Ссылки для упрощенного доступа

18 Август 2018, Бишкекское время 08:57

Как в Кыргызстане коррупционерам удается избежать наказания?


Дадут ли эффект меры, предложенные президентом Сооронбаем Жээнбековым? В частности, речь идет об исключении из законодательства нормы о закрытии уголовных дел за истечением срока давности и инициативы по открытию спецсчета? Куда будут направляться средства, возмещенные в результате борьбы с коррупцией?

Новая власть ведет «политическое преследование» своих бывших соратников или же мы являемся свидетелями политики, когда идет непримиримая борьба с коррупцией, несмотря на дружеские отношения?

Ответы на эти вопросы в очередном выпуске программы «Лицом к лицу» («Арай көз чарай») искали доктор юридических наук, профессор Бекбосун Борубашев и бывший генеральный прокурор Байтемир Ибраев.

«Азаттык»: Как вы думаете, насколько реально эффективным будет исключение из законодательства нормы об истечении срока давности уголовных преступлений? С этой инициативой выступил президент Сооронбай Жээнбеков на недавнем заседании по обсуждению судебной реформы...

Бекбосун Борубашев.
Бекбосун Борубашев.

Бекбосун Борубашев: Борьба с коррупцией – одна из актуальных проблем в Кыргызстане. Суммируя итоги прошедшего заседания Совета безопасности, а также недавнего мероприятия по судебной реформе, могу сказать, что инициатива об исключении из Уголовного кодекса 67 статьи («Давность привлечения к уголовной ответственности») и дача этой норме правовой оценки очень верная.

Сколько коррупционеров и взяточников, пользуясь «истечением срока давности», избежали наказания за последние 25 лет? Их действиям не была дана даже политическая или моральная оценка. И это предложение, если даже не решит всех проблем, но можно сказать, станет первым шагом на этом пути. Борьба с коррупцией требует комплекса различных мероприятий.

Байтемир Ибраев: Вообще в этой сфере год за годом накапливается много неразрешенных вопросов. Например, если преступник сбегает из страны, даже при наличии в государстве судебных и правоохранительных органов, а нанесенный им ущерб не был возмещен, то все равно есть срок давности привлечения к ответственности и начинается его отсчет. Но если он вернется по истечении этого срока, то судьи должны закрыть дело, так как этого требует закон. И президент обращает внимание на то, что «было бы хорошо хотя бы нанесенный ущерб возместить».

В законодательстве все строго прописано: для тяжких преступлений один срок давности, для менее тяжких – другой, чуть поменьше. И некоторые судьи, следователи сами «дают советы» подозреваемым, мол «появись, когда уже истечет срок давности», и дают им возможность исчезнуть. Это доказательство того, что в тех же самых судах и правоохранительных органах имеются коррупционные проявления, схемы. Например, если подозреваемый до истечения срока давности будет находиться за рубежом, в той же России, то наши органы должны будут закрыть против него дело, так как это требование закона.

«Азаттык»: А каким был раньше этот срок давности – пять или десять лет? Не возникнет ли угроза, что власти, вспомнив о деле, начнут применять это для борьбы с политическими оппонентами…

Байтемир Ибраев.
Байтемир Ибраев.

Бекбосун Борубашев: В зависимости от тяжести преступления сроки давности делятся – от трех до 15 лет. В Кыргызстане, конечно, все возможно. У власти в руках сосредоточено множество органов, возможностей и никто не может дать гарантии, что однажды она не воспользуется этим в своих интересах. Все зависит от воли властей, их совести. В последние шесть лет можно заметить, что власти боролись с коррупцией избирательно.

«Борьба с коррупцией» реализовывалась применительно к оппозиционным депутатам, политикам или же журналистам. К сожалению, в то же время были известные почти на весь мир личности, которые украли миллионы, а также различные молдо, которые выступали с призывами к народу в нарушение законов, но... все промолчали.

«Азаттык»: Скажите, пожалуйста, если эта статья все-таки будет исключена, то можно ли будет возобновить ранее приостановленные или сокращенные дела?

Байтемир Ибраев: Этот момент в законодательстве прописан четко. Если закон принят сегодня, то к тому, что случилось вчера, он отношения не имеет, и будет действовать лишь для последующих преступлений.

«Азаттык»: Президент дал поручение рассмотреть возможность открытия специального счета, куда будут поступать средства, возмещенные государству в результате борьбы с коррупцией? Как вы думаете, с какой целью это было задумано?

Бекбосун Борубашев: В Кыргызстане очень много нерешенных проблем – внешний долг, выплаты по которому растут из года в год, а также социальные вопросы. Сколько денег мы получаем извне, но большинство из них разворовываются и попадает в карманы чиновников. Думаю, эта инициатива объясняется желанием собрать в одном месте возмещенные средства, не смешивая их с общим бюджетом страны. Я думаю, что это хорошая идея. Потому что общественность должна знать, сколько денег поступило от бывших коррупционеров, каков процент. Граждане Кыргызстана должны знать тех, кто расхищает народное богатство. Поэтому я думаю, что открытость и справедливость нужна. Из этого мы все сможем извлечь уроки.

Полный вариант программы (на кыргызском языке) вы можете послушать здесь.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG