усилится».

Ухудшение позиций Кыргызстана в прошлогоднем рейтинге Transparency International объясняла нападками на журналистов-расследователей и антикоррупционных активистов, тем, что правоохранительные органы не завершили антикоррупционные расследования, а также - что не было открыто показано, на что потрачена финансовая помощь от международных организаций, полученных для борьбы с COVID-19.

Однако 25 апреля президент Садыр Жапаров в интервью государственному информационному агентству «Кабар» заявил, что в результате борьбы с коррупцией было возмещено более 11 миллиардов сомов:

- Всего с помощью ГКНБ возмещено более 8 млрд сомов. Через органы прокуратуры возмещено около 3 млрд. Наличные средства напрямую поступают в казну. А имущество передается Фонду по управлению государственным имуществом. Любой расследователь может обратиться в ГКНБ, прокуратуру и МВД, чтобы выяснить, куда переводятся средства. Это не секрет. Они дадут. Если не дадут, то обращайтесь ко мне.

Отвечая на вопрос о бывшем заместителе председателя Таможенной службы Райымбеке Матраимове, Жапаров сказал, что во все соседние страны и в Дубай были отправлены запросы относительно имеющегося там имущества, стало известно, что «если и имелось имущество, то было распродано еще в 2017 году».

В 2020 году «Азаттык», издание «Клооп» и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) выпустили серию совместных журналистских расследований о действующих коррупционных схемах в таможенных органах КР. В них озвучивалось имя Райымбека Матраимова, который в 2015-2017 годы занимал должность заместителя председателя ГТС и который позже признал свою вину, выплатив государству 2 млрд сомов в качестве компенсации ущерба. Кроме этого, суд по данному уголовному делу оштрафовал Матраимова на 260 тысяч сомов.

Еще порядка 30 чиновников перевели деньги на спецсчет ГКНБ в рамках проводимой властями так называемой «кустуризации».

Директор фонда «Институт общественного анализа» Рита Карасартова считает, что в последнее время госорганы стали более закрытыми. Она также считает, что причиной роста коррупции являются преследование журналистов и активистов, разоблачающих коррупцию, и непоследовательность в кадровой политике:

- После каждого журналистского расследования возбуждаются уголовные дела. Если в них есть есть ложная информация, то власти должны уточнить, что является неверным, ведь расследователи указывают источники, подтверждают свою информацию. Во всех сферах наблюдается небольшой откат назад. За тем, что не работают какие-либо функции или происходит сокрытие информации, опять же стоит коррупция. Например, информацию о старых уголовных делах в отношении Бакиева, Садыра Жапарова сейчас на сайте не найти. Во-вторых, если не будет прозрачной кадровой политики и открытых конкурсов, то всегда будут сомнения. Возможно, в написанной стратегии есть какой-то смысл, потому что брали в пример мировую практику. Но даже если мы не будем двигаться вперед в больших вопросах, хорошо сохранить хотя бы прежние достижения. К сожалению, сейчас и этого нет.

В начале апреля генеральный прокурор Курманкул Зулушев, отчитываясь о проделанной работе перед парламентом, отметил, что за последнее десятилетие в государственных органах укоренилась коррупция. По его словам, за год государству был нанесен ущерб на 2 млрд 21 млн 755 тысяч сомов, из которых 1 млрд 851 млн 964 тысячи сомов возмещены.

Антикоррупционный деловой совет при президенте создан в июле 2021 года. В него под председательством главы государства вошли депутаты Жогорку Кенеша, члены кабинета министров, генеральный прокурор, глава Национального банка, представители международного, делового и научного сообщества. Первое заседание АДС состоялось 16 ноября 2021 года, на нем была одобрена концепция по борьбе с коррупцией, а также рекомендации о разработке стратегической программы.

NTy

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG