Ссылки для упрощенного доступа

19 Июль 2019, Бишкекское время 13:50

Суйундуков: Айтматов в свое время благословил съемки «Шамбалы»


Чингиз Айтматов.

В Кыргызстане начинаются съемки фильма «Шамбала» по мотивам повести Чингиза Айтматова «Белый пароход» (оригинальное название «После сказки» - прим.ред.).

Снимает картину известный кинорежиссер Артыкпай Суйундуков, который вынашивал идею ленты почти 40 лет. В свое время согласие и творческое благословение на реализацию этой задумки дал и автор Чингиз Айтматов.

«Азаттык»: Как известно, к запуску готовится ваш новый фильм по повести Чингиза Айтматова «Белый пароход». Расскажите о том, как продвигается работа?

Артыкпай Суйундуков: Съемки мы планируем начать уже на следующей неделе. Два-три месяца до этого мы провели, выбирая натуру. Договорились с местными властями, заручились их поддержкой. У нас будет три объекта – около Балыкчи, затем идет Нарын и основные съемки - около 70% - пройдут в Кемине.

«Азаттык»: Говоря «Белый пароход», мы, конечно, не можем не вспомнить о ленте 1976-го года, которую снял Болот Шамшиев. Чем ваша картина будет отличаться от той работы?

Артыкпай Суйундуков: И в мировой практике, и в Кыргызстане по одному и тому же произведению Чингиза Айтматова снимали по несколько фильмов. Например, «Джамилю» экранизировали четыре раза. Повесть «Тополек мой в красной косынке» снимали пять раз, и сейчас идет работа над шестым вариантом, который совместно снимают кинематографисты Кыргызстана и Узбекистана. Если возьмем, к примеру, «Анну Каренину» Льва Толстого, то по ней снято аж 29 фильмов. И вопросов при этом не возникает, но почему-то по поводу «Белого парохода» высказываются различные соображения.

Я прочитал эту повесть в 1973-м году, как только она увидела свет в журнале «Новый мир». На тот момент я был студентом третьего курса режиссерского факультета ВГИКа. И она сразу зацепила меня, я хотел поговорить с Чингизом Торекуловичем, получить его согласие на экранизацию, но потом узнал, что по повести собирается снимать фильм Болот Шамшиев. И так эта идея и осталась.

Через 20 лет, где-то в 1989-м году я все же поговорил с Чингизом Торекуловичем и он тогда дал свое согласие, сказав, что «уже прошло 20 лет, как сняли первую картину». А в свое время он ведь не дал такого разрешения классику мирового кино, известному итальянскому кинорежиссеру Микеланджело Антониони, который еще в 1975 году приезжал в Кыргызстан и разговаривал с Айтматовым.

Но все вы помните, что произошло в 90-е – развал Союза, новая независимая страна, отсутствие финансирования в культуре и задумка опять осталась нереализованной. Но ближе к 2000-м, точнее в 1998-м году - тогда Чингиз Торекулович был послом Кыргызстана в странах Бенилюкса - мы начали работу. Созванивались с ним, советовались и первым вариантом картины стал турецкий вариант сценария. Дело в том, что финансовую сторону вопроса тогда согласился взять на себя один турецкий бизнесмен, у нас своих средств не было. Но случился финансовый кризис, и проект был заморожен.

Сейчас я понимаю, что в какой-то степени это даже пошло на пользу картине, так как появилось время для переосмысления сценария, замысла. Я взглянул на эту историю другими глазами, с точки зрения человека нашего времени.

Так прошло почти 25 лет, и вот в 2017 году – тогда еще даже не было разговоров и планов о праздновании 90-летия Чингиза Айтматова – вновь возник совместный вариант кыргызского-турецкого фильма, но я настоял, чтобы сценарий был от кыргызстанской стороны. Худсовет «Кыргызфильма» одобрил проект, потом правительство приняло программу по празднованию 90-летия писателя и нам даже выделили деньги.

«Азаттык»: А каков общий бюджет картины?

Артыкпай Суйундуков: Если честно, выделенных денег, конечно же, не хватает. И мне даже пришлось немного менять сценарий, исходя из имеющегося бюджета. Вообще изначально правительство выделяло 30 млн сомов, но почему-то дали всего 20 млн сомов. Наши турецкие партнеры сейчас выдвинули несколько условий, например, в картине должен быть задействован турецкий актер, причем занят не менее, чем в 9-10 сценах. Но это идет в разрез со сценарным планом, и мы пока не даем свое согласие. Мы настаиваем, что основная идея и суть замысла не должны меняться. Вообще, это не прямая экранизация, а фильм по мотивам повести, как мы и договаривались с Чингизом Торекуловичем.

«Азаттык»: При этом и название у картины интересное – «Шамбала»? Почему и что это значит?

Артыкпай Суйундуков: Эта повесть на самом деле называлась «После сказки», но в журнале «Новый мир», где ее должны были напечатать, редакторат предложил назвать произведение «Белый пароход» и первоначальное название забылось. А первый вариант моего сценария назывался именно так – «После сказки». Но потом я решил назвать «Шамбала» и в этом тоже есть большой смысл, потому что «шам» в переводе с кыргызского означает «свеча», а «бала» - «мальчик». То есть это мальчик, несущий всем свет – людям, окружающим, миру. И в то же время, как известно из тибетской философии, шамбала – это чистая земля, где исполняются желания. И этот мальчик ведь тоже мечтает, что когда-нибудь увидит своего отца.

Сокращенный и адаптированный перевод видеоинтервью:

NO

XS
SM
MD
LG