Ссылки для упрощенного доступа

20 июня 2024, Бишкекское время 08:29

Свидание с детьми у границы


Выдворенные из Узбекистана кыргызстанские женщины со своими детьми. Село Минчынар, Кадамжайский район Баткенской области.
Выдворенные из Узбекистана кыргызстанские женщины со своими детьми. Село Минчынар, Кадамжайский район Баткенской области.

После трагических событий 2010 года власти РУз выдворили кыргызстанских женщин с детьми под предлогом отсутствия документов.

Среди них оказались и уроженки села Минчынар в Баткенской области, которые когда-то вышли замуж за граждан соседней страны и обзавелись семьями. Депортации подверглись женщины, которые вышли замуж за граждан Узбекистана, но не имели узбекского гражданства.

В Баткенской области большинство таких женщин проживают в округе Актурпак Кадамжайского района.

Одна из них - 35-летняя Алтынай Кабылова - сейчас с тремя детьми живет на почти безлюдной окраине села Минчынар, в чужой времянке.

Ее муж передал семье дойную корову, чтобы у их детей было хотя бы молоко. Когда мы нагрянули к ней в гости, женщина собирала хворост, чтобы согреть единственную комнату в домике. Старшие дети были в школе, а младший - трехлетний малыш - дома с мамой.

Через едва заколоченное окно заметно продувало зимним морозом. Вместо занавески - серая ткань, натянутая на стекло. В одном углу гора посуды, а в другом аккуратно застеленная постель. Весь этот нехитрый скарб Алтынай поместился в одной плохо отапливаемой комнате.

Помешивая кизяки в печке, Алтынай неспешно рассказала о своей истории жизни:

- Я вышла замуж за уроженца Узбекистана в 1997 году. Жили хорошо. Потом вдруг объявили, что все, у кого нет узбекского паспорта, должны покинуть страну. Когда мы спросили, в чем причина, нам ответили: «Съездите в Бишкек, поговорите с властями, а потом мы сделаем вам узбекские паспорта». С тех самых пор нам запрещен въезд в Узбекистан. Я слышала, что некоторые женщины возвращались в Узбекистан, но через некоторое время вновь оказывались в Кыргызстане.

“Азаттык”: А как вы жили в Узбекистане?

Алтынай Кабылова: Мы хорошо жили. После того, как оказались здесь, родители сказали мне: «Не стоит возвращаться туда, лучше оставайтесь здесь», и помогли получить земельный участок. В Узбекистане мы только-только смогли построить новый дом и стали жить отдельно. Дома у нас был достаток, было все, что нужно для жизни. Все нажитое осталось там, за границей. А сейчас мы живем в чужой времянке в поле.

“Азаттык”: А кому принадлежит времянка?

Алтынай Кабылова: Она принадлежит односельчанину - Эгемберды-аке. Нам сказали, поживите пока здесь. Сначала жили у родителей, но там и без нас полно людей. Мы сами решили отделиться, чтобы попытаться самостоятельно жить. Муж остался в Узбекистане. Уже два года, как мы так живем. Дети очень скучают по отцу. Вот думаем уговорить его и привезти сюда, чтобы опять всем вместе жить.

“Азаттык”: Скольких женщин вы знаете, которые тоже таким образом оказались в Кыргызстане?

Алтынай Кабылова: Вместе со мной выдворили 17-18 женщин. Некоторые, как я, пытаются выжить в селах, откуда родом, а другие, кто не выдержал, уехали в Россию.

“Азаттык”: Не было трудностей с устройством детей в школу?

Алтынай Кабылова: Когда пришли в школу, мы все объяснили как есть. Они вошли в наше положение и взяли детей в школу.
“Азаттык”: Вы виделись с мужем с тех пор?
Алтынай Кабылова: Мы с ним видимся у таможенного поста на границе. Дети видят отца только так. Нам туда нельзя, а он сюда не может попасть. Как вы знаете, в тех, кто перебегает границу, стреляют. Поэтому мы, договорившись с таможенниками, встречаемся у таможенного поста.

“Азаттык”: Здесь в Кыргызстане как живете сейчас?

Алтынай Кабылова: Пытаемся что-то выращивать, сельским хозяйством занимаемся в общем, чтобы прокормить семью. Вроде все нормально, грех жаловаться.

“Азаттык”: Вам где было комфортно жить - в Узбекистане или в Кыргызстане?

Алтынай Кабылова: Сейчас, конечно же, нам лучше тут жить. В Узбекистан сложно возвращаться, все начинать заново и землю там не так просто получить.

“Азаттык”: За окном стоят январские морозы, а у вас в комнате не так тепло…

Алтынай Кабылова: Да, пытаемся согреть комнату кизяками и хворостом, что в округе собираем. Соседи от нас далеко живут. Наша времянка на отшибе стоит, вдалеке от остальных домов.

...В сельском округе Актурпак проживают 22 женщины с детьми из тех уроженок Кыргызстана, которых выдворили из Узбекистана. Данных в целом по Баткенской области нет, потому что никто не регистрируют такие случаи или же никто не обращался с заявлениями. В основном такие факты встречаются в Ошской и Баткенской областях.

Многие из депортированных женщин надеются на воссоединение своих семей, когда отцы семейств смогут приехать в Кыргызстан.

В такой же ситуации как Алтынай Кабылова, оказалась и Санабар Бакирова с тремя детьми, проживающая сейчас в родительском доме:

- Нам, всем женщинам, кто жил в селе Актамыр в Узбекистане, сказали: идите в милицию. Там доходчиво сказали, что мы должны покинуть пределы Узбекистана, а если попытаемся вернуться назад, нас привлекут к ответственности и посадят на пять лет. Еще с нас взяли заявления.

Гапар Бакиров (однофамилец Санабар Бакировой - прим. ред.) воспитывает семерых внуков, среди них трое детей депортированной из Узбекистана родной дочки:

- Дочка вместе с зятем уехала на заработки в Россию после этого случая. Внуки остались со мной. После депортации дочка возвращалась в Узбекистан. Но ее вызвали в милицию, поставили штамп в паспорте и опять депортировали.

Проблемы с документами, которые и прежде не решались годами, после июньских событий 2010 года вовсе стали поводом для депортации кыргызстанок. В результате таких односторонних действий узбекских властей десятки семей оказались по обе стороны границы, украдкой видясь через колючую проволоку у межгосударственной границы Кыргызстана и Узбекистана.

Нам неизвестно, какую помощь в целом оказывают таким семьям кыргызские власти. В сельском округе Актурпак представители местной власти пытаются им помочь на первых порах. Но заместитель главы сельского округа Садыбакас Асанов говорит, что их возможностей недостаточно:
- У этих женщин нет никакой возможности вывезти сюда все нажитое имущество. Оно осталось в Узбекистане. Здесь им приходится начинать все с нуля. Мы стараемся им помочь, но наши возможности ограничены. Мы бы просили центральные власти помочь им, чтобы они получали ощутимую материальную помощь, чтобы на ноги встать.

“Азаттык”: А много таких, кто к вам обратился?

- Официальную регистрацию у нас прошли 22 женщины. Есть информация, что еще 10-15 живут в нашем округе без регистрации. Возможно, что их количество и того больше, потому что такие семьи встречаются и в других селах, не только у нас.

AI

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG