Ссылки для упрощенного доступа

19 июня 2024, Бишкекское время 06:52

«ККМ – это не новшество». Министр экономики о налогах, росте цен и предупреждении ЕС 


Данияр Амангельдиев.
Данияр Амангельдиев.

Министр экономики и коммерции КР Данияр Амангельдиев в интервью прокомментировал недавний визит спецпредставителя ЕС по санкциям, также он подробно рассказал о правилах налогооблажения. 

«Евросоюз предупредил о рисках»

«Азаттык»: Начнем с темы, которая сейчас вышла на повестку дня и становится все более актуальной. На этой неделе в Бишкек прибыл специальный представитель Европейского союза по санкциям Дэвид О'Салливан, который заявил о том, что за последний год экспорт товаров из стран ЕС в Кыргызстан вырос на 300%. Он задался вопросом о том, где реализуется эта продукция, как бы намекнув на то, что не уходит ли она в Россию. В чем причина такого повышенного спроса и как это объясняют власти КР?

Данияр Амангельдиев: Да, действительно, господин О'Салливан поднял вопрос о том, нет ли такого, что принятые в рамках второго раунда санкций меры были напрасными, и не попадают ли запрещенные товары через третьи страны [в Россию]. Мы провели с ним встречу, где принимали участие представители нашего Министерства финансов, а также таможенной и налоговой служб. Вместе с О'Салливаном прибыли также посол Евросоюза и эксперт Еврокомиссии по мониторингу финансов и торговли. Они задали некоторые вопросы и предупредили о рисках. На самом деле, наш товарооборот начал расти еще до войны [в Украине], с 2021 года.

Как вы знаете, в рамках фискальной реформы мы внедрили электронные виды товарно-транспортной накладной (ЭТТН) и счет-фактуры (ЭСФ), что вызвало резонанс в обществе. С их помощью мы планируем снизить долю теневой экономики до 20% к 2026-2027 году. Ведь многие знают, что раньше поступали миллиарды средств, и за счет реэкспорта работали такие рынки как «Дордой» и «Кара-Суу». Но тогда товары оставались в тени и не учитывались [в налоговом обороте]. А теперь все регистрируется, и экспортно-импортные операции будут осуществляться через электронный товарооборот.

«Азаттык»: То есть можно сказать, что объемы товарооборота увеличились из-за вывода теневой торговли?

Данияр Амангельдиев: Да, в основном из-за этого. Но мы должны признать, что и экспорт увеличился. И по большей части, это товары народного потребления. Мы сказали, что согласно правилам Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ ‒ General Agreement on Tariffs and Trade, GATT) Всемирной торговой организации (ВТО), в случае, когда государство собирается вводить какие-то ограничения для обеспечения своей безопасности, оно должно пояснить, почему это делается и в чем опасность. Мы сказали представителям ЕС, что готовы поделиться ими нашей статистикой, но озвучили требование, что тогда и они должны предоставить нам этот список.

Другими словами, мы поинтересовались, какая продукция подпадает под косвенные санкции, а что идет как товары народного потребления. Нам нельзя допустить того, чтобы наша экономика пострадала из-за этого конфликта. Ведь мы торгуем не только с Россией, растет наш товарооборот и с рядом европейских стран. Есть случаи, когда из-за санкций торговля Кыргызстана с некоторыми странами Европы увеличилась не на 300%, а на 38 тысяч процентов. Ведь мы являемся транзитной страной, а потому эти государства вынуждены перевозить некоторые товары через нас. Мы сейчас работаем над тем, чтобы не упустить эту возможность.

«Азаттык»: Но в феврале этого года экономисты Европейского банка развития и реконструкции (ЕБРР) заявили, что среди товаров, ввозимых из Европы в такие страны, как Кыргызстан, Казахстан и Армения, есть подпадающая под действие санкций или похожая на них продукция двойного назначения. Могут ли власти КР гарантировать, что товары, на которые распространяются западные санкции, не уходят в Россию через Кыргызстан?

Данияр Амангельдиев: Такую гарантию дать мы не можем. И мы обсуждали этот вопрос на прошедшей встрече. К примеру, есть список стиральных машин, производимых в Европе, Корее и Японии. При этом нет списка подобных товаров, в случае, если они ввозятся из Китая. Либо же надо тогда вводить полный запрет на ввоз стиральных машин. Или же надо вводить санкции в зависимости от типов компьютеров. Не должно быть такого, что нельзя ввозить все компьютеры. Тут налицо конкуренция: если одна страна вводит ограничения, то другая будет стремиться извлечь выгоду.

«Азаттык»: А что нужно делать, чтобы товары не уходили в Россию, то есть, чтобы мы не попали под санкции Запада?

Данияр Амангельдиев: Мы дали пояснения по этому вопросу. Потому что те самые товары двойного назначения используется как в быту, так и в военной промышленности. У нас есть соответствующий закон и он очень хорошо работает. Наш список тех самых товаров соответствует международному. Мы ведем контроль на его основании. Есть четкий порядок заполнения документов на экспорт или вывоз этих товаров. Их видят западные и все другие страны-партнеры, которые являются участниками вышеупомянутого соглашения. Об этом можно не беспокоиться. Мы объяснили представителям Евросоюза, что наш список совпадает [с международным].

«Азаттык»: То есть можно сказать, что Кыргызстан проводит импортно-экспортные операции с соблюдением всех правил?

Данияр Амангельдиев: Конечно.

«Есть недопонимание по поводу налоговой политики»

«Азаттык»: В то же время мы видим, что проводимая властями налоговая реформа, и в целом налоговая политика вызывают недовольство или недопонимание у предпринимателей. К примеру, те же контрольно-кассовые машины (ККМ) и обязательство по их применению, что вызвало протесты. Какие меры в связи с этим принял кабинет министров и что изменилось?

Данияр Амангельдиев: Да, действительно, в основном наблюдается недопонимание. В начале 2022 года вступил в силу новый Налоговый кодекс, который вызвал определенное недовольство. Но одной из главных целей является сокращение доли теневой экономики без введения новых налоговых законов. И новый Налоговый кодекс принимался для того, чтобы с помощью административных мер раскрыть истинные объемы товарооборота и сформировать культуры уплаты налогов.

С 90-х годов прошлого века мы жили в условиях дикой экономики, и налоговые реформы проводились таким же образом. Ни в одной стране нет системы патентов. Мы же ввели патентную систему и сразу же определили ограничения: если товарооборот предпринимателя не превышает 8 млн сомов в год, то можно работать по патенту. Но надо было тогда же сразу вводить в работу и ККМ, чтобы было доказательство того, что нет превышения тех самых 8 млн сомов.

То есть введение ККМ это не новшество, не какие-то новые правила. Наоборот, в принятом Жогорку Кенешем новом Налоговом кодексе прежние ставки [по налогам] даже снижены. Для поддержки среднего бизнеса были введены четыре новых [налоговых] режима. Отдельный режим для рынков «Дордой» и «Кара-Суу», их экспортно-импортных операций, чтобы не упустить ту самую возможность транзита, о которой я говорил. Кроме того, есть ставка налога 0,1% для тех, кто занимается мелкооптовой торговлей до 100 млн сомов в год. И, наконец, налог в 2% или в 0,5% для торгующих в общем режиме. Кроме того, определены отдельные режимы для услуг и для представителей креативной экономики.

«Азаттык»: Выходившие на акции предприниматели говорят, что власти заинтересованы в том, чтобы взимать налог несколько раз: начиная с момента его ввоза и до реализации. И они жаловались, что это ложится тяжелым бременем на тех, кто еле-еле зарабатывают на жизнь, пытаясь встать на ноги. Действительно ли имеются попытки взимания налогов несколько раз с товаров, которые ввозятся в Кыргызстан?

Данияр Амангельдиев: На самом деле такого нет. Но ни в одной стране мира в сфере уплаты налогов не нарушается принцип того, что сколько операций с одним товаром проведено, столько раз и уплачивается налог. Если брать нашу страну, то в первый раз налог платиться на таможне, когда он пересекает границу. Далее есть налог на добавленную стоимость (НДС), который уплачивается сразу после ввоза товара. Потом должен уплачиваться налог при реализации товара оптом, но пока этого механизма нет. В нашем регионе логистические компании ввозят грузы сразу нескольких предпринимателей. А передача этих товаров разным владельцам в Кыргызстане уже является продажей. Поэтому нашим бизнесменам предоставляется возможность получить эти товары в свободной зоне, чтобы не было дополнительной нагрузки на них, и чтобы товар не подорожал из-за НДС. То есть налог уплачивается дважды за два вида операций, как и раньше.

«Предпринимаем меры против роста цен»

«Азаттык»: Мы видим, что инфляция растет. Кабмин заявлял, что предпринял ряд мер для удержания цен на уровне покупательской способности граждан. В рамках этого был разработан антикризисный план. Что еще делается в этом направлении?

Данияр Амангельдиев: Самое главное – это фискальные мероприятия. Есть девять социально-значимых продуктов питания, которые являются базовыми для граждан. Это называется социальная корзина, и входящие в нее товары освобождены от НДС. И мы видим, что цены на масло, муку и сахарный песок после резкого роста, сейчас снизились. Это первое. Второй момент – собственное производство товаров. Например, создаются условия для того, чтобы мы могли самостоятельно покрыть свои потребности в сахаре. Кроме того, от дополнительных налогов будут освобождены ввоз муки и реализация изделий из нее на внутреннем рынке. В данном случае отменены все виды налогов: 18% налога на каждое изделие, НДС, налог с продаж и налог на прибыль. Кроме того, мы освободили от налогов корма, ввозимые нашими фермерами. Ввели также ограничения на вывоз из страны социально значимых товаров. Это тоже будет способствовать тому, чтобы цены оставались стабильными.

NO

Сокращенный перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

  • 16x9 Image

    Бакыт Асанов

    Директор "Азаттык Медиа". В 2011 году закончил факультет коммуникаций Кыргызско-Турецкого университета "Манас". С 2011 года сотрудничает с радио "Азаттык". 
     

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG