Ссылки для упрощенного доступа

30 июня 2022, Бишкекское время 22:50

Слово о гражданственности: мысли вслед интересной презентации


Автор статьи Эмилбек Джураев - политолог, преподавал в АУЦА, Академии ОБСЕ и других учебных заведениях. В настоящее время является программным директором Фонда «Сорос-Кыргызстан».

Дисклеймер

Материалы в рубрике «Мнение» не отражают точку зрения «Азаттыка»

В Бишкеке 30 мая состоялась презентация результатов опросного исследования об уровне гражданственности кыргызстанцев, проведенного компанией ПИЛ Рисерч Компани (PIL Research Company) по совместной инициативе Ассоциации «Смарт Жаран», Фонда «Сорос – Кыргызстан» и Университета Центральной Азии. Исследование крайне интересное, если не грустное в то же время: уж очень многие из полученных данных продемонстрировали, что с гражданственностью у кыргызстанцев «не совсем слава богу». Но это как посмотреть.

Взять, например, ответы на вопрос, кого бы респонденты могли назвать в качестве примера гражданственности из кыргызстанцев. Весь Кырнет целый день пересылал и комментировал список названных людей по нисходящей: на первом месте Садыр Жапаров (26.2%), втором - Камчыбек Ташиев (14.7%), третьем – Чингиз Айтматов (13.4%), четвертом – Адахан Мадумаров (7.3%), пятом - Нуржигит Кадырбеков (6.4%) и так далее. Читатели с удивлением отметили, насколько их примеры для подражания преходящи – случись этот опрос два года назад, список первой пятерки был бы совсем иным (опросы были, и списки были иные). Но большинство читателей не увидели другого в этих цифрах: 26.2% за Садыра Жапарова равнялись ровно 82 голосам. Можно быстро прикинуть, сколько респондентов составляют 14, 7 и так далее процентов. Отвечали на этот вопрос лишь 300 с лишним человек.

Гораздо более важным тут было другое: на предшествовавший вопрос, может респондент назвать кого-либо из кыргызстанцев, кто, по его мнению, является образцом хорошего гражданина, почти две трети опрошенных ответили, что нет, не могут . Две трети из 1000 респондентов не могли назвать никого, кого они считают образцом гражданственности! Это стало более важной находкой в этом опросе, нежели факт, что Чингиз Айтматов оказался лишь на третьем месте, и его имя назвали всего 42 человека.

Почему такое наблюдается? Почему нет людей в нашем обществе, на которых большинство хотело бы равняться? Ответы на такие вопросы начинают проявляться, если смотреть на результаты по разным другим пунктам в исследовании.

Например, на вопрос о главных приоритетных правах респонденты в первую очередь назвали право на бесплатные медицинские услуги (76%), во вторую - на бесплатное образование (59%), в третью – на социальную защиту (33%), в четвертую – на личную свободу и безопасность (28%). Приоритетными для большинства респондентов стали вопросы социального блока и обеспечения базовых услуг для жизни. Если читать эти результаты в совокупности с тем, что 75% респондентов считает, что права граждан обеспечиваются не в равной степени для всех, то напрашивается вывод, что приоритеты респондентов продиктованы тем, что они не уверены в равной, справедливой защите и обеспеченности их основных прав.

На вопрос о самых важных обязательствах граждан, в первую очередь была названа обязанность соблюдать законы (65%), во вторую – защищать родину (59%), в третью – растить и воспитывать детей (50%), в четвертую (удивительным образом) – платить налоги (36%). Эти ответы соотносились очевидным образом с «лидерами», среди ответов респондентов по критериям хорошего гражданина самыми часто упоминаемыми были любовь к семье и забота о детях, ответственность перед законами и патриотизм. То есть, приоритеты везде – так называемые коллективные, традиционные, не личные.

Далее, в совокупности, считающие демократию «очень хорошей» и «достаточно хорошей» политической системой правления, составили 79%. В то же время, режим сильного лидера, неподотчетного никакому другому институту, считали «очень хорошей» и «достаточно хорошей» системой для правления чуть менее 70%. То есть, для около трети респондентов обе эти противоположные системы были вполне приемлемы. Наряду с этим результатом можно отметить и другой: три четверти респондентов были согласны на ограничения своих свобод в ситуациях чрезвычайного положения, но лишь менее четверти были согласны на ограничения свобод в других ситуациях – особенно права на собрания.

Также, очень мало респондентов посчитали, что власти могут прослушивать телефонные разговоры людей (лишь 4% «определенно согласны», 19% - «наверное, согласны»), но подавляющее большинство было согласно на видеонаблюдение за людьми в общественных местах (46% «определенно» и 37% - «наверное»). В подобных, по-видимому, противоречивых ответах, скорее кроется не противоречие, а то, что люди одновременно и не желают терять свои свободы, и желают большего порядка и предсказуемости в жизни и в обществе.

Все вышеприведенные примеры соотносятся и с отдельными другими данными из исследования - с тем, что религия является важнейшим фактором среди всех возрастных групп респондентов, что подавляющее большинство выражает нетерпимость к ряду категорий людей в качестве потенциальных соседей, что ЛГБТ должны быть запрещены и что смертная казнь должна быть возвращена для педофилов и умышленных убийц, и так далее. Добавим сюда и такое: на вопрос, что предпринял бы респондент, если не смог добиться справедливости в суде, почти 30% респондентов выбрали - «обратиться к президенту и попросить его решить вопрос», и почти четверть ответила, что если справедливость не установлена в суде, то смысла искать ее где-то еще нет.

Какая же картина гражданственности вырисовывается, если много таких разных данных из указанного исследования рассматривать в совокупности?

Граждане в Кыргызстане, худо-бедно, держатся за свободы, личные права и демократические институты – они им не чужды, и немалое количество респондентов в своих ответах выявили, что не готовы ими поступиться. Люди могут даже поступать не так, как нужно для демократии и свободного общества, но они знают эти условия и поддерживают их в своих ответах.

Однако при этом во множестве вопросов с особой ясностью проступают другие переживания респондентов – за безопасность и защищенность себя и своих семей, за порядок и предсказуемость в общественной жизни, за обеспечение справедливости и равных прав и возможностей. Людей тревожит неопределенность, они не питают доверия ни к властным институтам, ни к обществу вокруг себя. Религия, с учетом того, что 97% респондентов определили себя в той или иной степени верующими, возможно, выступает как убежище в свете всех этих тревог и вызовов. Семья и дети становятся главным объектом переживаний и забот, когда общество вокруг живет в такой неопределенности. И в гуще этой ситуации, наперекор даже многим своим взглядам и ценностям, выявленным в других вопросах, вполне объяснимо, что множество респондентов видят спасение в сильном лидере и сильной власти, в президенте, который способен восстановить справедливость.

Если эти выводы верны (они могут быть ошибочны, конечно), то встает ряд других вопросов. Каких детей могут воспитать родители, живущие под воздействием вышеназванных тревог? За какую политику и каких политиков будут голосовать граждане в контексте таких вызовов? Способны ли граждане с такими приоритетными заботами в каждодневной жизни создавать что-то новое для себя, своих детей, общества? Насколько могут граждане – каждый со своими уникальными обстоятельствами и мыслями – чувствовать себя причастными к общему благу, не говоря уже о своем соавторстве в этом общем благе?

А еще более остры и практически важны вопросы из ряда: что делать, что и каким образом должно меняться в нашем обществе, чтобы люди в приоритет поставили не базовые и сами собой разумеющиеся условия жизни в обществе, а стремились к большему - развитию самих себя и всей страны, чтобы они стали мыслить не с точки зрения уязвимого потребителя, а с точки зрения самостоятельного и сотрудничающего с другими созидателя, чтобы люди не связывали свое благополучие с наличием супермена-спасителя, а с солидарностью людей в свободном обществе?

Каждый, пекущийся о таких вещах человек может вынести для себя свои выводы из данного исследования, поставить свои острые вопросы, и начать искать на них ответы. Важно, чтобы такие исследования проводились, чтобы они правильно и критически воспринимались, и чтобы на их основе в обществе строились видения и подходы к развитию страны и сильных граждан.

Для справки: данный национальный опрос проводился во второй половине 2021 года, с выборкой в более 1000 респондентов с репрезентативностью к населению страны по гендерному составу, по виду места проживания (город/село), и по возрастному составу.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG