Ссылки для упрощенного доступа

1 июля 2022, Бишкекское время 02:14

Работа комиссии по Дачи-СУ: вопросов больше, чем ответов


Стела в память о погибших в результате авиакатастрофы в Дачи-СУ.

Общественная комиссия по расследованию причин авиакатастрофы в Дачи-СУ заслушала информацию правоохранительных органов, но осталась недовольна отчетом следствия.

По мнению членов комиссии, следствие велось необъективно, и при этом не было приложено достаточно усилий для выяснения истинных владельцев груза, который находился на борту разбившегося лайнера. Они потребовали, чтобы на следующем заседании были представлены итоги экспертизы и другие материалы дела.

«Следствие не ответило на многие вопросы»

23 мая на заседании общественной комиссии, которая изучает произошедшую 16 января 2017 года трагедию, была заслушана информация Министерства внутренних дел, Генеральной прокуратуры и Госкомитета национальной безопасности.

Но члены комиссии заявили, что все озвученные сведения старые, а на острые вопросы, связанные с этой авиакатастрофой, до сих пор не найдены ответы.
Они также подняли вопрос о том, что не было возможности ознакомиться с некоторыми материалами дела, которое было закрыто, но возобновлено для расследования в 2019 году.

По мнению члена комиссии Толекан Исмаиловой, версии следствия оказались однобокими:

Толекан Исмаилова.
Толекан Исмаилова.

− До сих пор озвучиваются различные домыслы. Но они не подготовились и зачитывают те факты, которые мы уже знаем. Здесь ничего нового. Потому что никакой ответственности. МВД могло бы рассказать все открыто, потому что милиционеры первыми прибыли на место падения самолета. И следственная группа должна полностью рассказать о том, какие еще службы оказались там в первые минуты и как все происходило. Вот здесь находится [Кубатбек] Боронов. Но на самом деле никто не работал, и лишь выборочно вели расследование в интересах стороны, которая отдавала приказы.

«Не хватало фактов для продолжения расследования»

Представитель МВД Максат Мусаев, вошедший в состав следственной группы по расследованию данного авиапроисшествия, рассказал, что в самолете было более 85 тонн груза, а после падения было собрано 630 килограммов – то, что не успело сгореть – и все это было использовано следствием как вещественные доказательства.

По его словам, в ходе расследования выяснилось, что авиалайнер перевозил груз, предназначенный для доставки в 28 стран. И следственная группа подтвердила, что среди этих государств был и Кыргызстан.

Однако Максат Мусаев добавил, что компания-авиаперевозчик, которой и принадлежал разбившийся борт, пояснила, что сначала эти грузы должны были быть доставлены в Стамбул, а потом их оттуда уже отправили бы в Кыргызстан. Дело в том, что у данного самолета не было разрешения на коммерческую перевозку в Бишкек, и в аэропорту «Манас» он останавливался только на дозаправку топливом.

Кстати, Максат Мусаев заявил, что из-за отсутствия достоверных фактов, которые могли бы доказать версию о контрабанде грузов, уголовное дело по этому авиапроисшествию было приостановлено:

− В связи с высказываемыми в обществе подозрениями мы допросили представителей служб аэропорта «Манас», в том числе сотрудников таможенных органов. На основании их показаний проводились следственные действия. В обнаруженных остатках грузов, а это более 600 килограммов, были различные игрушки, зажигалки и мобильные телефоны. Во время следствия выяснились факты присвоения сотрудниками Министерства чрезвычайных ситуаций с места трагедии смартфонов. Ничего другого в этом грузе обнаружено не было.

«Контрабанда была и раньше»

Следователи обнаружили на месте трагедии 108 сотовых телефонов, но члены общественной комиссии не поверили, что из перевозившихся самолетом более 85 тонн груза сгорела большая часть, а осталось лишь 630 килограммов.

Также было заявлено, что обнаруженные на месте крушения лайнера инструкции на кыргызском языке относились к электрозажигалкам, которые по заказу казахстанской компании JTI Kazakhstan LLC должны были быть доставлены из Стамбула в Бишкек.

Но версия следствия, что «груз в самолете сначала должны были доставить в Турцию, а потом уже отправить в Кыргызстан», большинству членов общественной комиссии показалось неправдоподобной.

В частности, подозрения вызвали именно инструкции на кыргызском языке, из-за чего было выдвинуто предположение о том, что часть груза все-таки предназначалась для разгрузки в Бишкеке.

«Инструкции к мобильным телефонам были на кыргызском языке. Еще одна деталь: в октябре 2016 года, то есть примерно за 3-4 месяца до трагедии в аэропорту «Манас», была задержана партия смартфонов, которые оказались контрабандой. Тогда же было начато следствие, но его результатов нет. То есть в рухнувшем лайнере тоже могли быть сотовые телефоны, которые доставлялись сюда незаконным путем», − предположил член комиссии, журналист-расследователь Али Токтакунов.

В ответ Максат Мусаев заявил, что с определением получателей груза возникли трудности, так как на отправленные в Турцию и Гонконг запросы следственная группа ответов так и не получила.

«Для выявления контрабанды нужны доказательства»

Между тем другой член комиссии, экс-депутат Жогорку Кенеша Бактыбек Турусбеков, заявил, что для определения контрабанды необходимо доказать, что груз выгружался на территории КР:

− Нельзя обобщать и постоянно заявлять о контрабанде. Вот, из тех более чем 85 тонн осталось всего лишь 600 килограммов. Сначала надо доказать, что там было, в этом самолете, а потом уже говорить о грузах и контрабанде. Подозрения появились после авиакатастрофы, но ведь до этого, если были такие факты, возникает вопрос, разгружались ли в аэропорту «Манас» контрабандные грузы, предназначенные для Кыргызстана.

В январе 2017 года в Сокулукском районе Чуйской области вблизи аэропорта «Манас» на садово-дачный поселок Дачи-СУ рухнул грузовой самолет Boeing-747-400F турецкой авиакомпании ACT Airlines (MyCargo). В результате авиакатастрофы погибли 35 жителей Дачи-СУ и 4 члена экипажа – граждане Турции. По данным властей, в поселке полностью было разрушено 19 домов, а 7 домов признаны аварийными. Частичные разрушения получили еще 12 домов.

Согласно официальной версии, лайнер направлялся в кыргызстанский аэропорт для дозаправки топливом. Комиссия по расследованию авиационных происшествий Межгосударственного авиационного комитета (МАК) спустя три года – в феврале 2020-го – опубликовала окончательный отчет по результатам расследования трагедии и назвала главной ее причиной ошибку пилотов.

8 мая президент Садыр Жапаров заявил о решении создать общественную комиссию для расследования авиакатастрофы в Дачи-СУ, пояснив, что следствие по этому делу «ведется очень плохо и медленно». Позже своим указом он создал комиссию и утвердил ее состав. Возглавил комиссию бывший депутат Жогорку Кенеша и экс-министр юстиции КР Алмамбет Шыкмаматов.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG