Ссылки для упрощенного доступа

20 Сентябрь 2019, Бишкекское время 22:02

Поэма «Кыз-Жибек» - долгий путь из Карлага


Фрагмент рукописи «Кыз-Жибек».

«Азаттык» и дискуссионная площадка «Эсимде: осмысляя свою историю» представляют публикацию Шавката Исмаилова о судьбе Кузебая Куранова, и его обещании другу в Карлаге. Мы продолжаем показывать закрытые страницы истории через судьбы отдельных людей.

Холодной зимой 1953 года вагон-клетушка прибыл в Карла́г (Карагандинский исправительно-трудовой лагерь) — один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей СССР в 19301959 годах. Располагался в Карагандинской области Казахстана, состоял в системе ГУЛАГ НКВД СССР. В числе заключённых, прибывших из Киргизии был Кузебай Куранов, бывший ответработник Жаныжолского райкома партии Киргизии, член партии с 1942 года, осужденный по 58 статье УК. Под лай сторожевых собак и окрики надзирателей заключённый заселился в лагерь «Долинка» близ шахты Шерубай-Нуринский. Начались лагерные будни: работа в шахте, переклички, карцеры, унижения.

****​

Уже который час Кузебай пытался отогреться, стараясь занять место у металлической печи-буржуйки, когда к нему подошёл казах в очках и подал кружку с кипятком.

Так началась их дружба - вместе на работу, вместе на перекличку, в столовую. Амантай-профессор – так звали общительного, пожилого на вид казаха, который на деле оказался ровесником.

Карлаг.
Карлаг.

Новый, 1955 год, два друга встречали в холодном бараке, под завывание вьюги. Амантай читал вслух стихи. Кузебай, под мелодичные казахские стихи, напоминавшие ему кыргызский эпос «Манас», закрыв глаза, переносился в свой родной айыл в горах Ала-Тоо, вспоминал родителей, семью и это придавало ему силы.

С весной пришло известие об освобождении Кузебая. Огорчало лишь то, что друг Амантай всю зиму тяжело и долго кашлял, пропускал смены в шахте, надзиратель и начальник отряда не скрывали недовольства – им нужна была норма выработки. Когда Кузебаю оставался один день до освобождения, Амантай позвал Кузебая выйти из барака и пройтись по зоне.

Сквозь колючую проволоку, глядя в степь, еле сдерживая слёзы, он поведал Кузебаю свою непростую историю. Вырос в ауле, учился, любил стихи, читал на вечерах, сам сочинял, преподавал, потом ложный навет, суровый приговор, Сибирь, пересылка в Карлаг.

Кузебай Куранов.
Кузебай Куранов.

Амантай ждал освобождения, но его статья не попала под амнистию. Он тяжело болен и не уверен, доживёт ли до освобождения…

Амантай достал из-под фуфайки блокнот с записями. «Это то, что я тебе читал ночами - поэма «Кыз Жибек», жемчужина казахского фольклора», - перелистывая страницы блокнота дрожащими пальцами, объяснил он. «Это писал я в Сибири в лагере».

В 50-х годах прошлого века, когда шла борьба против буржуазного национализма, поэма «Кыз Жибек» была признана антинародной, ее изъяли из школьных и вузовских учебников.

Амантай попросил Кузебая вынести из зоны и сохранить рукопись. Взял с него слово, что бы не случилось, донести до народа: «Елиме жеткиз». Передавая блокнот Кузебаю, Амантай не смог сдержать слёз.

Сегодня историки и литературоведы Казахстана полагают, что есть различные варианты поэмы «Кыз Жибек», которые не имеют существенного различия. Автором эпоса является казахский народ, – говорит академик НАН РК, доктор филологических наук, профессор Сейит Каскабасов. - В эпосе прекрасно описаны исторический путь становления казахского народа того времени, его мечты, чаяния и грезы. Эпос имеет огромное значение, в нем воспевается любовь – главная ценность человечества.

