Ссылки для упрощенного доступа

26 ноября 2020, Бишкекское время 08:04

У сильного всегда бессильный виноват


Тегеран, 2 июня
или The Foreign Policy Journal об Ирано-Израильских отношениях

Судя по международной прессе прошлой недели, складывается впечатление, что объединенная Европа переживает, возможно, самый сложный период за свою 60-летнюю историю. О греческой дилемме, об испанской рецессии, о том, что и США не досчитались ожидаемого количества новых рабочих мест из-за возможного коллапса еврозоны, о том, каково немцам, до сей поры аккуратно выдававшим тонущей Греции необходимые «жилеты спасения» в виде многомиллиардных кредитов, не пишет только ленивый.

Не жалеют краски особенно англичане. В таких английских газетах и журналах, как The Economist, The Guardian, The Financial Times и т.д. будущее Европы описывается в наиболее мрачных тонах. Нельзя, конечно, сказать, что консервативные англичане злорадствуют, что они очень довольны тем, что в свое время упорно отказывались от евро, всячески укрепляя свой привычный фунт стерлингов, решив посмотреть, как пойдут дела с новой общеевропейской валютой, но английское чувство драматизма в описании действительно непростых дней объединенной Европы явно пригодилось.

The Economist напечатал статью под названием “Выбор Европы”, в которой говорится о том, что у старого континента в сложившейся ситуации есть только два пути. Первый - все должны смириться с тем, что рухнет еврозона со всеми вытекающими отсюда последствиями. Второй - все члены еврозоны должны все-таки объединиться в федерацию, в некое супергосударство, в пределах которой деньги и богатства передвигаться будут абсолютно свободно, презрев границы, одновременно распростившись с тем, что называется суверенитетом.

А пока, пишет The Economist, союз государств все еще держится только благодаря Германии, кредиты которой удерживают от неминуемого дефолта не только Грецию. Но, пишет журнал, нельзя думать, что у немцев существует бесконечный резерв терпения, и такой же бесконечный резерв денег. Если реформы, о которых все время говорят немцы, не будут проводиться в странах-должниках, то и немцы могут захлопнуть двери и тогда произойдет то, чего так боятся все европейцы. И тогда вполне может возродиться та Европа послевоенных лет, в которой все подозревали всех, ненавидели друг друга, точили зубы друг на друга.

По опросам того же The Economist, уже около 60 процентов европейцев не возражают, если греки уйдут из еврозоны, и только 40 процентов опрошенных хотели бы пережить эти трудные дни вместе со всеми.

Между тем, прошлая неделя запомнится русским финансистам явно надолго. Дело в том, что из-за паники, вдруг охватившей российских граждан в свете европейских финансовых событий и существенного удешевления бензина на мировом рынке, банки не успевали возвращать деньги богатым российским вкладчикам и компаниям-депозитариям, которые, сломя голову, взялись снимать деньги со счетов и обменивать на доллары.

Деньги у банков быстро закончились, они начали брать кредиты, которых тоже оказалось не так много, как хотелось бы. Вынужден был выступить по телевидению министр финансов, чтобы предотвратить панику, ибо многие подумали, что происходит обвал рубля, о чем, кстати, некоторые эксперты давно предупреждают. Словом, на этот раз вроде бы все обошлось.

Из статей, представляющих интерес, хотелось бы коротко остановиться на материале из журнала The Foreign Policy Journal, в котором представлена ирано-арабская точка зрения на весьма вызывающее поведение Израиля в свете иранской ядерной проблематики. Статья иранского эксперта Али Омиди называется: “Есть ли у Израиля моральное право вмешиваться в ядерные дела Ирана?”, и стержнем проходит мысль о том, что кто-кто, но израильтяне могли бы вести себя намного сдержаннее, хоть немного взглянув на себя критически.

Во-первых, пишет The Foreign Policy Journal, Иран является полноправным членом МАГАТЭ с самого первого дня создания этой международной организации, и подписал также одним из первых договор о нераспространении ядерного оружия еще в 1993 году.

Однако, Израиль даже не собирается присоединиться к этому важнейшему договору. Во-вторых, у Израиля уже имеется около двухсот единиц ядерного оружия, но в таком же праве он категорически отказывает другим, особенно Ирану. Вообще эта страна считает, что ей все дозволено, ей все разрешено, даже совершать преступления, которые международное сообщество квалифицировало как преступление против человечности (убийство мирных граждан в полосе Газа в 2009 году), но за это Израиль нигде и ни перед кем не ответил.

В-третьих, Израиль всячески добивается того, чтобы МАГАТЭ имел доступ ко всем ядерным объектам других государств, но ни в коем случае не допускает наблюдателей этой организации к себе.

В четвертых, Иран ни разу в ХХ-ХХI столетиях не нападал на другие страны, не объявил войну никому, в то время как Израиль не только нападал, но захватил чужие территории, нарушив международно признанные границы государств. Разумеется, на все эти обвинения есть и у Израиля свои доводы, но такой вот материал опубликовал The Foreign Policy Journal, специализирующийся в вопросах международной политики.

Малоуспешная борьба с наркоторговлей, на что тратятся миллиарды долларов во всем мире, была и остается серьезной международной проблемой. Есть разные, в том числе и нестандартные, точки зрения на этот счет. Газета The Christian Science Monitor, например, пишет, что в Америке многие склоняются к тому, чтобы легализовать марихуану, тем более опросы среди населения говорят в пользу такого решения вопроса.

Судя по опросам, 56 процентов респондентов поддерживает мнение, что нужно марихуану легализовать, но только 36 процентов опрошенных считают, что надо вести борьбу с наротиками так же, как это было до сих пор. Легализация марихуаны означала бы возможность вести за ней контроль, так же, как и за алкоголем или табаком, на законном основании.

Та же The Christian Science Monitor в своем последнем номере осветила проблему, с которой сталкивается Китай - самая густонаселенная страна мира, где формула “одна семья - один ребенек” давно является правилом, от которого редко кто осмеливается отказаться. Дело в том, что в Китае по численности мальчики значительно превышают девочек - примерно на двадцать процентов.

Главная причина - желание иметь наследника, то есть мальчика, тем более, что разрешено иметь только одного ребенка. К тому же сейчас есть хорошая возможность точно определить пол ребенка еще в утробе матери. Как показывает практика, многие матери, узнав, что у них девочка, сразу решаются на аборт, хотя в Китае ультразвуковое определение пола, как и аборт, строго запрещены. В результате уже наблюдается существенный демографический перекос - примерно 117 мальчиков на 100 девочек.

Еще хуже дело обстоит в Индии. Например, в штате Пенджаб на 100 девочек приходится 126 мальчиков. Примерно аналогичная тенденция наблюдается и в странах Латинской Америки, в закавказских странах, в Восточной Европе, пишет The Christian Science Monitor.
XS
SM
MD
LG