Кузебай ночью зашил блокнот в фуфайку. А назавтра была Свобода! Переступив порог «зоны», Кузебай шёл по степной дороге. Впереди была долгая дорога домой. Поездом до станции Чу, далее на попутках добрался до Фрунзе. Отметившись в комендатуре, вдыхая полной грудью пахнущий цветущей вишней воздух, Кузебай шёл на железнодорожную станцию «Пишпек», чтобы через Андижан добраться домой в Жалалабад, когда его окликнули: «Стоять! Документы!». Даже привыкшего к лагерным «шмонам» Кузебая прошибло холодным потом. Больше всего он боялся обыска, во время которого могут найти зашитый блокнот. Но патруль, посмотрев его справку об освобождении, сочувственно пожелал счастливого пути. После этого случая Кузебай старался обходить посты, не надеясь на удачу.

Добравшись домой, отдохнув и повидав родственников, Кузебай устроился на работу в колхоз. Из-за судимости к нему относились с недоверием, пришлось довольствоваться работой в поле.

Спрятав блокнот на чердаке, он иногда просыпался в холодном поту. Утром лез проверить - на месте ли рукописи. В 1971 году, прочтя в газете «Советская Киргизия» о выходе на экраны фильма «Кыз Жибек», специально поехал в областной центр Ош, в кинотеатр, чтобы посмотреть фильм.

После фильма случайные прохожие наблюдали странную картину: весёлые парочки молодых парней и девушек, обсуждая фильм и артистов, выходили из кинозала. Для них это было просто кино. А у кинотеатра стоял почтенный аксакал, сжимая калпак в руке, и... плакал. Это был Кузебай.

Кузебай вспоминал Амантая, его несломленный Карлагом дух, и принял решение ехать в Алма-Ату и отвезти рукописи.

«Человек предполагает, а бог располагает».

Возраст, болезнь, нахлынувшие воспоминания сделали своё дело. Вернувшись домой, Кузебай слег, проболел неделю, а потом дети отговорили ехать.

Когда в 1995 году Кузебай слёг с сердцем, он позвал домой брата Кадырбека, поведал ему о лагере, Амантае и передал рукопись с наказом исполнить обещание перед Амантаем. Осенью Кузебая не стало.

****

В моём рассказе имя Амантай условно. Как звали того узника Карлага казаха-профессора на самом деле, мы ещё не установили. Это исследование идет сейчас.

Как море выбрасывает на берег бутылку с запиской потерпевших крушение моряков, так и эта история получила неожиданное продолжение.

Потомки Кузебая, узнав о том, что кыргызская диаспора Общественное объединение «Кыргызстан-Астана» занимается поисковой деятельностью уже много лет, обратились с просьбой помочь довести до конца просьбу неизвестного казаха, передавшего Кузебаю рукопись в далёком 1953 году.

Сейчас рукопись - 101 страница - находится в Астане, мы ведём журналистский поиск, с целью установить имя автора. К поиску подключились архивисты, учёные-фольклористы, графологи, снят документальный фильм, который скоро выйдет на экраны.

Память во имя будущего

В 2006 году я со своей командой устанавливал памятный знак жертвам политических репрессий в посёлке Спасск Карагандинской области. Работая над ним, я постоянно мучился вопросом: «При таких масштабах Карлага, наверное, среди узников были и кыргызы, уроженцы Кыргызстана?».

Тогда я и начал собирать материалы, подтверждающие, что среди узников Карлага были кыргызы и уроженцы тогдашней Киргизской ССР.

Среди них оказались известные политические и общественные деятели Кыргызстана, такие как Ташим Байджиев, Зияш Бектенов, Тазабек Саманчин, Тукай Текиликов.

Трагедией наполнены страницы жизни и смерти многих узников Карлага. Так, кыргызский журналист и писатель, Рахманберды Касымов, услышав весть о смерти Сталина, воскликнул: «Теперь-то мы выйдем на свободу!». И переполненное радостью сердце не выдержало – разорвалось... и он упал замертво.

Весь последующий год я работал над оформлением разрешения, проектом, изготовлением и установкой Памятного знака.

Памятный знак жертвам политических репрессий. Поселок Спасск, Карагандинская область.
Памятный знак жертвам политических репрессий. Поселок Спасск, Карагандинская область.

В ходе изготовления Памятного Знака произошла интересная история. В поисках цельного куска чёрного гранита долго ходил по рынку камня в Китае и не нашёл ничего подходящего. Хлынул ливень, и пока мои коллеги пошли отсидеться в помещении, я продолжил поиски и в одном из дальних уголков склада увидел гранитный камень, изготовленный точно по моим размерам. Впоследствии, продавец-китаец, узнав, для чего предназначен камень, сделал громадную скидку

31 мая 2007 года в День Памяти жертв политических репрессий Казахстана памятный знак был открыт.

К нам в организацию начали поступать обращения и письма с просьбой помочь найти утерянные следы сосланных в Карлаг родственников и близких.

С большим интересом и вниманием к нашей работе отнёсся Чингиз Айтматов и его сестра Розетта Айтматова, отец которых в 1937 году был репрессирован и расстрелян. Его могила была обнаружена только спустя 54 года и тело перезахоронено близ села Чон-Таш, недалеко от Бишкека. Сейчас это – мемориальный комплекс «Ата-Бейит».

«В 2010 году, зная, что в посёлке Спасск в Мемориальном комплексе поставлен памятник жертвам политических репрессий - кыргызам, я привезла туда горсть кыргызской земли (с Ата-Бейита) и рассыпала её у памятника (найти могилу каждого невозможно). Рассыпать горсть земли на могиле наших отцов – безвинных жертв политических репрессий оказалось не так-то просто. С одной стороны, я была горда тем, что мне выпала честь выполнить эту миссию. Но, в то же время, рассыпая эту горсточку земли, я про себя обращалась к каждому из захороненных здесь наших соотечественников и просила бога, если существует «тот свет», то пусть они там почувствуют, что мы помним и думаем о них, мы знаем их истинные заслуги, мы ценим их и гордимся ими.

- Что делать?… Судьба? - это я говорю от безысходности, от того, что ничего нельзя изменить.

Но подрастающее поколение должно знать и помнить о них во имя будущего»

Из интервью Розетты Айтматовой при посещении Мемориального комплекса жертвам политических репрессий в поселке Спасск, Караганда. В День памяти жерт политических репрессий 31 мая 2010 года.

По запросам кыргызской диаспоры Комитет по правовой статистике и специальным учётам Генеральной прокуратуры Казахстана предоставил нам списки узников Карлага – уроженцев Кыргызстана. Списки переданы в Государственный исторический музей Кыргызской Республики, Университет им. И. Арабаева, в СМИ Кыргызстана.

В Бишкеке с нашим участием прошла передача «Кайдасын» (аналог казахстанской «Бармысың, бауырым?» и российской «Жди меня»). Для человека, потерявшего следы близких, очень важно увидеть памятник, прочесть поминальную молитву, облегчить душу, обращаясь к «аруақам».

С 2007 года нами были найдены 14 человек - родственников узников Карлага. 5 из них посетили Мемориальный комплекс в поселке Спасск Карагандинской области.

Возможно, для кого-то это покажется мало, но за каждой этой цифрой стоят человеческие судьбы.

Я вам поведал историю всего лишь о двух узниках Карлага, чьи судьбы переплелись в этом жизненном водовороте - суровом, порой жестоком, но не переломившем их жизненного духа.

Наш долг перед будущим - склонить головы перед их благородством и мужеством и помнить. Помнить во имя нашего общего будущего.

Дуйшонкул Шаматов, потомок Кузебая Куранова, вручает рукопись президенту РК Нурсултану Назарбаеву.
Дуйшонкул Шаматов, потомок Кузебая Куранова, вручает рукопись президенту РК Нурсултану Назарбаеву.

ЭПИЛОГ. Спустя 60 лет, исполняя волю казаха - узника Карлага - рукопись поэмы «Кыз Жибек» была передана на XXIIVII Сессии Ассамблеи народа Казахстана её председателю Нурсултану Назарбаеву.

От лица кыргызского народа эту миссию выполнил исследователь из Кыргызстана Дуйшонкул Шаматов, ассоциированный профессор Nazarbayev University

Шавкат ИСМАИЛОВ, член Совета Ассамблеи народа Казахстана, председатель ОО «Кыргызстан-Астана».

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG